Список разделов » Сектора и Миры

Сектор Орион - Мир Беллатрикс - Сказочный мир

» Сообщения (страница 84, вернуться на первую страницу)

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

4 октября - Всемирный день защиты животных

Извозчик и лошадь

Русская народная сказка


Раз зимою ехали по Волге-реке извозчики. Одна лошадь заартачилась и бросилась с дороги в сторону; извозчик тотчас погнался за нею и только хотел ударить кнутом, как она попала в майну и пошла под лед со всем возом.

— Ну, моли бога, что ушла, — закричал мужик, — а то я бы нахлестал тебе бока-то!



Прикрепленное изображение (вес файла 30.4 Кб)
185885-original.jpg
Дата сообщения: 04.10.2018 18:40 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

5 октября - Всемирный день учителя

Лучшая учительница. История нелюбимого ученика

Автора не знаю. Взято отсюда: https://liwli.ru/world/luchshaya-uchitelnitsa-istoriya-nelyu...


В начале учебного года классная руководительница 6-го класса стояла перед своими бывшими пятиклассниками. Она окинула взглядом своих детей и сказала,что всех их одинаково любит и рада видеть. Это было большой ложью, так как за одной из передних парт, сжавшись в комочек, сидел один мальчик, которого учительница не любила.

Она познакомилась с ним, так как и со всеми своими учениками, в прошлом учебном году. Еще тогда она заметила, что он не играет с одноклассниками, одет в грязную одежду и пахнет так, будто никогда не мылся. Со временем отношение учительницы к этому ученику становилось все хуже и дошло до того, что ей хотелось исчеркать все его письменные работы красной ручкой и поставить единицу.

Как-то раз завуч школы попросил проанализировать характеристики на всех учеников с начала обучения их в школе, и учительница поставила дело нелюбимого ученика в самый конец. Когда она, наконец, дошла до него и нехотя начала изучать его характеристики, то была ошеломлена.

Учительница, которая вела мальчика в первом классе, писала: "Это блестящий ребенок, с лучезарной улыбкой. Делает домашние задания чисто и аккуратно. Одно удовольствие находиться рядом с ним".

Учительница второго класса писала о нем: "Это превосходный ученик, которого ценят его товарищи, но у него проблемы в семье: его мать больна неизлечимой болезнью, и его жизнь дома, должно быть, сплошная борьба со смертью".

Учительница третьего класса отметила: "Смерть матери очень сильно ударила по нему. Он старается изо всех сил, но его отец не проявляет к нему интереса и его жизнь дома скоро может повлиять на его обучение, если ничего не предпринять".

Учительница четвертого класса записала: "Мальчик необязательный, не проявляет интереса к учебе, почти не имеет друзей и часто засыпает прямо в классе".

После прочтения характеристик учительнице стало очень стыдно перед самой собой. Она почувствовала себя еще хуже, когда на Новый год все ученики принесли ей подарки, обернутые в блестящую подарочную бумагу с бантами. Подарок ее нелюбимого ученика был завернут в грубую коричневую бумагу. Некоторые дети стали смеяться, когда учительница вынула из этого свертка браслетик, в котором недоставало нескольких камней и флакончик духов, заполненный на четверть.

Но учительница подавила смех в классе, воскликнув: - О, какой красивый браслет! — и, открыв флакон, побрызгала немного духов на запястье. В этот день мальчик задержался после уроков, подошел к учительнице и сказал: - Сегодня вы пахнете, как пахла моя мама.

Когда он ушел, она долго плакала. С этого дня она отказалась преподавать только литературу и математику, и начала учить детей добру, принципам, сочувствию. Через какое-то время такого обучения нелюбимый ученик стал возвращаться к жизни. В конце учебного года он превратился в одного из самых лучших учеников.

Несмотря на то, что учительница повторяла, что любит всех учеников одинаково, по-настоящему она ценила и любила только его.

Через год, когда она работала уже с другими, она нашла под дверью учебного класса записку, где мальчик писал, что она самая лучшая из всех учителей, которые у него были за всю жизнь.

Прошло еще пять лет, прежде чем она получила еще одно письмо от своего бывшего ученика; он рассказывал, что закончил колледж и занял по оценкам третье место в классе, и что она продолжает быть лучшей учительницей в его жизни.

Прошло четыре года и учительница получила еще одно письмо, где ее ученик писал, что, несмотря на все трудности, скоро заканчивает университет с наилучшими оценками, и подтвердил, что она до сих пор является лучшей учительницей, которая была у него в жизни.

Спустя еще четыре года пришло еще одно письмо. В этот раз он писал, что после окончания университета решил повысить уровень своих знаний. Теперь перед его именем и фамилией стояло слово доктор. И в этом письме он писал, что она лучшая из всех учителей, которые были у него в жизни.

Время шло. В одном из своих писем он рассказывал, что познакомился с одной девушкой и женится на ней, что его отец умер два года тому назад и спросил, не откажется ли она на его свадьбе занять место, на котором обычно сидит мама жениха. Конечно же, учительница согласилась.

В день свадьбы своего ученика она надела тот самый браслет с недостающими камнями и купила те же духи, которые напоминали некогда несчастному мальчику о его маме. Они встретились, обнялись, и он почувствовал родной запах.

- Спасибо за веру в меня, спасибо, что дали мне почувствовать мою нужность и значимость и научили верить в свои силы, что научили отличать хорошее от плохого.

Учительница со слезами на глазах ответила:

- Ошибаешься, это ты меня научил всему. Я не знала, как учить, пока не познакомилась с тобой...


Дата сообщения: 05.10.2018 19:46 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

5 октября, также, - Международный день врача

Чернышев Сергей Валентинович

Сказка о мудром лекаре


Как-то раз к деревенскому лекарю, который по большей части был занят пиявками, массажем, горчичниками да тровяными отварами,  заглянул на задушевную беседу сосед. И поведал он лекарю, что есть у него желание жениться в седьмой раз. И невесту подыскал уже. Красивая, здоровая, домовитая. Да вот одно беспокоит - разница в возрасте великовата. Что делать? А вдруг изменять начнёт? 

Лекарь как-то даже опешил от таких вопросов. Обнадёжишь соседа - а вдруг изменит молодая. Позора потом от всей деревни  не оберёшься - тоже мне лекарь. А разочаровывать тоже не хочется - что же ему век одиноким доживать. 

Тогда и ответил лекарь: "Я думаю, что она не будет тебе изменять, хотя и не исключаю такой возможности". 

Ушёл сосед озадаченный и удивлённый. 

И пошли к лекарю люди, и рассказывали ему свои истории и спрашивали и спрашивали, что он думает по поводу будущности. 

А лекарь их слушал и слушал. И только в конце произносил задумчиво: "Я думаю, что всё так и будет, хотя не исключаю обратного..." 

И люди говорили - вот она, истинная мудрость...



Прикрепленное изображение (вес файла 754.2 Кб)
185893-original.jpg
Дата сообщения: 05.10.2018 20:03 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

И наконец, 5 октября - Всемирный день архитектора

Замок Пери (Из книги Анны Александровой «Зелёная пиала»)


...Так вот — было это или не было, — но у одного из шахов древнего Хорасана погибла вся семья. Она погибла во время страшного землетрясения. Семьдесят дней и семьдесят ночей земля качалась подобно спине бегущего верблюда, — падали шалаши бедняков, рушились дома богачей, осыпались крепостные стены и башни, ломались, как спички, тонкие минареты мечетей, а величественная кровля дворца раскололась надвое и похоронила под своими обломками тысячи слуг и всю семью великого шаха. Одна только младшая дочь чудом спаслась от гибели. Прекрасная, как волшебница-пери, — она была любимицей шаха, но с этого дня владыка славного Хорасана полюбил её ещё больше. Он ни на час не расставался с нею и очень боялся, что новое бедствие отнимет у него юную Пери. Охваченный тревогой, великий шах не смыкал глаз ни днём, ни ночью и, наконец, решил построить для царевны и её сорока подруг новый дворец в стороне от городов и аулов. Он призвал к себе лучших зодчих страны и сказал им:

— Постройте прекрасный замок, достойный красавицы Пери, но постройте его так прочно, чтобы ни один камень не сдвинулся с места, сколько бы под ним земля ни плясала. Тому, кто построит такой замок, я отдам полцарства.

Но искусство зодчих было бессильно бороться с природой. Опустив головы, мастера молчали, и только один из них, почтенный ага Мухаммед, смело вышел вперёд и ответил:

— Не ради обещанной награды я возьмусь за эту постройку, великий шах! Я хочу научиться строить красиво и прочно, — так прочно, чтобы люди и дети их могли спать спокойно в своих жилищах. Но я возьмусь строить при одном только условии, что ты, великий шах, не будешь отказывать мне ни в рабочих, ни в материалах и дашь мне их столько, сколько будет нужно. Иначе мне не построить дворца. Если же ты выполнишь мои условия, я построю такой прочный замок, что люди по справедливости назовут его Пери-Кала — не замок, а крепость прекрасной Пери.

Так он сказал, и шах согласился.

Прошёл год, и мудрый зодчий начертил план дворца, достойного стать жилищем царевны.

Наступил второй, и он созвал пять тысяч мастеров-землекопов. Вдали от городов и аулов, вдали от проезжих дорог он приказал им вырыть огромный котлован и заполнить его на один локоть гончарной глиной, и на этой мягкой подушке приказал пяти тысячам каменщиков класть фундамент из обожжённого кирпича. Никто и нигде не видывал ещё такой кладки. Сперва зодчий приказал положить на глину один только кирпич, на него положили два, на два — четыре, на четыре — восемь, на восемь — шестнадцать… Так фундамент все расширялся и расширялся вверх, подобно пирамиде, опрокинутой вершиною вниз — в котлован, наполненный упругой глиной. Искусный зодчий знал, что при подземных толчках такой фундамент не разрушится: стоя на одной точке, он будет только покачиваться, как волчок на своём острие, и вместе с фундаментом, плавно и медленно, будет покачиваться весь огромный дворец, но ни один его камень не сдвинется с места.

Годы шли за годами, и многие тысячи кирпичей один за другим ложились в кладку. Громкая весть о хитроумном строителе облетела все соседние страны, и зодчие со всех концов земли стали съезжаться на стройку Пери-Кала, чтобы познакомиться с необычайным искусством туркменского мастера. Они вели записи и снимали планы; они спорили между собой и на все лады восхваляли премудрого Мухаммеда. Но старый зодчий уже с трудом бродил по стройке, опираясь на самшитовую палку, потому что чрезмерное напряжение ума и воли подорвало его силы, а тяжёлый труд иссушил сердце. Дни его были сочтены. Тогда Мухаммед-ага призвал к себе своего сына Мурата и сказал ему тихим голосом:

— Я умираю слишком рано, потому что стены Пери-Кала ещё не поднялись над песками, но все мои знания и все мои планы я оставляю тебе, о сын мой. Ты уже мужественен и зрел годами, — постарайся же трудом и знанием преумножить наследство, которое я тебе оставляю.

Вскоре Мухаммед-ага умер, и за дело взялся его сын Мурат-зодчий.

Мурат-зодчий приказал пяти тысячам рабов отправиться на берег большой реки, нарубить там как можно больше камыша и привезти его к краю песков, где строился замок Пери.

Не только днём, при свете солнца, но и ночью, при свете факелов — на верблюдах и на волах, на ишаках и на собственных спинах — возили рабы камыш и складывали его в кучи во дворе замка. Когда эта работа была закончена, Мурат-зодчий приказал им обрезáть стебли по ширине стен и укладывать их на верхний ряд кладки фундамента, уже выведенного на поверхность земли. Когда же и эта работа пришла к концу, Мурат-зодчий призвал каменщиков и велел им покрыть камыш раствором из смеси ганча с песком, и только поверх этого слоя разрешил укладывать ряды кирпичей. Началась кладка стен.

Все работы искусный зодчий вёл в глубокой тайне, но у старого шаха везде были свои люди, и глаз его проникал повсюду. Узнав о том, что зодчий строит стены из камыша, он разгневался и призвал к себе Мурата. Он сказал:

— Я приказал тебе возвести дворец, способный простоять века, а ты вместо камней кладёшь в стены жалкий камыш, который сгниёт, прежде чем в твоей бороде появится седой волос!

Ты не прав, о великий шах! — спокойно возразил зодчий: — Пройдут годы, но камыш не сгниёт никогда. Он осядет, сожмётся под тяжестью стен, но его стебли останутся целы, потому что «камышовый пояс» я уложил на два локтя выше земли: горячий ветер степей будет обдувать и сушить его, но никогда не коснётся его дождевая влага. Но в тот грозный час, когда задрожит земля и удары из самых её глубин захотят вытолкнуть фундамент из-под здания, мой «камышовый пояс» ослабит силу ударов, и стены, только слегка качнувшись на упругой камышовой подушке, останутся целы.

Шах отпустил Мурата, и зодчий с новым усердием принялся за работу. Он оставил свой дом и семью, дни и ночи он проводил на стройке, потеряв счёт месяцам и годам.

Однажды, окружённый старшинами цехов каменщиков и плотников, Мурат-ага проверял сделанную за день работу, и вдруг к нему подошёл красивый мальчик в шитой золотом тюбетейке. Мальчик почтительно поклонился зодчему.

— Кто ты? — спросил его зодчий.

— Я ваш сын, Алты, — отвечал мальчик: — Вчера мне исполнилось двенадцать лет, и мать приказала мне, как старшему из ваших детей, отправиться к вам в учение.

Мурат-ага рассмеялся. Он не заметил, как в трудах пролетели двенадцать лет, и очень обрадовался, что у него такой стройный и такой учтивый сын. Он расцеловал мальчика и оставил его при себе. И вскоре же все строители полюбили Алты-джана, потому что он был и вежлив, и сметлив, и постоянно весел.

Прошло десять лет, и Алты многому научился у своего отца. Как опытный зодчий, разбирался он в чертежах и планах, как учёный, познал математику; он изучил трактат великого Мухаммеда-ибн-Муса под названием «Ал-джебр», от которого на века пошло название науки — «алгебра». Юноша безошибочно выбирал для постройки нужные материалы; он умел многое предвидеть и предусмотреть и, как испытанный мастер, направлял труд десятков тысяч рабов и рабочих, возводивших гигантский зáмок.

С отцовской гордостью любовался Мурат-ага, как вместе со стенами дворца рос и мужал его юный сын. Он не мог нахвалиться юношей и поручал ему наблюдение за самыми ответственными работами. Годы шли, и ничто не омрачало его счастья.

Но беда пришла, когда её вовсе не ждали. Она пришла в весёлый солнечный день. Как всегда, в этот день дымили десятки печей, обжигая глину, сотни ишаков и верблюдов тянулись вереницею к стройке, подвозя лес, кирпич и мешки с водой; тысячи плотников строгали и пилили дерево; каменщики, взобравшись на крутые стены, ряд за рядом укладывали кирпичи и распевали протяжные песни; и стены Пери-Кала поднимались всё выше и выше.

День не был жарким, и работа спорилась весело. И вдруг снизу, из-под земли, раздался протяжный гул, похожий на раскаты отдалённого грома. Ишаки заревели, закричали верблюды, а кони, сломав коновязи, помчались в пески. Земля качнулась, и люди попáдали. Осыпаемые градом кирпичей, они взывали к аллаху, думая, что пришёл их последний час. А земля гудела и содрогалась, и страшные подземные удары, словно торопясь, следовали один за другим. Но могучий фундамент дворца выдержал все двадцать ударов подземных сил, и стены дворца остались целы, потому что упругий «камышовый пояс» ослабил силу подземных толчков. Только верхняя кладка восточной башни не выдержала, могучий карниз её рухнул и под своими обломками похоронил зодчего Мурата.

Предела не было горю Алты. Он горько плакал, а вокруг раздавались громкие похвалы великому искусству его отца и деда, сумевших заложить здание, не имеющее себе равных по прочности.

Сам великий шах прислал молодому зодчему в подарок почётный халат и милостивый приказ: он назначал юношу главным строителем замка Пери и главным зодчим великих шахов.

Но юного зодчего не радовало ничто. У него было не одно горе, у него было два горя. Во-первых, он потерял отца, а во-вторых, увидел, что вяжущий раствор в кладке восточной башни, раствор, составленный им самим, оказался недостаточно прочным и не мог удержать кирпичи во время землетрясения. Но зодчий не отступил; он принялся составлять новые и новые смеси из алебастра и извести, чтобы добиться такого прочного раствора, который связал бы стены дворца на века.

Напрасно звала его к себе мать, чтобы разделить с сыном горе утраты; напрасно ждала его красавица невеста, — Алты-зодчий оставался на стройке и продолжал свои опыты. Наконец, похудевший и обросший не по годам бородою, он предстал перед шахом и потребовал, чтобы на строительство замка привезли молоко от трёх тысяч дойных верблюдиц.

Молодой шах, сменивший на троне отца, внук старого шаха, положившего начало стройке, засмеялся в ответ и сказал зодчему:

— Уж не потерял ли ты разум, о Алты! Или ты собираешься купать стены дворца в молоке?

Но тут в беседу вступила царевна, которая была когда-то прекрасна, как волшебница Пери, а теперь почернела и сморщилась, как корка дыни на солнцепёке. Её длинные чёрные косы поредели и позеленели от старости, голос же стал похож на шелест сухих листьев. Все сорок подруг царевны уже давно спали вечным сном на дворцовом кладбище, но «красавица Пери» была ещё жива. Она сказала юному шаху:

— Мой отец обещал подарить мне самый прекрасный в мире дворец, и я должна получить его во что бы то ни стало. Исполни же обещание деда: всё, что ни спросит зодчий Пери-Кала, ты должен давать ему безотказно.

Так сказала седая Пери, и тысячи дойных верблюдиц потянулись на стройку. Теперь Алты-зодчий стал замешивать ганч для связывающего раствора на молоке верблюдиц. Но даже старые опытные рабочие, с детства знавшие Алты, и те не хотели пользоваться таким раствором. Им казалось невероятным, чтобы верблюжье молоко или сюзме — верблюжья сметана — могли увеличить прочность кладки. Но и это не смутило юного зодчего. Надев передник, он сам принялся за работу. Он сам завершил кладку разрушенной башни, и зодчие со всех концов царства приехали, чтобы проверить его работу. Они тщательно осмотрели стену, они созвали всех рабочих и приказали им разрушить новую кладку, но, сколько ни старались люди, стена стояла, как камень. Нет, она была даже прочнее камня, и зодчие развели руками в немом восторге: такая кладка могла выстоять тысячелетия!

Год за годом, месяц за месяцем рос гигантский замок, а возле одной из его башен примостился маленький светлый домик, где жил Алты-зодчий со своей женой и маленькой дочерью. Алты не хотел, подобно отцу, жить в постоянной разлуке с семьёй и всюду носил на руках свою маленькую черноглазую дочку. Когда же девочка подросла, она сама стала бегать по стройке, бесстрашно карабкаясь по стенам, как настоящий строитель.

День за днём проходили годы, за месяцем месяц — десятилетия, а конца работы всё ещё не было видно. И вот однажды на строительстве замка раздались звуки труб-карнаев, — и под громкие крики во двор въехал блестящий поезд самого шаха, окружённого визирями и нукерами. Алты-ага вышел навстречу старому шаху, потому что за эти годы юный Алты уже превратился в почтенного аксакала, а юный шах поседел и ходил, опираясь на посох. Старый шах вместе с великим зодчим осмотрел каждую стену и каждый кирпич замка, а потом сказал:

— Прежде чем я умру и прежде чем умрёшь ты, дворец должен быть закончен. Но мы оба стары, и я могу дать тебе только пять лет на завершение всех работ.

— Но это же невозможно! — воскликнул в отчаянии Алты-зодчий.

Шах только усмехнулся в ответ:

— Дважды я не повторяю моих приказаний!

Он уехал, и зодчий стал вести работы не только днём, при свете солнца, но и ночами, при свете огромных костров.

Толпы рабов со всех концов земли стекались к Пери-Кала, тысячи иноземных мастеров прибывали и прибывали на стройку. Шумным лагерем они стали вокруг замка, а Алты-ага, словно полководец, командовал этим огромным многоязыким войском. Но старому шаху и этого было мало: каждую неделю он слал гонцов и торопил скорее закончить стройку.

Но что мог сделать Алты! Рабочие выбивались из сил; они умирали тысячами от непосильного труда, многие убегали в пески от страшной стройки. Сам зодчий стал похож на белую высохшую мумию и почти ослеп от непрерывного напряжения сил. Но шах не знал жалости. Снова и снова он торопил строителей и грозил ослушникам жестокими карами.

И вот однажды безлунной ночью, проверяя перекрытия потолков в главном зале дворца, полуслепой зодчий сорвался с кровли и разбился насмерть.

Немедленно кто-то должен был заменить его, иначе всё дело могло погибнуть; но даже прославленные строители, взглянув на планы, созданные столетие назад ага Мухаммедом, не решились взяться за завершение такого сложного дела. Шах рассердился. Он грозил строителям, он сулил им неслыханные награды и почести, но зодчие тайком покидали страну, опасаясь, что их принудят силой достраивать замок когда-то прекрасной Пери.

И вот, когда шах уже совсем потерял надежду найти преемника Алты-зодчему, во дворец явился безбородый юноша, столь красивый, что даже двенадцатидневный месяц при виде его гибкого стана и то закусил бы палец и скрылся за облаками.

Юноша сказал:

— Доложите великому шаху, что пришёл сын Алты-зодчего.

Шах очень обрадовался и велел немедленно привести к себе юношу; однако, увидев его лицо — безбородое и свежее, как румяное яблочко, — владыка с досадой махнул рукой.

— Эй, мальчик! Уж не собираешься ли ты просить места своего отца? — с усмешкой спросил он юношу.

— Да, о мой шах! — покраснев ответил гость. — Я пришёл сказать тебе, что берусь закончить дело, начатое моим прадедом и продолженное отцом и дедом. Знай, что мне дорога их память, и я не опозорю их могилы.

Шах глубоко задумался. Но о чём думать, если выбора нет?

«Пусть будет что будет» — решился он и назначил мальчика начальником над многими тысячами людей, строивших великолепный дворец — крепость Пери-Кала. И вскоре же шах убедился, что работа пошла ещё быстрее, чем при покойном Алты-зодчем. Вокруг юноши, словно барсы, встали старые мастера, поседевшие на строительстве замка. Они помогали ему своим опытом и советом и никому не позволяли нарушать разумных приказаний молодого Берды, как звали нового зодчего. И вот Берды-зодчий решил превзойти в смелости замысла и отца, и деда, и даже прадеда: он решил перекрыть главный зал дворца великолепным куполом, круглым, как чаша, и глубоким, как небо.

Но и у нового шаха везде были свои люди, и глаз его проникал повсюду. Когда во дворце узнали о дерзком плане юного зодчего, гнев царедворцев вспыхнул ярче пламени.

Они закричали:

— Три поколения, не щадя сил, возводили этот дворец, а глупый дерзкий мальчишка хочет покрыть его крышей, подобной шатру, вздутому ветром!

Шах услышал их крики и приказал визирям схватить Берды-зодчего, заковать в цепи и бросить в тюрьму. Начальник стражи созвал нукеров и поскакал с ними в Пери-Кала. Он скакал быстро, но прискакал слишком поздно: гигантский купол уже высился над лесами и тысячи тысяч мастеров трудились над его завершением. Начальник стражи велел привести к себе дерзкого юношу, но увидел, что все мастера, и рабочие, и даже рабы скорее умрут, чем выдадут своего любимца. Начальник стражи был человеком неглупым; он решил выждать время; он отослал назад нукеров и, как гость, с поклоном вошёл в палатку зодчего. Он сказал:

— О юноша, прекрасный как солнце, неужели не жаль тебе потерять свою честь и красивую голову? Как мог ты решиться на такое смелое дело?

Берды ответил:

— Успокойся и выслушай меня, о посланник самого шаха. То, что я сделал, сделано правильно и достигнуто путем долгих расчётов, — даже при сильном землетрясении этот купол не рухнет; и, сколько бы ни плясала земля, он будет возвышаться над замком Пери века.

Хитрый посланец шаха поблагодарил зодчего и остался в Пери-Кала до утра, желая втайне выведать всё о постройке купола, чтобы убедиться в его прочности. А ночью снова задрожала земля. На этот раз не с неба на землю, а из земли в небо вырвался столб огня и, подобно молнии, осветил грозную ночь. На этот раз удары, один другого страшнее, не переставая колебали землю, и люди в безумном страхе побежали в пески, дальше от страшной громады замка, и все как один покинули Пери-Кала.

Только юный Берды не покинул стройки. При первом же подземном толчке он схватил смоляной факел и по крутой лестнице бросился наверх — туда, где среди мрака ночи возвышался круглый, как чаша, и глубокий, как небо, могучий купол. Земля дрожала, качался дворец, плясала лестница под ногами, но зодчий взбирался всё выше и выше. Он был уже высоко, он осветил факелом бездонную чашу и задрожал от радости: всё было цело — ни одной трещины, ни царапины!

— Люди, смотрите! — кричал юноша, как безумный, держась одной рукой за выступ карниза, а в другой высоко вздымая дымящий факел.

Но в замке не было ни души. Тогда Берды решил осмотреть купол снаружи. Он пополз по гладкой кровле купола, он карабкался всё выше, но в это время страшный подземный толчок качнул Пери-Кала с такой силой, что юноша, потеряв равновесие, покатился вниз и, только чудом успев ухватиться за край карниза, повис на нём между землёй и небом. Нарядный белый тельпек слетел с его головы, и чёрные пышные косы рассыпались по плечам…

К рассвету земля устала плясать, и люди вернулись в замок. Какова же была их радость, каков восторг, когда они увидали, что стены дворца стоят, как стояли, и лёгкий купол по-прежнему венчает здание. Начальник стражи, посланец шаха, вскочил на коня и помчался в город, чтобы первым принести великому шаху и повелителю всей земли добрую весть и первым же получить от него награду, а строители замка бросились разыскивать юного зодчего. Но юноши нигде не было, только белый тельпек лежал среди груды кирпичей.

Печальные, бродили строители по постройке, и сердца их сжимались при мысли, что юный зодчий погиб. И вдруг один из старых мастеров услыхал где-то наверху тихий плач. Поспешно он вскарабкался вверх по крутой лесенке и увидел Берды, сидящего на краю карниза. Великий зодчий сидел и плакал, как простая девчонка из аула.

— О зодчий, искуснейший из искусных, — воскликнул старик: — Стоит ли плакать, если труд твой устоял против грозной природы и все видят, что он устоит века!

Но Берды только махнул рукой и заплакал ещё громче.

— Всё пропало! — сказал он, всхлипывая: — Когда тельпек упал с моей головы, наверно, все люди видели, как ветер развевал…

— Твою чёрную, твою прекрасную бороду! — почтительно закончил старый мастер и с поклоном протянул дочери Алты-зодчего её белый нарядный тельпек.

Вот и вся сказка.



Прикрепленное изображение (вес файла 259.6 Кб)
185894-original.jpg
Дата сообщения: 05.10.2018 20:07 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

10 октября - Всемирный день психического здоровья

Умная жена

Якутская народная сказка


Много лет тому назад жил, говорят, один старик с сыном. Жена старика умерла давно. Парень был полоумным, тем не менее он, оказывается, был смелым, сильным человеком.

Однажды старик, оставив сына дома, отправился вниз по реке, возле которой он жил. Шел он и пришел к людям. Ураса их стройно возвышалась на верхушке холма. Старик спустился с того животного, на котором ехал, и вошел в урасу. Здесь сидел, оказывается, один старик с дочерью. Зашел он в урасу, снял рукавицы и шапку.

— Домашние, здравствуйте!

— Здравствуй, проезжий человек! Нет ли у тебя каких-нибудь новостей?

— Ничего особенного нет, — ответил он и сел на почетное место, против двери. Сидит он, смотрит краем глаза на девушку, сидящую в левом переднем углу. Думает: «Как она хороша, похожа на сияющее солнце после дождя. Но не глупа ли она, как и мой сын?» У него появляется желание проверить свою мысль.

В это время девушка встает и начинает готовить еду. Нарезала мяса и сварила. Выложила на тарелку, принесла и поставила перед стариком. Старик говорит:

— Ты, девушка, сколько поварешек в мою тарелку положила?

— Не знаю, сколько поварешек положила. Если бы ты сказал, сколько шагов заставил ступить своего оленя в пути от дома до дома, то я бы ответила тогда.

Старик подумал: «Девушка, оказывается, умна».

Назавтра старик приводит глупого сына Эрбэхтэй Бэргэна и говорит: «Если бы мы, старики, поженили своих детей, каково бы это было?» Старики хозяева, отец и мать девушки, подумав, согласились, а сами переехали к дальним родственникам.

Старик, Эрбзхтэй и умная девушка жили вместе долго, говорят.

Однажды старик отец и Эрбэхтэй Бэргэн уходят на охоту. Только умная девушка, жена парня, остается дома.

Старик, идя вниз по течению реки, встречается с людьми другого рода, с которыми враждовал с самого рождения. Схватив его, они привязывают его к дереву и разжигают под таганом огонь. Решили задушить его дымом.

Старик просит: «Выслушайте мое последнее слово».

Люди соглашаются.

Старик начинает:

— У меня дома остался мой единственный сын. Передайте моему сыну такие слова: «Я лишился сил, превратившись в шишку, катаюсь, с молодыми листьями борюсь». И еще скажите: «Пусть сын, услышав мои слова; срубит верхушки двух берез, растущих на самом севере. Затем пусть посмотрит прямо на запад, там будет с бесчисленным множеством деревьев сосновый бор. Пусть срежет верхушки всех этих деревьев и принесет их мне. Если мой сын не знает, как срезать их, то поможет белый камень, который лежит у меня под постелью. Если он не сможет понять мое слово, то поможет острый ножик, лежащий под его подушкой, передайте, что я так сказал».

Богатыри советуются. Их вожак говорит:

— Ну, эти слова доведите до парня быстрее! — и посылает двух богатырей. Когда два богатыря пришли в дом, то парня не было, сидит только его жена.

Богатыри спрашивают:

— Где сын старика?

— Э-э, его сейчас нет, подождите чуточку, он придет! — отвечает она.

Богатыри соглашаются. Скоро парень приходит.

— Парень, отец твой с нами послал тебе весть, слушай! — И передают парню все поручение старика.

Тогда жена парня тихо ему говорит:

— «Острый нож под твоей подушкой», или твой ум, — это буду я. Парень, слушай внимательно! «Я лишился сил, превратившись в шишку, катаюсь, с молодыми листьями борюсь» — это значит, что твоего отца привязали к дереву. «Мой сын, услышав мои слова, пусть срубит верхушки двух берез, стоящих на самом севере» — это значит, ты должен срубить головы этим двум богатырям. «Затем пусть посмотрит прямо на запад, там будет стоять бесчисленное множество деревьев соснового бора, пусть им всем срубит верхушки и принесет мне» — это значит, что ты должен убить всех воинов этих богатырей. «Если мой сын не будет знать, как срезать их, то под моей постелью лежит белый камень, он поможет» — это отцовский острый меч. «Если мой сын не поймет смысла моих слов, то поможет острый ножик, лежащий под его подушкой», — это буду я, твоя умная жена.

Парень соглашается:

— Хорошо, я все понял!

Из-под постели отца он выхватывает острый меч и срубает головы двум богатырям. Затем он идет и убивает всех воинов, отца развязывает и снимает с дерева. Спасает его перед самой смертью.

Вот так старик спасся от смерти с помощью умной невестки, говорят.



Прикрепленное изображение (вес файла 44.2 Кб)
185896-original.jpg
Дата сообщения: 10.10.2018 18:24 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

14 октября - Покров

Эдуард Юрьевич Шим


СНЕГ И КИСЛИЧКА


I


Осенью рано ударили морозцы, застудили землю, запечатали крепким

зелёным ледком озёра и реки. А снегу всё не было, не было, - и его

ждали повсюду с нетерпением, и вспоминали о нём каждый день.

- Ах, до чего же скучно без снега! - говорили люди. - С погодой

творится что-то невероятное!

На голых лугах плакали под ветром Травы:

- Стынем, сты-нем!..

Высокие Деревья сердито скрипели в лесу:

- Босые ноги мёрз-знут! З-зябко!

Недовольно бормотали Тетерева:

- Спать негде, спать негде!

И, кряхтя, бродил-шатался по лесу злющий Медведь, которому не

хотелось ложиться в берлогу, не укрытую снегом.


II


Наконец выпал на землю Снег - такой чистый, такой белый, что

кругом посветлело и сделалось как будто просторнее.

Заблестели-заискрились ровные луга, в лесу сразу стало нарядно -

каждое дерево и каждый куст украсились кружевными хлопьями. Даже

старые пни помолодели, надев на головы снежные шапки.

Люди развеселились, - они щурились от яркого света, улыбались, а

мальчишки играли в снежки и катались на лыжах. И если кто-нибудь из

них летел кувырком с горы и снег забивался в рукава, попадал за

воротник, - обиды никакой не было, а наоборот: все хохотали и

радовались.

На полях перестали зябнуть озимые хлеба, - теперь им было тепло

под снежным покровом.

- Спасибо тебе, Снег! - говорили Одуванчики, росшие на лугах,

Манжетки с лесных полян, бродяги Подорожники, Земляника, Маргаритки.

У них у всех зелёные листья отогрелись под снегом и уже больше не

дрожали от ветра и холода.

Вечером с высоких берёз Тетерева начали нырять в снег. Они

пробегали несколько шагов, делали коридорчик, потом поворачивались,

обминали вокруг себя местечко - и выходила уютная подснежная спаленка.

Сверху её нельзя было заметить, а внутри было славно, тепло, и

Тетерева бормотали сонно:

- Хорошо-то как... Хорошо-то как!

Над медвежьей берлогой тоже наросла белая крыша. Медведь продышал

в ней круглую дырку, чтоб вольготнее спалось, и над берлогой теперь

курился тоненький парок, - словно дым от топящейся печки.

- Экая благодать!.. - причмокивал Медведь, засыпая.


III


Все были рады Снегу, все благодарили его, а он молчал. И не

потому, что он не умел говорить, и не потому, что сказать было нечего,

- совсем по другой причине.

Снег родился высоко-высоко над землёй в сверкающей пустоте, где

свищут одни лишь ветры-невидимки да плывут растрёпанные седые тучи. Он

долго летел к земле, и ветры кружили его и несли неизвестно куда над

полями и лесами.

- Отпустите меня на землю! - попросил Снег. - Там, наверно, меня

ждут...

- Молчи-и-и!.. - засвистели Ветры. - Запомни: тебе нельзя

разговаривать! На земле ты должен лежать и молчать как мёртвый!

- Но зачем же мне молчать как мёртвому?

- Затем, чтобы дольше прожить! - ответили Ветры. - В словах,

которые раздаются там, на земле, заключены страшные болезни. Слова

могут заразить тебя жалостью и добротой, нежностью и любовью...

Опасайся этого, как огня! Кто много чувствует, тот быстро гибнет. А

чтоб прожить долго, надо ничего не чувствовать, ни о чём не думать,

ничего не говорить, ничего не слушать и совсем не двигаться, словно ты

мёртвый!

- А если я всё-таки заговорю? - спросил Снег.

- Ты погибнешь! - сказали Ветры. - Стоит тебе заговорить в первый

раз - и от тебя не останется и половины. Стоит заговорить второй раз

- от тебя не останется и восьмушки. А когда заговоришь в третий раз -

от тебя ничего не останется!

И Снег запомнил предостережение Ветров. Иногда ему хотелось

ответить кому-нибудь, поболтать от скуки, но он вовремя спохватывался

и продолжал молчать.


IV


За долгую зиму Снег привык к травам и деревьям, к зверям и птицам

и, хоть не разговаривал с ними, всё равно узнал про них мною

интересного. В полудрёме Травы вспоминали минувшее лето, и Снег

услышал о том, как Манжетка собирает на своих листьях росу, а потом

даёт напиться птицам; о том, как Подорожник лечит людей; о том, как

Одуванчики закрывают перед дождём золотые корзинки, а Земляника ходит

на своих длинных усах.

Немало историй услышал Снег от лесных птиц - и про весёлого

Клеста, который строит гнездо в лютые морозы и выводит птенцов зимой,

и про водяного воробья Оляпку, который купается в прорубях, и про

крошечного Королька, который не боится никого в лесу и звенит целый

день, как бубенчик.

Лунными ночами Снег слышал волчий вой и видел, как беззвучно

убегают через кусты дикие козы. Снег узнал, что зайцы спят с открытыми

глазами, а лоси очень любят рябиновые ветки и умеют сгибать рябину до

земли, надвигаясь на стволик своей широкой грудью... И чем больше

знакомился Снег с лесными жителями, тем сильнее хотелось ему

подружиться с ними.


V


Трудно жилось зимою зверям и птицам, - многие голодали, мёрзли; в

феврале даже деревья не выдерживали - трещали от морозов. И Снег

старался получше укутать древесные корни, поплотнее укрыть луга и

поля, спрятать под своей шубой птиц и зверей.

И когда Снег теперь думал про них, он чувствовал, что теплеет и

делается мягче.

Однажды вечером пролетел над лесом студёный северный Ветер,

дотронулся до снега невидимой рукой и закричал:

- Берегись! Ты начинаешь оттаивать!..

И ветер угнал с неба растрёпанные тучи; выкатилась луна с ушами,

и ночью подморозило так, что Снег покрылся твёрдой ледяной корочкой.

Утром Снег почувствовал, как что-то живое бьётся у него под шубой.

"Это же Тетерева! - испугался Снег. - Как всегда, они забрались в свои

спаленки, а теперь не могут вылезти и колотятся об ледяную корку..."

И ему стало жаль бедных Тетеревов, которые так смешно бормотали,

укладываясь спать, и благодарили его, и рассказывали занятные истории.

Потом он услышал чьи-то жалобные стоны и заметил, как через

поляну, хромая, бредут дикие козы. Ледяная корка резала им ноги, и

следы позади коз были обрызганы чем-то красным. И когда такая красная

капля падала на Снег, то прожигала его почти насквозь, и ему тоже

делалось больно.

Над лесом показалось Солнце, и тогда Снег закряхтел, захрустел,

собираясь крикнуть.

Но от долгого молчания голос у него пропал. Снег сумел только

зашептать хрипло:

- Солнышко, помоги!..

И тогда Солнце поднялось выше, разогрело ледяную корку, растопило,

- побежали с пригорков ручьи.

А Снег... Он и опомниться не успел, как наполовину исчез. Только

в густом бору, низинах да оврагах осталась лежать дырявая снежная

шуба.


VI


Стоило Солнцу подняться выше и пригреть землю, как всё кругом

изменилось.

На полях зазеленели хлеба, чёрным прошлогодним листом поднялись

жёлтые Первоцветы, розовые Хохлатки; рядом со Снегом распустились

голубые Подснежники. Запылила Ольха, ветки Ивы покрылись жаркими

золотыми шарами.

Тетерева поутру слетались на поляны, чертили по земле крыльями,

приплясывали и затевали шумные потасовки. Весь день звенели в лесу

Синицы, распевали Чижи, Корольки, и даже старый Ворон кувыркался в

небе, каркая во всё горло.

И Снегу тоже стало радостно, что все звери и птицы уже забыли про

злую зиму, что расцветают первые цветы, что зеленеют травы, а на

деревьях лопаются почки.

Снег осмотрелся кругом и невольно сказал:

- Какие вы все красивые!.. И как хорошо, что вы живы-здоровы!

И, сказав это, он почувствовал, что плачет. Плакал он не от горя,

а от радости и счастья и потому не удерживал слез, - и опять

забулькали ручейки, и Снег не заметил, как почти весь растаял.

Уцелел только маленький горбатый сугробик под низкими лапами Ёлки,

растущей на краю обрыва.


VII


Теперь Снег решил, что уже больше-то не скажет ни слова. Кому

захочется умирать по своей воле, да ещё весной, когда повсюду на земле

праздник?

А кроме того, Снегу было жаль расставаться со своими друзьями. Он

ведь так старался, помогая им зимой, он так беспокоился за них!

И теперь он хотел увидеть, как птицы совьют гнёзда и выкормят

птенцов, как деревья оденутся листвой, а травы отцветут и принесут

семена.

Под еловыми лапами было прохладно, сумрачно; ни один солнечный луч

не мог пробиться сквозь них; и Снег, съёжившись сугробиком, тихо лежал

тут, невидимый для посторонних глаз.

Как-то ночью он услышал возле себя шорох. На земле шелестели сухие

еловые хвоинки, будто кто-то осторожно разгребал их. А на другой день

Снег заметил, что из земли проклюнулись какие-то слабенькие, тонкие

росточки.

Росточки долго отдыхали, - они измучились, раздвигая хвою у себя

над головой.

Затем они распрямились и начали медленно-медленно развёртываться.

Это рядом со Снегом выросла маленькая Кисличка - наверно, самая

скромная и незаметная травка во всём лесу.

У неё было всего по три листика на каждом стебельке, а сами

стебельки были почти незаметны - как паутинки. Но Кисличка старательно

приподнималась, растопыривала листочки и даже открыла первый цветок.

Он тоже был крошечный, неприметный, словно одинокая снежинка, случайно

упавшая в траву.

Кого мог привлечь этот цветок, кого остановить, кому приглянуться?

Кисличка словно не думала об этом; весь день она весело кивала

цветком, а к ночи бережно прятала его, наклоняя вниз и смыкая

лепестки. Ей, как и всем жителям леса - и громадным деревьям, и

кустарникам, и густым пахучим травам - тоже хотелось радоваться весне,

расти, цвести, а потом разбросать вокруг себя семена, чтобы на будущий

год выглянули на свет новые молоденькие Кислички...

И Снегу очень понравилась эта маленькая травка - хоть и

слабенькая, а упрямая, хоть и бедная, но всё-таки весёлая. Снег

нетерпеливо ждал, когда у Кислички раскроются другие цветы и вокруг

них затолкутся, запляшут суетливые мухи и лакомки жуки.

Но ему не пришлось этого увидеть.


VIII


Однажды Кисличка попросила еле слышным голоском:

- Пить... Пить...

И Снег увидел, что листочки у неё опущены к земле, стебель гнётся,

а цветок вот-вот уронит лепестки. Земля под ёлкой была слишком сухая

- сюда не попадали капли дождя, а болтливые ручьи бежали далеко внизу,

по дну оврага. И Кисличка стала чахнуть от жажды.

Снег хотел было окликнуть её, ободрить, но тотчас вспомнил, что

если заговорит, то умрёт. Ему стало страшно, и он похолодел и перестал

смотреть на Кисличку. А она по-прежнему еле слышно просила:

- Пить... Пить...

Снег знал, что никто не придёт, чтобы напоить Кисличку. Да её

просто не слыхать - наверху шумит Ель тяжёлыми лапами, плещутся под

ветром листья Берёз, свистят, перекликаясь друг с дружкой, неустанные

птичьи голоса... Только он, Снег, может выручить эту крохотную травку,

- и то, если пожертвует своей жизнью.

А ему страшно было умирать. И он попробовал не слышать голоса

Кислички, не думать о ней. "Надо лежать так, словно я мёртвый..." -

убеждал себя Снег.

- Пить... Пить... - просила Кисличка.

"Надо лежать как мёртвому..." - твердил Снег, и вдруг ему пришла

другая, новая мысль: "Но зачем тогда жить на свете, если я буду совсем

как мёртвый?" И он подумал о своих друзьях в лесу, - вот дикая Коза

беспокоится о козлятах, вот серенькая Тетерка бросается под ноги

охотнику, отвлекая его от птенцов, вот далее крохотная Кисличка,

расцветая в тени под ёлкой, заботится о семенах. И деревья, и травы,

и птицы со зверями - все живут как живые: любя и тревожась, огорчаясь

и радуясь...

"И я тоже полюбил Кисличку, - думал Снег, - и я волнуюсь за неё,

тревожусь, и если Кислинка погибнет, то разве нужна мне будет моя

долгая бесполезная жизнь? Для чего я один во всём лесу буду жить как

мёртвый?!" И ему стало легче от этих мыслей, и он больше не боялся за

себя. "Нет, - думал он, - я так не хочу. Пусть лучше моя смерть

обернётся жизнью!"

- Не плачь, Кислинка! - сказал Снег звонко. - Я тебя выручу. Жаль

только, что я не увижу прекрасные твои цветы и твоих де...

Снег собирался сказать "твоих деток", но поперхнулся, булькнул и

умолк. Много ли надо времени, чтобы растаял небольшой сугробик?

На том месте, где лежал Снег, разлилась чистая вода, напоила сухую

землю, - и Кисличка скоро подняла листья и опять закивала цветком.


IX


Так, значит, Снег умер?

Может быть - да, а может быть - нет.

Снег растаял, превратился в воду. Вода напоила травы и деревья,

ушла под землю, прошумела ручьями, по речным руслам утекла в моря. А

потом летучим туманом она поднялась в воздух, собралась в белые облака

и седые тучи.

И высоко-высоко вверху, в холодной сверкающей пустоте вновь

родился из воды Снег, чтобы в своё время выпасть на землю и укрыть её

от морозов.

И опять случится с ним такая же история, и повторится вновь,



Прикрепленное изображение (вес файла 70.1 Кб)
185909-original.jpg
Дата сообщения: 14.10.2018 22:15 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

16 октября - Всемирный день продовольствия

Михаил Ханин

Сказка про девочку-обжору

Вика сидела за столом на кухне и с аппетитом кушала макароны с котлетой, а отдельно на тарелочке лежал большой кусок булки с толстым слоем сливочного масла.

- Приятного аппетита, - вежливо произнес тролль Томас, вылезая из-под печки. Он проглотил слюну и выжидательно посмотрел на девочку.

- И так в рот летит,- пробормотала Вика,- что ты на меня уставился?

- Вежливые люди, а тем более друзья,- назидательно начал Томас, - предлагают сесть за стол и поесть вместе.

- Это мама для меня приготовила,- возразила Вика.

- Тогда, - вздохнул Томас, - я вынужден тебя проучить. Жадины, которые много едят, могут превратиться в в толстый жирный шар, у которого в разные стороны торчат руки и ноги.

-Так не бывает! - закричала Вика, - я таких никогда не видела.

- Сейчас увидишь ,- усмехнулся тролль и что-то пробормотал себе под нос.

Вика почувствовала как ее раздувает, она стала превращаться в огромный воздушный шар. Она отчаянно замахала руками и взлетела к потолку. Вика с удивлением взглянула на тролля, он парил рядом.

- Я не хочу, - сердито крикнула Вика, но в это время порыв ветра вынес ее на улицу, а следом за ней вылетел Томас.

- Куда нас несет ветер? - растерянно спросила Вика, - а, если мы упадем на землю, то непременно разобьемся. Томас, давай немедленно вернемся домой.

- Мы посетим с тобой страну воздушных шариков, - крикнул ей тролль, - там очень красиво. За свою жадность ты не заслужила такого подарка, но сегодня праздник, и много цветных шаров улетят в свою замечательную страну.

Тролль схватил ее за косичку, чтобы она никуда от него не улетела, и они стремительно помчались в небо, а люди, шедшие на праздник, увидели их и показывали на них пальцами.

- Смотри, мама! - закричал маленький мальчик, - этот шар похож на девочку, которая ходит в детский сад в одну группу со мной. Ее зовут Вика, а рядом с ней шар, похожий на тролля.

- Не выдумывай! - строго сказала мама, - я знаю Вику, она худенькая девочка, а это какой-то раздувшийся шар, как будто-то ее, как гуся держали в клетке и откармливали, чтобы он стал толстым и жирным.

Мальчик засмеялся и сказал:

- Я завтра скажу Вике, что видел ее на небе.

Но Вика и Томас уже прилетели в Страну Воздушных Шариков. Эта, никому не известная страна, находилась на огромном пушистом белом облаке, в котором находился волшебный город, в котором царствовал золотой воздушный шар, похожий на лунного принца. Он был очень красивым и капризным. Он хотел, чтобы рядом с ним находились воздушные шарики с изображением прекрасных принцесс и вельмож.

- А это что за жирное чучело? - грозно воскликнул, взглянув на Вику, - да и тролля я сюда сегодня не приглашал! Слуги мои! Схватите чужеземцев! Выпустите из их воздух и верните на землю, чтобы они не портили нам праздник.

Несколько черных воздушных шариков, похожих на разбойников и пиратов, бросились к Вике. Они размахивали резиновыми саблями и ножами. Вика очень перепугалась, она спряталась за спину Томаса и с ужасом смотрела на приближающуюся к ним шайку.

- Не трусь, - прошептал тролль, - ты тяжелее, чем они. Не бойся, отбивайся, а их сабли ничего тебе не смогут сделать.

Вика ударила подлетевшего к ней пирата ладошкой, и он отскочил от нее как мячик от стены. Она мгновенно раскидала всех слуг и с победоносным видом взглянула на принца.

- Может, вашему величеству тоже поддать как следует? - насмешливо спросила она.

Но принц оказался умнее своих слуг, он приветливо улыбнулся девочке, сделал глубокий поклон и, распрямившись, схватил ее за косичку.

- Сейчас ты пожалеешь, что прилетела сюда,- свистящим шепотом произнес он,- я развяжу узелок, выпущу из тебя воздух и ты грохнешься на землю и разобьешься.

Вика очень перепугалась, она думала, что она непобедима, но принц победил ее своей хитростью. Тролль что-то пробормотал, и у него в руках появилась тонкая булавка.

- Отпустите ее, Ваше величество, - угрожающим тоном произнес он, приблизив булавку к лицу принца, - а то вместо нее сейчас на землю полетите вы.

- Что вы себе позволяете? - в бешенстве закричал принц, - да знаете, что я сейчас с вами сделаю?

Но, увидев, что булавка сейчас вопьется ему в лицо, немедленно отпустил девочку и отлетел в сторону.

- Молодец,- похвалил его тролль, взяв Вику за косичку.

Он произнес заклинание и в следующее мгновение они оказались у себя на кухне.

- Ну и натерпелась я страху, - произнесла Вика, - даже больше кушать не хочется.

- Вот, видишь, - миролюбиво произнес тролль,- даже принцу воздушных шариков не нравятся толстые.

- Но я же худенькая, - возразила Вика.

- Если ты каждый раз будешь столько съедать, - глубокомысленно заметил Томас, показывая на тарелку, то станешь толстой.

- Тогда поешь вместе со мной, - предложила Вика.

- Нет, спасибо, - вежливо отказался Томас, - я недавно обедал.

Они оба услышали звук открываемой двери, и тролль скрылся у себя под печкой. Мама вошла в комнату и с удивлением взглянула на тарелку.

- Вика, - с недоумением произнесла она, - почему ты почти ничего не съела?

- Потому что я не хочу превратиться в шар с хвостиком, - ответила дочка, - не нужно меня перекармливать, а то я стану толстой и безобразной.

Мама внимательно посмотрела на девочку, пожала плечами и сказала:

- Может, ты и права. Тогда съешь, сколько хочешь, а остальное убери в холодильник. Взрослеешь ты, доченька.

Она обняла Вику, поцеловала ее в щеку и вышла из кухни.

- Спасибо, Томас, - прошептала Вика, - ты меня очень хорошо проучил. Она взяла в руку булку, намазанную толстым слоем масла, повертела его в руках, тяжело вздохнула и положила обратно на тарелку.



Прикрепленное изображение (вес файла 29.8 Кб)
185910-original.jpg
Дата сообщения: 16.10.2018 18:36 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

16 октября - День Шефа

Сергей Климкович

Сказка про Большого Начальника



Начальник Жуев потерял сон задолго до назначения на Большую Должность. И переживать, кажется, уж не о чем — дело решенное. Вот-вот должен выйти Указ. Да и новенькая форма в ателье ждала последней примерки.

Жена все наблюдала за ним и усмехалась:

— Вася, что ж ты так извертелся-то весь? Аппетит пропал! Прямо сам не свой!

— Шутка ли? Такая Большая Должность! Такая ответственность! — отмахивался Жуев.

— Сдюжишь! — бескомпромиссно уверяла супруга. — Не впервой!

С первых шагов по службе Жуев делал карьеру старательностью и умением. Шел к Большой Должности увереннее и быстрее бывших сокурсников. Да как-то все крупными шагами, оставляя позади города, сослуживцев, друзей. Раньше компаний не чурался, под гитарку даже что-то такое душевное бряцал. Праздники — так праздники. Служба — так служба. В курилках вместе со всеми анекдотцы травил и смеялся искренно. А нынче ушло все куда-то…

Люди уже не виделись ему просто людьми, а стали казаться чем-то вроде говорящих манекенов. «Да, мы, начальники на Большой Должности, не то, что другие, — думал он, оглядывая благоговейную пустоту вокруг себя. — На нас такая ответственность за людей». 

Большому Начальнику Жуеву стало казаться, что исключительность его положения обязывает вести себя не так, как другие. Дома в ванной он репетировал «выражения» перед зеркалом. У него легко получалось хмурить брови и саркастично улыбаться, но тяжело давалось выражение сурово;отстраненной надменности. Его добродушная мимика никак не желала подчиняться волевым усилиям. В конечном итоге взгляд Жуева не приобрел признаки суровости, а стал рассеянно-трагическим, что ли, как у актера, которого в пьесе вот-вот должен был задавить трамвай.

Пытаясь досконально изучить то, как вели себя на Большой Должности другие великие люди, он принялся читать Гая Светония Транквилла «Жизнь двенадцати цезарей», но там герои все время с кем-то воевали и являли миру пример действенной решительности и образцы подвига духа. Когорты и центурии двигались мановением пальцев. В распоряжении Жуева, конечно, тоже были подчиненные, и много, но использовать их для демонстрации собственного величия не представлялось возможным. Большой Начальник Василий Жуев начал испытывать что-то вроде презрения к ним, этим странным людям, которые предпочитали теперь не появляться ему на глаза без особой на то надобности. Выходя из своего кабинета, Жуев ощущал эту трепещущую перед ним пустоту, в которой прятались подчиненные.

Встречая кого-то из них на улице, он искажал лицо странным выражением гадливого любопытства, словно спрашивал: «Это что такое? Зачем?». Подчиненный никогда не знал правильного ответа на эти вопросы и всегда получал взыскание. Даже здороваться с нижестоящими Большой Начальник Жуев считал теперь ниже своего достоинства. А кому, собственно, мог желать здоровья? Муравьям? «Здравия желаем, Василий Иванович!» — слышал он краем уха, но у него не хватало сил преодолеть в себе надменно-чванливое чувство и что-то сказать в ответ. Не то чтобы ему нравилось такое положение вещей, но Большая Должность, как ему казалось, требовала от него беспримерной суровости, которой должна быть подчинена отныне его служебная жизнь.

Однажды он шел к своему Большому Кабинету, привычно ощущая вокруг себя молчаливую почтительность.

— Добрый день! — раздалось где-то рядом.

Жуев прошествовал мимо, не удостоив говорившего даже кивком.

— Эх, Вася, Вася… Здороваться надо хоть иногда, — грустно сказал тот же голос, в котором Жуев наконец узнал бывшего однокашника, а теперь Самого Большого Начальника. Тот стоял со своей свитой и наблюдал за Жуевым со снисходительной усмешкой. Жуев похолодел и сразу съежился, словно некий хулиган дал ему подзатыльник. Свита Самого Большого Начальника тоже снисходительно улыбалась. И улыбки эти были для Василия Ивановича горше всего на свете… Читалось в них то, что он сам так долго репетировал перед зеркалом.

Он был смешон.


Прикрепленное изображение (вес файла 101.5 Кб)
185911-original.jpg
Дата сообщения: 16.10.2018 18:38 [#] [@]

Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384

Количество просмотров у этой темы: 337071.

← Предыдущая тема: Сектор Орион - Мир Солнце - Царство Флоры

Случайные работы 3D

Элементарно
День без будущего
Happy New Year In Rapture
В ангаре
Два брата акробата.
Снегоуборщик братства Efris

Случайные работы 2D

Хищник на гитаре
N2
Предбурье
The Eye
Friday
Dawn
Наверх