Список разделов » Сектора и Миры

Сектор Орион - Мир Беллатрикс - Сказочный мир

» Сообщения (страница 47, вернуться на первую страницу)

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



9 февраля - Всемирный день стоматолога



Наталья Абрамцева



Как у зайчонка зуб болел





Тихо в лесу. Тихо и грустно. Синицы не щебечут, белки не стрекочут, лягушки шепотом квакают. Все расстроены: заболел крохотный зайчонок Ушастик. Зуб болит. Прижался зайчонок щекой к стволу березки и постанывает. Мама зайчиха не знает, как помочь. Главный лесной зубной врач-дятел третий раз прилетает.



— Траву неболейку давали?— задумчиво спрашивает доктор-дятел.



— Давала,— с готовностью отвечает мама.



— Не помогает?



— Нет.



— Пыльцой цветка болезабывайки посыпали?



— Конечно,— отвечает мама.



— Не помогает? Зайчиха вздыхает.



— Так-так,— размышляет зубной врач,— шляпку гриба болел-да-перестал прикладывали?



Печально кивает зайчиха.



— Ну что же,— разводит крыльями дятел,— придется собирать всех ученых леса — лечить вашего Ушастика.



Улетел важный доктор разыскивать еще более важных. А друзья маленького Ушастика уж и здесь, давно собрались. Из-за ветки маленькой зеленой елочки выглядывает озабоченная мордочка рыжего бельчонка Прыгалки. Ежонок Ежинка, всегда веселая и озорная, а сейчас печальная, конечно, тоже здесь. Она всегда может придумать тысячу полезных хитростей. Но сейчас... И еле заметный в лесной траве лягушонок Лашка здесь. Он принес Ушастику желтую-желтую, самую красивую речную кувшинку. Так и сидит с цветком в лапах. Мама зайчиха благодарна зверятам за то, что не оставили друга. Она даже погладила колючую Ежинку.



— Подождем,— говорит,— ребятки, врачей. Может быть, помогут



— Должны!— решительно, пошуршав иголками, заявила Ежинка.



— Помогут,— мягко сказала белка Прыгалка, спрыгнув с елки на пенек.



И вот врачи собрались. Местный врач-дятел разыскал главных знаменитостей: профессоров-филинов, желтоглазого и зеленоглазого, и главного ученого всех наук — летучую мышь. Врачи посоветовались, посовещались и сказали, что ничем, кроме травы неболейки, пыльцы цветка бо-лезабывайки, шляпки гриба болел-да-перестал, лечить зайчонка нельзя.



Улетели знаменитые врачи, а доктор-дятел сказал, что, раз лекарства не помогают, придется удалять больной зуб. Как это ни печально.



— Ой-ой-ой!— завизжал маленький Ушастик.— Боюсь, боюсь! Бельчонок Прыгалка, подпрыгивая от волнения на пеньке, предложила обмотать щеку Ушастика своим пушистым теплым хвостиком.



— Нет, нет,— сказал Ушастик,— уже проходит...



Ежонок Ежинка бегала вокруг пенька и сердилась на врачей:



— Маленькому зайчонку маленький зуб вылечить не могут! Обязательно удалять...



— Мне уже легче, не волнуйся так.



...А интересно, почему это вдруг, ни с того ни с сего, зайчонку легче стало?



Зеленый Лашка, обрывая листочки желтой кувшинки, не мигая смотрел на Ушастика своими выпученными глазками.



— По-лег-че мне, по-ни-ма-ешь?— подмигнул Ушастик. Что-то начал понимать Лашка, подмигнул Ежинке, хитрущая Ежинка тоже стала о чем-то догадываться. Она дернула бельчонка за хвост и



повторила очень выразительно:



— Ушастику лег-че, ты меня по-ни-ма-ешь?



Маленькая белка сразу все поняла, перепрыгнула на елку, потом на другую елкину лапу, потом на верхушку и снова на пенек. Рыжий пушистый хвост так и мелькал.



— Понимаю, понимаю, понимаю,— подпрыгивает на пеньке Прыгалка.— Зуб у Ушастика больше не болит.



А вот и доктор-дятел с инструментами прилетел.



— Ну что,— спрашивает,— как зуб? Если все еще болит, будем удалять. Инструменты готовы.



— Не болит! Нет! Нет! Нет!— завертел головой зайчонок.



— Не болит! Не болит!— зашумели, оглушая дятла и зайчиху, Лашка лягушонок. Прыгалка бельчонок, Ежинка ежонок.



— Не болит,— облегченно вздохнула мама зайчиха.— Спасибо вам, доктор.



— Не болит?..— удивился дятел.— Интересно, какое же лекарство все-таки помогло?



...А чуть позже зайчонок Ушастик признался своим маленьким друзьям, что зуб у него вовсе и не болел. Просто захотелось вдруг, чтобы его пожалели. Все, все, все. Ведь бывает так?



— Бывает,— согласились зверята.



Скоро, забыв все неприятности, зайчонок, бельчонок, ежонок и лягушонок весело играли в свою лесную игру. Мама зайчиха смотрела на них и улыбалась. А серьезный доктор-дятел сидел на сосне, постукивал клювом и размышлял: «Какое же, ну, какое же лекарство все-таки помогло Ушастику?»


Прикрепленное изображение (вес файла 170.9 Кб)
0_da3_c80972f9_XL.jpeg
Дата сообщения: 09.02.2012 10:52 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



11 февраля - Всемирный день больного



Мама Донна (Луиза Вероника Чикконе)



Яков и семеро разбойников





В одной маленькой деревушке, там, где сходятся две горы, жил когда-то сапожник по имени Яков. Из окна его мастерской виднелись дремучие леса и горные вершины, рядом с домом бежали кристально чистые ручьи, но все это не радовало Якова, потому что его единственный сын Михаил был нездоров.



Маленький мальчик болел уже так долго, что не мог ни встать с постели, ни даже пошевелиться. Круглый год в доме Якова и его жены Ольги толпились врачи и велись ученые разговоры о лекарствах, но загадочная болезнь мальчика так и не проходила. И тогда отец решил сам взяться за лечение сына.



Яков склонился над детской кроваткой, погладил мальчика по голове и прошептал:



— Не унывай, сынок. Вот увидишь, все будет хорошо.



Но Михаил был так слаб, что не мог вымолвить и слова. Глаза его матери наполнились слезами. Чтобы не тревожить сына своим горем, она поскорей выбежала из комнаты. Яков вышел следом за ней и увидел, что жена стоит за дверью и горько плачет.



— Мы не должны сдаваться так легко, жена, — сказал он, утирая слезы с ее щек.



— Наш сын скоро оставит этот мир и уйдет от нас, — печально проговорила она. — Я вижу это по его глазам.



— Он сильный мальчик, — убежденно сказал Яков.



— Нет, силой здесь не поможешь, — покачала головой жена. — Спасти его может только волшебник.



И в этом она была права. Несчастным родителям оставалось надеяться только на чудо. Ведь все остальные средства их сыну не помогали.



— На самом краю деревни живет мудрый старик, — робко сказала Ольга. — Люди говорят, что он дружит с ангелами и сам творит чудеса. Давай спросим совета у него!



— Но я не знаком с ним, — возразил Яков.



— Поговори с ним, посули ему денег, — настаивала Ольга. — Узнав, что Михаил наш единственный сын, он пожалеет нас и не откажется помочь.



Взял Яков все деньги, какие были у них в доме, и отправился к мудрому старцу, что жил на самом краю деревни.



Подойдя к его дому, Яков постучался в дверь. Открыл ему маленький мальчик, не старше Михаила.



— Здравствуйте, — приветливо сказал малыш, глядя на Якова большими зелеными глазами. — Я Павел.



— Здравствуй, Павел. А дома ли твой отец? — неуверенно спросил Яков.



— Дома дедушка, — проговорил мальчик. — А вы кто?



— Я сапожник Яков, — ответил тот. — Твой дедушка меня не знает, но мне очень нужно с ним поговорить.



— Добро пожаловать, Яков, — раздался мягкий голос из глубины дома. — Мы всегда рады гостям.



Яков снял шапку и вошел в дом. Лицо старика ему показалось таким же, как его голос, — добрым и приветливым.



Старик сразу увидел горе в глазах сапожника.



— Что у тебя приключилось? — спросил он участливо. — Садись и рассказывай.



Яков послушно сел и поведал мудрому старцу о жестокой болезни своего единственного сына, о том, как они с женой безуспешно пытались вылечить его, и о том, что над кроватью бедняжки уже невидимо витает Ангел Смерти.



Долго молчал старик, а Яков, затаив дыхание, с надеждой ждал ответа.



Прошло несколько минут, и старец наконец промолвил:



— Ну что ж, я попробую что-то сделать.



— Я небогат, — проговорил Яков. — Но все, что имею, отдам с радостью. — Он выгреб из кожаного кошелька горсть монет и протянул ее мудрецу, но тот отвел руку Якова.



— Не надо денег, — просто сказал старик и добавил, лукаво улыбнувшись: — Но коли мне удастся помочь тебе, сапожник, то моему внуку Павлу не помешает пара новых башмаков.



— Спасибо, добрый человек, за то, что ты не отказываешься помочь мне! — воскликнул Яков, но глаза его все равно оставались печальными.



— Сегодня же вечером я помолюсь о твоем сыне, — постарался его успокоить мудрый старик. — Посмотрим, что ответят мне ангелы. А ты пока иди домой и ни о чем не думай. Приходи завтра.



На следующий день с восходом солнца Яков снова пришел к мудрому старцу.



— Вижу, ты всю ночь не сомкнул глаз, — сказал старик, пропуская Якова в дом.



— Боюсь, что сегодняшний день будет последним на этой земле для моего несчастного сына, — выдавил из себя Яков. — Скажи, мудрец, ты молился за него вчера?



— Да, — ответил старик. — Я молился за Михаила весь вечер и всю ночь, но, увы, не могу тебя утешить.



Слезы выступили на глазах Якова.



— Скажи, что ты узнал! — взмолился он.



Старик сжал натруженные руки сапожника.



— Моя молитва достигла ворот Рая, но они оказались закрыты, — промолвил мудрец. — Прости, но я не в силах спасти твоего сына.



— Этого не может быть! — в отчаянии воскликнул Яков. — Наш единственный сынок!.. Он еще так мал! Как мы с женой будем жить на свете без него?! — И сапожник зарыдал.



Сердце старика разрывалось от жалости к Якову. Но чем он мог утешить несчастного отца?



Мудрец мягко положил руку ему на плечо.



— Когда-то и у меня был сын, моя гордость и радость, — с горечью произнес он. — Но все же я не так несчастен, ибо он прожил достаточно долго, что бы успеть подарить мне внука. — Старик помолчал и добавил: — Попробую еще раз помолиться. Ничего не обещаю, но потерпи до завтра. Посмотрим, может, что-то и получится.



В душе у Якова вновь забрезжила надежда.



— Если ты найдешь способ спасти моего сына, — проговорил он, утирая слезы, — я никогда этого не забуду и вечно буду в долгу у тебя.



Едва Яков ушел, старик позвал своего внука и обратился к нему со странной просьбой.



— Пойди в город, — сказал он, — разыщи всех живущих там воров, карманников и преступников и приведи их ко мне. И чем они, эти люди, хуже, тем лучше.



Большие зеленые глаза Павла от удивления стали еще больше.



— Но, дедушка, — испуганно вымолвил он, — это же опасно!



Мудрый старец улыбнулся.



— Ты должен мне верить, внучек, — вымолвил он.



Павел послушно отправился в город и собрал всех воров и карманников, которых смог найти. К его удивлению, это оказалось совсем просто.



О том, что на самом краю деревни живет мудрый старец, знали даже разбойники. Знали они и то, что старик дружит с ангелами, а потому никогда не обижали его.



И вот все воры и разбойники собрались в доме мудрого старца. Накормив и напоив своих необычных гостей, старик спросил каждого, как его зовут и чем он занимается.



Первым заговорил толстый и волосатый детина по прозвищу Разбойник.



— Я такой сильный, — похвастался он, — что могу голыми руками гнуть железные прутья и кулаком пробивать каменную стену.



— А я могу отомкнуть любой замок и все, что хочешь, стянуть, — вступил в разговор второй бандит. Он был тощий, как палка, и сутулый, как кочерга, и поэтому его все называли Змеей.



Третий воришка, Карлик-Босоножка, признался, что боится темноты и поэтому разбойничает только днем: вырывает сумочки у престарелых дам и отнимает игрушки у маленьких детей.



Четвертый разбойник сказал, что вообще-то он конокрад, но если видит в хлеву овец, то прихватывает и их.



— И конечно же, я никогда ни за что не плачу, — расхохотался он. Этот бандит так не любил мыться, что к нему накрепко приклеилось прозвище Грязнуля.



Рядом с Грязнулей за столом сидела худенькая девчонка с бегающим взглядом, одетая как мальчик. Врушка-Карманница — так ее звали — умела рассказывать длинные и страшные истории, которые сама и придумывала. И пока завороженные слушатели, разинув рты, внимали ее россказням, хитрая воровка запускала свои длинные руки им в карманы и опустошала их.



Шестого разбойника звали Поджигатель. Свою кличку он получил за то, что любил подбрасывать горящие спички в амбары и чужие дома. Однажды он так расхулиганился, что случайно сжег свою ногу, и теперь вместо одной ноги у него была деревяшка.



Седьмой разбойник, по кличке Тигр, был немногословен, потому что ему нечем было хвалиться. Несмотря на грозное прозвище, он был обыкновенным тунеядцем, и самое страшное его преступление состояло в том, что он проводил целые дни в совершенном безделье.



Мудрый старец выслушал хвастливые речи семерых негодяев, дал им покичиться друг перед другом своими неблаговидными делишками и заговорил сам.



— Не удивляйтесь, — начал он, — но я позвал вас для того, что бы вы помолились вместе со мной.



Воры переглянулись и громко захохотали. Помалкивал только Карлик-Босоножка. Ему приглянулись новые сандалии Павла, и он раздумывал, как бы их стянуть. Но Поджигатель заметил алчный взгляд Карлика и стукнул его под столом своей деревянной ногой.



— У-у-у! — заныл Босоножка. — Ты зачем меня ударил? Ведь бо-ольно!



— Ах ты, дрянной коротышка! Друзей не уважаешь? — рявкнул одноногий. — Вот возьму и подпалю тебе ноги!



Разбойники снова начали шуметь и пререкаться, но старик одним движением бровей утихомирил их.



— Я объясню вам, в чем дело, — сказал старик. — Единственный сын сапожника Якова очень и очень болен. Мальчику так плохо, что он может и не дожить до утра. Вернуть ему здоровье может только чудо. Я знаю, что чудо свершится, если вы все помолитесь за него. — И он каждому заглянул в глаза.



Видно, не зря про старца говорили в деревне, что он волшебник и умеет творить чудеса. Словно какая-то магическая сила исходила их глаз старца и передавалась тому, на кого он смотрел.



И разбойники, которые никогда никому ничего хорошего не делали, вдруг вспомнили, что у них есть сердце, и склонили головы в молитве.



На следующее утро, едва взошло солнце, в дверь дома мудрого старца громко постучали.



— Слышу, слышу! — крикнул Павел, протирая глаза и спрыгивая с кровати. — Сейчас открою!



Но старик опередил его.



За дверь стоял Яков. Сапожник еще не произнес ни слова, но по его сияющему лицу все и так было ясно.



— Вижу, ты пришел с радостной вестью, — проговорил старец. — Как чудесно видеть тебя улыбающимся!



— Спасибо! Спасибо! — восклицал Яков. — Мы с женой так счастливы! Наш сын никогда еще не чувствовал себя так хорошо! Он будто и вовсе не болел! Мы навеки в долгу перед тобой! Ты совершил настоящее чудо!



— Это и впрямь чудо, — улыбнулся старик. — Спасибо и тебе за радость, которой ты поделился с нами. А теперь отправляйся домой и отдохни. Я знаю, ты не спал уже много ночей.



Яков опустился на колени и с благодарностью поцеловал руку старика. А потом протянул Павлу пару прекрасных башмаков, таких же зеленых, как и глаза мальчика. И не успел Павел сказать спасибо, как Яков уже, пританцовывая, летел по дороге домой.



Старец повернулся, собираясь войти в дом, но Павел остановил его.



— Как же так получается, дедушка? — спросил он, — ты такой хороший и честный, а те люди, которых я привел вчера, совсем наоборот — отъявленные мошенники, воришки и лгуны. Разве нельзя было позвать самых лучших людей, чтобы они помолились вместе с тобой и помогли отворить ворота Рая?



Старику понравился этот вопрос. Он лукаво взглянул на Павла и подмигнул мальчику.



— Садись, и я тебе все объясню, — сказал он. — Когда я молился в самый первый вечер, то сумел достичь ворот Рая, но они были накрепко закрыты, и у меня ничего не вышло. Но Яков передал мне свою боль, разве я мог сдаться?



И вдруг мне в голову пришла одна мысль. Тогда-то я и попросил тебя разыскать всех этих разбойников и воров, чтобы они помолились вместе со мной.



— А что было потом? — поторопил его Павел, сгорая от нетерпения. — Как же ты отпер ворота?



Старик улыбнулся.



— Когда я молился во второй раз, — продолжал он, — вместе со мной молились все семеро воров. А умелый вор, дорогой мой мальчик, отлично знает, как проникнуть в дом и как выбраться оттуда. Только на этот раз разбойникам не понадобились отмычки. Ключом к воротам Рая стали их молитвы.



Видишь ли, в каждом из нас сидят разбойники. Они и есть то плохое, что спрятано в нас, все гадкие черты и мысли, которых мы стыдимся. Когда мы хотим, что бы произошло чудо, надо просто избавиться от всего плохого. А хорошие дела помогают нам, как тем ворам во время молитвы, найти ключ и открыть ворота Рая. Только так нам даруется благословение и удача.



— Теперь-то я все понял, — сказа Павел, глядя на старика просветленными глазами.



Мудрый старец улыбнулся и взъерошил волосы внуку.



— А если ты все понял, то пойди и примерь новые башмаки. Что до меня, то я собираюсь немного отдохнуть.



Неожиданно в дверь громко постучали. Мальчик бросился открывать.



— Кхе-кхе… это я! — раздался хриплый голос.



Вот чудеса! На пороге стоял, виновато насупившись, Карлик-Босоножка.



— Кажется, это твои, — пробормотал он, вынимая из сумки пару сандалий. — Я случайно захватил их вчера. Они, должно быть, сами прыгнули в мой карман, а мне… а-а-а… э-э-э… у-у-у… они мне вовсе и не нужны, в общем… у-у-у… а-а-а… э-э-э… пожалуйста, извини меня!



— Конечно, я прощаю тебя, — сказал Павел. Он поглядел на свои новые зеленые башмаки и добавил: — Но мне они тоже больше не нужны. Можешь оставить их себе.



Карлик смущенно потупился и засопел, потом надел сандалии, выдавил из себя непривычное «спасибо!» и убежал.



А Павел весело рассмеялся.


Прикрепленное изображение (вес файла 222 Кб)
madonna_09.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 139.3 Кб)
17487904_lap_video9Like_A_Prayer89.jpg
Дата сообщения: 11.02.2012 11:51 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



14 февраля - Католический День святого Валентина (День всех влюблённых).



Берона



Словацкая сказка





В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, за красным морем, за дубовой скалою, где свет досками обшит, чтобы туда земля не сыпалась, жил-был король. И был у того короля сад, а в саду дерево, которому по красоте нет во всем мире равного.



Дает ли это дерево плоды или даст когда-нибудь, это никому неведомо. Но узнать охота, особенно королю. Кто к нему в королевство ни заглянет, сразу ведет король к дереву, чтобы поглядел и сказал, когда, по его разумению, и какие плоды оно принесет. Только ни свои, ни чужеземцы сказать того не могли.



Пришлось королю созвать со всего государства садовников, отгадчиков и мудрецов, чтобы те определили, когда и какими плодами покроется дерево. Сошлись, уселись, долго глядели, но ответить так никто из них и не сумел.



Как вдруг появляется старенький старичок и говорит:



– Какие плоды родит это дерево, никому из нас знать не дано. Ибо нету больше на всем белом свете таких деревьев. Но я расскажу, что слыхал, когда еще совсем мальчонкой был, от одного старика и до сей поры никому не говорил. Это дерево каждую ночь ровно в одиннадцать покрывается почками, в четверть двенадцатого расцветают цветы, без четверти двенадцать созревают золотые плоды, а в двенадцать кто-то, а кто – не знаю, их обрывает. Старичок умолк, а король вскричал громким голосом:



– Эге, надо проверить, так это или не так. А коли все правильно, золотые плоды сорвать. Дерево-то мое, ведь оно в моем саду растет! Кто за это нынче же возьмется?



– Я возьмусь! – отвечает королю старший сын.



На том и порешили, что пойдет он караулить золотые плоды этой же ночью.



Наступил вечер. Отправился старший сын в сад, набрал с собой вина да мяса жареного и расположился поудобнее. Сидит, на дерево поглядывает, ждет что будет. Но все было тихо, даже листок не шелохнулся. Пробило одиннадцать и дерево вдруг покрылось почками. Пробило четверть двенадцатого, лопнули почки и появились прекрасные цветы. Пробило половину и цветы превратились в блестящую завязь. Завязь стала на глазах расти и в три четверти двенадцатого дерево покрылось красивыми золотыми яблоками. Разинул королевич рот, наглядеться не может. Хочет яблоки оторвать, только шаг к дереву шагнул, вдруг гром грянул, молнии засверкали, тучи собрались, дождь полил. Дунуло на него сонным ветром, он уснул и проспал мертвым сном до самого утра. Проснулся, а дерево уже пустое стоит, золотых яблок нет, как и не было, и кто их в грозу обобрал – неизвестно. Печально побрел королевич к отцу и рассказал, что с ним стряслось.



– Ну, коли от тебя проку мало, – сказал средний брат, – я пойду! Разберусь, кто ходит к нашей яблоне и схвачу его!



Согласился король.



Стало смеркаться, а средний сын уже в саду под деревом посиживает, мясом да пирогами лакомится. Всюду тишина. Но как пробило одиннадцать, стали на дереве почки лопаться. Ударило четверть двенадцатого, прекрасные цветы расцвели. Пробило полчаса, цветы стали завязью блестящей, а в три четверти все дерево покрылось блестящими золотыми яблоками. Не стал средний королевич мешкать, влез на дерево, хочет яблоки собрать.



Вдруг, ни с того ни с сего, ожгло его морозом великим. Мрак и тьма опустились на землю, все льдом покрылось. Ноги у королевича по льду скользят, разъезжаются, упал он с яблони. Тут подул сонный ветер и уснул королевский сын, как убитый.



Утром проснулся, а на дереве пусто. Стыдно ни с чем к отцу возвращаться, да делать нечего. И пришлось все как есть рассказать.



Королю и чудно и досадно. Уж и не надеется, что кому-нибудь удастся узнать, кто яблоки обрывает и куда потом девается.



Подходит тут к отцу самый младший королевич. Его в доме никто и не замечал, потому наверное что не бахвалился он, как его братья, а только все на дудке жалобно играл.



– Отец, – говорит, – дозвольте и мне дерево покараулить, как моим братьям, может мне больше повезет!



– Куда тебе, коли уж братья не смогли! – говорит отец. – Отстань и не надоедай!



Но младший королевич до тех пор просил, пока отец не согласился.



Отправился он вечером в сад и свою дудку прихватил. Неподалеку от дерева остановился и заиграл, только эхо отзывается. Бьет одиннадцать, дерево почками пошло, а он знай на дудке играет. Ударило четверть, цветы превратились в мелкую блестящую завязь. Завязь растет, раздувается и в три четверти все дерево уже блещет прекрасными золотыми яблоками. А королевич играет да все, жалобней и жалобней.



В двенадцать раздался шум и на дерево опустились двенадцать белых голубей. Обернулись девицами-красавицами. Но самая среди них раскрасавица – княжна. Молодой королевич забыл про свою дудку. Забыл про золотые яблоки, глаз отвести от невиданной красоты не в силах. А золотая красавица оборвала золотые яблоки, спустилась к нему и говорит:



– До сих пор я обрывала золотые яблоки, теперь настал твой черед. Я рвала в полночь, ты будешь рвать в полдень.



– А ты кто такая и откуда? – спросил ее королевский сын.



– Я Берона из Черного города, – ответила она и тут же исчезла.



Долго еще смотрел королевский сын ей вслед, а потом перевел взгляд на дерево, словно надеялся ее там увидеть ...



Пришел он, наконец, в себя и побрел домой. Увидал отца издали кричит, радуется:



– Устерег, устерег, все теперь знаю!



– А коли устерег, – молвил король, – где же золотые яблоки? Золотых яблок у меня пока нету. Но будут! Ведь я теперь знаю, что каждую ночь в двенадцать является за ними красавица Берона из Черного города. Но каждый день в полдень я стану собирать яблоки. Так повелела Берона.



Обрадовался отец, по спине сына похлопал, похвалил. Наконец-то будут у него золотые яблоки.



Старый король радовался, а младший сын каждый день, ровно в полдень обрывал золотые яблоки. Все до единого за один час. Но стал королевич задумчив, со дня на день все печальнее, потому что не мог позабыть Берону. Поначалу надеялся, как станет он яблоки рвать, она появится. Но Берона не появлялась и опостылели ему золотые яблоки. Стал он отца просить, чтобы отпустил его из дому.



Долго противился король, не хотел меньшего сына отпускать. Но потом согласился, может повеселеет, когда вернется. А королевич получив разрешение, тут же собрался в путь. С собой взял одного слугу, оружия побольше и еды вдоволь.



Идут наши путники лесами, полями, минуют реки и горы, государства и моря. Прошли весь свет из конца в конец, но про Черный город и прекрасную Берону нигде ни слуху, ни духу. А силы у них уже на исходе и провизия кончилась, но они идут все дальше и дальше. Добрались, наконец, до какого-то замка.



А замок тот принадлежал Бабе-Яге, золотая же Берона была ее дочерью. Подошли они к замку, Баба-Яга им навстречу вышла, ласково приветила, спросила, что им надобно.



– Пришли мы, – ответствует королевич, – узнать, не знаете ль вы чего про Черный город и золотую Берону.



– Как же не знать, знаем, деточки мои! – говорит Баба-Яга. – Ой, знаем! Берона каждый день в полдень приходит в мой сад купаться. Если есть желание – можешь с ней увидеться.



Учуяла Баба-Яга, что это жених явился, но виду не подала.



Полдень близится и молодой королевич идет в сад. Увидала ведьма, подозвала к себе слугу. Подольстилась и уговорила следом за хозяином идти и постараться прежде его Берону увидать. А потом сделать, что она велит. За щедрое вознаграждение. Дала в руки дудочку и говорит:



– Как только увидишь Берону, заиграй на этой дудке. Твой хозяин тут же уснет.



Королевич гулял по саду, а слуга поджидал золотую Берону. Пробило двенадцать. Послышался шум крыльев и на деревья опустились двенадцать белых голубей и обернулись двенадцатью красавицами. Самая красивая из них, как солнышко ясное, – золотая Берона. Слуга обомлел от такой красоты. Чуть не позабыл, что ему старуха наказывала. Но вовремя опомнился и засвистел на дудке. Королевича тут же сон сморил, спит, как убитый, проснуться не может. Золотая Берона подошла к нему, взглянула нежно и прочь пошла.



Только отошла, королевич тут же проснулся. Слуга рассказал ему, что золотая Берона здесь уже была и ласково на него глядела. Королевич спрашивает, отчего же слуга не разбудил его. Тот посетовал, уж так, мол, получилось, но про ведьмину дудку ничего не сказал.



На следующий день опять королевич в сад засобирался. Опять Баба-Яга слугу в сторонку отозвала. Пошептала что-то на ухо, что-то в руку сунула и протянула дудку. Слуга заприметил, откуда Берона приходит и кинулся туда.



Услыхал, что голуби летят, увидал золотой блеск, засвистел в дудку и королевич крепко уснул.



Берона подошла к спящему, печально и ласково на него поглядела и удалилась. Королевич проснулся и, узнав, что Берона опять приходила, рассердился на себя, что уснул, а на слугу, что не разбудил. Да что поделаешь? Коль было, так было! Решил на третий день не спать, хоть трава не расти! День к полудню клонится, отправился королевич в сад, ходит туда-сюда, глаза трет, чтобы не уснуть и увидать, наконец, свою радость несказанную. Да все напрасно! Ведь старуха опять слугу уговорила.



Как только среди деревьев появилась золотая Берона, слуга громко задудел и хозяин уснул так крепко, хоть на куски режь. Золотая Берона подошла к королевичу, жалостливо на него поглядела и сказала:



– Невинная душа, спишь и не знаешь, кто твоему счастью мешает, – а из ее золотых глаз вместо слез покатились жемчужины.



Потом повернулась и вместе с подружками нарвала цветов и королевича цветами обсыпала. А слуге сказала:



– Скажи своему хозяину, чтобы повесил свою шляпу на один крючок ниже, тогда меня получит.



Взглянула на королевича еще раз и исчезла.



Королевич тут же проснулся и стал спрашивать слугу, не появлялась ли золотая Берона и откуда взялись эти цветы. Слуга ему все рассказал, и про то, как со слезами глядела на него, как обсыпала этими цветами и что ему велела передать.



Опечалился королевич, крепко призадумался. Понял, что ничего у него не выйдет и подался от Бабы-Яги прочь. И всю дорогу голову ломал, что бы мог значить Беронин наказ. И вдруг снится ему сон, будто приходит к нему золотая Берона и говорит:



– Покуда при тебе этот слуга, ты меня не получишь. Его подговорили, это он тебе во всем помеха.



Стал королевич думу думать, как ему поступить с неверным слугой. Но только решится его казнить, как опять передумает. Не хотелось ему верить, что собственный слуга предавал его. И опять все шло по-старому.



Однако слуга чем дальше, тем больше своего хозяина за нос водит и супротивничает. Стал ему королевич выговаривать, а он огрызается. Тут королевич не сдержался, выхватил саблю и отсек слуге голову. Хлынула черная кровь, а тело сквозь землю провалилось.



Дальше король один пошел. Идет дремучими лесами, неезженными путями. Слышит однажды страшный крик. Вышел на лужайку, а там черти дерутся, только клочья летят.



– Вы из-за чего это схватились? – спрашивает королевич у чертей.



– А из-за отцовского наследства, – отвечают черти, – вот кожух, вот сапоги, вот плетка.



– Спятили вы что ли, из-за такого старья драться? – смеется королевич.



– Ишь ты! Из-за старья! Эти вещи не простые! Наденешь кожушок, ни один черт тебя не увидит! Обуешь сапоги – взлетишь в небо. А щелкнешь плеткой, сразу попадешь туда, куда задумаешь. Каждый из нас хочет завладеть всеми тремя вещами, потому что одна без другой, ничего не могут.



– Ладно, черти! Я вас сейчас помирю. Бегите все втроем вон на ту гору, а вещи оставьте здесь! Кто по моему знаку прибежит сюда первым, тот их все и получит.



Глупые черти поверили и помчались в гору! А королевич тем временем надел тулуп, обул сапоги, щелкнул плеткой и подумал, что хочет попасть в Черный город.



И вот летит он над горами, над домами, неизвестно над какой страной, и оказывается вдруг и ворот Черного города. Скидывает с себя кожушок и сапоги и сразу же встречает одну из красавиц, что прилетали с золотой Бероной. Кинулась девица рассказать своей хозяйке, кто здесь объявился. Берона не верит. Откуда ему здесь взяться? Посылает поглядеть другую. Та вернулась, «да, – говорит, – здесь он. Посылает третью, и она то же самое твердит. Тут уж и сама Берона к воротам вышла.



А там ее милый стоит. Заплакала Берона от радости, и вместо слез жемчужинки из глаз покатились.



Но тут, откуда ни возьмись, три черта прибегают, голосят:



– Отдай нам наш кожушок, сапоги и плетку!



Швырнул королевич им вещи и они умчались прочь.



Вот и свиделся королевич с золотой Бероной. Повела она его во дворец, показала все свое княжество. Походили-поглядели, друг на друга порадовались, да и поженились. Он стал королем, и она вместе с ним. Так и прожили счастливо и долго, а сколько – мы про то не слыхали.


Прикрепленное изображение (вес файла 127.1 Кб)
1289892731_sleepy03.jpg
Дата сообщения: 14.02.2012 15:45 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



17 февраля - День спонтанного проявления доброты



Алан Маршалл



СОЛНЦУ НАВСТРЕЧУ



Перевод Н. Ветошкиной





- Кажется, там утка?



- Где?



- Только что села на воду. Погоди, вон она, видишь? Возле тех камышей.



Лежащий на земле мужчина приподнялся на локте. Халат его был распахнут, и на голой груди блестели капли воды. Волосы после купания были еще влажные. Рядом с ним лежала аккуратно сложенная военная форма.



Несколько поодаль от него в одних трусах стоял мальчик. Тело его было бронзовым от загара.



Болото, поросшее колючей осокой, подступало почти к их носам. На сверкающих островках воды темнели стебли сломанного камыша. Подальше, в том месте, где рос полигонум, дно становилось глубже, а позади зарослей полигонума захваченные разливом красные эвкалипты устилали поверхность болота своими листьями.



- Там их две или одна? - спросил мужчина, внимательно оглядывая болото.



- Похоже, что две. Они ведь всегда вдвоем держатся, правда?



- Как правило. Никак не разгляжу. Где ты их видишь?



- Да вон прямо, - мальчик указал рукой. - Ну, теперь разглядел?



- Да, верно.



- Это утка?



- Точно, утка.



- А почему она такая маленькая?



- Когда они плывут, они всегда кажутся маленькими, потому что часть тела у них погружена в воду. Но вторую я не вижу.



- Да наверно, только одна и была. Мне просто показалось, что две. Может, вернемся и захватим ружье?



Мальчик весь горел от волнения. В голосе его звучала мольба.



- Да-а, - медленно протянул мужчина, - пожалуй, можно.



Он следил за уткой со всевозрастающим интересом.



- Любознательная утка. Смотри, как она вертит головой во все стороны. Ей все любопытно. Кажется, и впрямь небольшая утка, - с удивлением добавил он.



- Пойдем за ружьем? - нетерпеливо перебил мальчик. - Когда вернемся в город, я смогу сказать ребятам, что подстрелил утку.



- Давай немножко понаблюдаем за ней, - попросил мужчина. - Какой у нее счастливый вид, прямо глаз не оторвешь, словно у человека, вернувшегося в отпуск домой. Ты видел, как она села на воду?



- Да. Она вон там пролетела, а потом я видел, как она скользила по воде. Ну, теперь пойдем?



- Странно, что она одна, - пробормотал мужчина. - Не понимаю, почему она кажется такой счастливой, если она одинока. Гляди-ка, она к нам плывет. Черт возьми! Это забавно. Совсем как ручная!



- Ну, скорей. Пошли за ружьем.



- Ладно, - согласился мужчина. - Ты один сходи за ним. А я послежу за уткой.



Мальчик стал надевать сандалии.



- Смотри только не спугни ее, хорошо? - взволнованно попросил он.



Мальчик ушел, осторожно ступая между сухими сучьями, которыми была устлана земля под речными эвкалиптами.



Овцеводческая ферма находилась на гребне холма, возвышавшемся над болотом. Мальчик припустился бегом.



Утка взмахнула хвостом и поплыла, лавируя между болотной травой. Озираясь по сторонам, она выплыла на свободную воду, потом вдруг взъерошила перья и, махая крыльями, постояла на воде. С удовлетворенным видом снова погрузившись в воду, она продолжала свое веселое плавание.



Мужчина встал. Лицо его выражало восхищение и одновременно грусть; губы дрожали. Он следил за уткой с таким напряженным вниманием, словно решал какой-то важный жизненный вопрос.



Ему вдруг захотелось подержать эту птицу в руках, почувствовать трепетное биение ее сердца, ощутить в ней пульс жизни, силу, способную вознести ее выше облаков...



Страстное желание прикоснуться к этой силе, которую она берегла, как сокровище, одолевало его. У него эту силу отняли.



Птица жила своей бессознательной, непорочной жизнью, жизнью тихих, окаймленных полигонумом, неподвижных болот, где спокойствие нарушалось лишь мирными звуками природы, чистое небо никогда не сотрясалось от воплей ужаса, а солнце не сверкало на стали оружия.



Птица могла спокойно озираться вокруг, прислушиваться и не пугаться того, что она видит и слышит. Она могла взлететь ввысь, подняться над насыщенными испарениями зарослями и полететь солнцу навстречу...



Он стиснул кулаки.



В ту ночь, когда японцы высадились в Новой Британии, Джим был рядом с ним... стук моторов над темной водой... зеленые вспышки... высадка...



"Пусть получат сполна". Вопли... Крики... "Поддай им жару!"



Пляж Ралуана, их пулеметы, прочесывающие проволочные заграждения, и беспрерывное бормотание Джима: "Черт, черт, черт". Рассвет... кровь... бойня.



Бурые от крови волны, нахмуренные, словно усталые от тяжести трупов... тела, вздымающиеся и падающие, волны подымают их осторожно, а бросают с отвращением... Катер за катером плывет по человеческому месиву.



Японцы, остановленные проволочным заграждением. Пулеметы обстреливали их с флангов, косили, словно пшеницу. А они все подходили... Живые карабкались по мертвым, мертвые нагромождались баррикадами, а позади этих баррикад плюющие свинцом катера врезались в песок...



Во рту он ощущал соленый привкус... сердце тупо билось в груди... А потом он глухо пробормотал что-то и скрючился от боли...



Голос Джима: "Куда тебе угодило? Держись! Черт бы их побрал!" - "Ничего страшного! Все в порядке..."



Японцы шатаются, падают, и все новые лезут на проволоку по трупам своих убитых. Лезут... топчут мертвецов. Бесчисленные, как саранча.



И вот наконец последняя атака... И джунгли... Долгий с боями путь домой...



Смерть! Смерть! Смерть!



Он обернулся и увидел, что мальчик бежит к нему. В руках у мальчика было ружье.



Мужчина снова поглядел на утку. Она плыла по открытому месту, рассекая серебристую гладь воды, превращая ее в сверкающие на солнце брызги.



Подняв с земли палку, мужчина швырнул ее так, что она со всплеском упала позади утки.



Птица взметнулась, заскользила по воде; ее лапы, касаясь поверхности, чертили две борозды. Она взлетела ввысь и закружила, накреняясь по ветру, так что на какое-то мгновение стали хорошо видны ее распростертые крылья и все ее коричневое тело.



Спустя немного она снова села на воду далеко в камышах.



- Ну вот, теперь все пропало, - негодуя произнес запыхавшийся мальчик, - теперь нам ее ни за что не подстрелить.



Мужчина наклонился и поднял с земли свою форму.



- Да, теперь нам ее ни за что не подстрелить, - повторил он.


Прикрепленное изображение (вес файла 392.4 Кб)
cr_MaynardReece021.jpg
Дата сообщения: 17.02.2012 20:28 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



19 февраля - Всемирный день китов



Тинирау, кит и Кае



Маорийская сказка





Тинирау решил, что над его сыном обряд наречения имени должен совершить знаменитый тохунга Кае из дальней деревни. Он послал за ним лодку, и Кае прибыл на торжественную церемонию.



Кае произнес нужные заклинания: благодаря им младенец со временем должен был стать доблестным и бесстрашным воином. А после совершения обряда Тинирау и Кае пошли погулять по берегу моря. Они подошли к скале, замыкавшей бухту. Здесь Тинирау вдруг остановился и громко крикнул:



- Тутунуи!



Кае с удивлением оглянулся и не увидел ни души. На пустынном берегу не было никаких следов, кроме тех, что оставили на песке он и Тинирау. Кае взглянул на лес, но заросли мануки, чайного дерева, казалось, вымерли. Кае посмотрел на море, отыскивая взглядом лодку с рыбаком, но все лодки лежали на берегу возле па.



И вдруг Кае с удивлением увидел, что из моря поднимается огромная туша. Туша кита. Вода стремительно скатывалась с его спины, будто с горного склона; две струйки горячего пара поднимались вверх, и ветерок не торопясь уносил их прочь. Кае еще никогда не видел живого кита так близко. Но к его изумлению, кит подплывал все ближе и ближе и наконец коснулся скалы, на которой стояли двое мужчин.



Тинирау вырезал кусок мяса из спины кита. А кит только скосил на Тинирау крошечные глазки, вздохнул и уплыл в море.



Кае не мог поверить собственным глазам. Тинирау видел, как он поражен, и ему стало смешно.



- Неужели ты не слышал о моем ручном ките? - спросил он. - Кита зовут Тутунуи - Большой Туту. Мы с ним друзья. Я плаваю на нем быстрее, чем в лодке. Он меня очень любит.



Кае едва нашелся, что сказать.



- А зачем ты вырезал у него кусок мяса? - спросил он.



- Увидишь, когда мы вынем это мясо из печи и оно попадет тебе в рот.



В ту ночь Кае долго ерзал на циновке в доме для гостей. Он съел так много китового мяса, что никак не мог заснуть. Кае лежал без сна и не переставая думал о Тутунуи.



Когда Кае пришло время возвращаться домой, Тинирау приготовил для него лодку. Но Кае не захотел плыть в лодке.



- Тинирау, - сказал он, - ты доволен заклинаниями, что я произнес над твоим сыном?



- Конечно, доволен, - сказал Тинирау.



- Как ты думаешь, они помогут твоему сыну стать отважным воином?



- Конечно, помогут, Кае, конечно, помогут.



- Может быть, ваш тохунга совершил бы этот обряд не хуже меня?



- Нет, что ты! - возразил Тинирау не задумываясь, потому что не хотел обидеть Кае. - Нет, нет, этот обряд мог совершить только могущественный Кае, потому что Кае пользуется милостью богов.



- Тогда я прошу у тебя милости.



- Говори!



- Мне нужно вот что. Позови Тутунуи и прикажи ему отвезти меня домой.



Просьба Кае испугала Тинирау.



- В лодке тебе будет гораздо удобнее, - сказал он. - Великому тохунге больше подобает плыть в лодке. К тому же ты не умеешь управлять Тутунуи.



Лицо Кае потемнело.



- Ты думаешь, у меня не хватит на это силы или ума? - спросил он. - По-твоему, я не сумею сладить с китом? Берегись, Тинирау!



Тинирау знал, как опасно сердить тохунгу. Он поторопился исправить свою оплошность.



- Я пошутил. Кит отвезет тебя домой. Только запомни, что я тебе скажу. Недалеко от берега Тутунуи встряхнется. Это значит, что он не может плыть дальше. Как только он подаст тебе знак, скорее соскакивай в воду с правого бока и плыви к берегу.



- Хорошо, - нетерпеливо сказал Кае.



Тинирау подошел к воде и сложил руки трубой:



- Тутунуи! - крикнул он.



Через несколько минут кит подплыл к берегу. Кае вскарабкался на спину Тутунуи, и удивительное путешествие началось. Оно продолжалось недолго, потому что Тутунуи плыл быстро. Кае вскоре освоился и спокойно сидел на спине у кита.



Через некоторое время на берегу показалась па, где жил Кае, Кит встряхнулся, подавая Кае условленный знак, но Кае и не подумал прыгать в воду. Тутунуи снова встряхнулся, но Кае только сильнее нажал на спину кита. Тохунга повторял одно заклинание за другим, и вскоре Тутунуи оказался на мелководье. Как он ни сопротивлялся, Кае продолжал изо всех сил давить ему на спину, пока Тутунуи не уткнулся в мягкий песок. Песчинки забили его дыхало. Тутунуи сделал последний, отчаянный рывок, потом затих и умер.



В тот вечер в деревне Кае был пир. Над печами, где варилось мясо Тутунуи, поднимался пар, а вокруг сидели все жители деревни.



На Священном острове Тинирау тщетно ждал возвращения кита. Еще не было случая, чтобы он крикнул: "Тутунуи!" - и его любимец не приплыл на зов. Но в тот вечер крики Тинирау разносились над морем и замирали вдали, а кит не появлялся. Вдруг Тинирау поднял голову, его ноздри раздулись. С далекого Тихи-о-Маноно, где жил Кае и его соплеменники, до Тинирау донесся соблазнительный запах вареного мяса.



Когда луна проложила на море серебряную дорожку, Тинирау сказал своим соплеменникам:



- Кае украл моего кита. Кто пойдет со мной, чтобы отомстить за эту обиду?



Воины с готовностью вскочили на ноги.



- Мы пойдем с тобой, Тинирау! - закричали они все как один.



- Нет, - раздался чей-то негромкий голос. - Я пойду. Я - Хине-те-иваива.



Мужчины с удивлением посмотрели на жену Тинирау.



- Да, я пойду вместе с другими женщинами из нашего племени. У Кае много воинов. Разреши, Тинирау, пойти нам, женщинам. Мы приведем сюда Кае, не пролив ни капли крови, и тогда ты поквитаешься с ним.



В доме Кае не умолкал смех. Хине-те-иваива и другие женщины из племени Тинирау развлекали гостей. Они уже давно переходили из деревни в деревню и радовали людей песнями и танцами. Никто не знал, кто они такие. В этот вечер в доме собрались соплеменники Кае.



Хине-те-иваива танцевала со своими подругами и зорко смотрела по сторонам. Где-то здесь, в этом доме притаился их враг Кае. Его можно было узнать по неровным обломанным зубам, но для этого он должен был засмеяться. Женщины старались изо всех сил, дом сотрясался от смеха. Только один мужчина сидел молча с мрачным лицом и плотно сжатыми губами.



Под конец женщины исполнили свой самый смешной танец. И тогда засмеялся даже молчавший мужчина. Он откинул голову назад, открыл рот, и все увидели его безобразные обломанные зубы. Это был Кае.



Когда костер догорел и в доме все стихло, женщины тихонько спели чудесную песню, от которой их хозяева погрузились в глубокий сон. Тогда они прокрались к двери и встали друг за другом двумя длинными цепочками. Женщины осторожно подняли Кае, завернули в циновки, на которых он спал, и, передавая друг другу, отнесли на берег и положили в лодку. Всю дорогу до Священного острова Кае не открывал глаза, усыпленный чудесной песней. Заря едва осветила край неба, когда женщины вынули Кае из лодки, отнесли в дом Тинирау и положили на те же циновки.



Когда Кае проснулся, день уже был в разгаре. Тинирау направился к своему дому под крики соплеменников:



- Вот идет Тинирау! Наш Тинирау!



Кае еще не совсем очнулся от сна. Он не знал, что произошло ночью, и думал, что находится у себя дома. Тинирау открыл дверь и крикнул:



- Приветствую тебя, Кае!



- Зачем ты явился ко мне в дом? - спросил Кае.



- Что?! - воскликнул Тинирау. - Зачем ты, Кае, явился ко мне в дом?



- Как ты смеешь так говорить? Это мой дом!



- Посмотри получше, Кае!



Кае огляделся. Он был в чужом доме. Узор плетения на тростниковых стенах был не такой, как у него. Резные деревянные балки были не такие, как у него. Кае выглянул за дверь и увидел позади Тинирау незнакомые лица с враждебной ухмылкой. Тогда Кае понял все и опустил голову.



Так Тинирау отомстил за смерть кита Тутунуи.


Прикрепленное изображение (вес файла 115.6 Кб)
finwhale595.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 57.4 Кб)
s640x480.jpeg
Дата сообщения: 19.02.2012 18:31 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



23 февраля - День защитника отечества, по старому – День советской армии и военно-морского флота, а неофициально – «День мужика»



Солдат и черти



Русская сказка





Загнали солдата на дальние границы; прослужил он положенный срок, получил чистую отставку и пошел на родину. Шел он чрез многие земли, чрез разные государства; приходит в одну столицу и останавливается на квартире у бедной старушки. Начал ее расспрашивать.



- Как у вас, бабушка, в государстве - всё ли здорово?



- И-и, служивый! У нашего царя есть дочь-красавица Марфа-царевна; сватался за нее чужестранный принц; царевна не захотела за него идти, а он напустил на нее нечистую силу. Вот уж третий год неможет! Не дает ей нечистая сила по ночам спокою; бьется сердечная и кричит без памяти... Уж чего царь не делает: и колдунов и знахарей приводил - никто не избавил!



Выслушал это солдат и думает сам с собой: «Дай пойду, счастья попытаю; может, и избавлю царевну! Царь хоть что-нибудь на дорогу пожалует». Взял шинель, вычистил пуговицы мелом, надел и марш во дворец. Увидала его придворная прислуга, узнала, зачем идет, подхватила под руки и привела к самому царю.



- Здравствуй, служба! Что хорошего скажешь? - говорит царь.



- Здравия желаю, ваше царское величество! Слышал я, что у вас Марфа-царевна хворает; я могу её вылечить.



- Хорошо, братец! Коли вылечишь, я тебя с ног до головы золотом осыплю.



- Только прикажите, ваше величество, выдавать мне все, что требовать стану.



- Говори, что тебе надобно?



- Да вот дайте мне меру чугунных пуль, меру грецких орехов, фунт свечей и две колоды карт да изладьте мне чугунный прут, чугунную царапку о пяти зубьях да чугунное подобие человека с пружинами.



- Ну, хорошо; к завтрему все будет готово. Вот изготовили, что надо; солдат запер во дворце все окна и двери накрепко и закрестил их православным крестом, только одну дверь оставил незапертой и стал возле нее на часах; комнату осветил свечами, на стол положил карты, а в карманы насыпал чугунных пуль да грецких орехов. Управился и ждет. Вдруг в самую полночь прилетел нечистый дух: куда ни сунется - не может войти! Летал, летал кругом дворца и увидал, наконец, отворёну дверь; скинулся человеком и хочет войти.



- Кто идёт? - окликнул солдат.



- Пусти, служивый! Я придворный лакей.



- Где же ты, халдейская харя, до сих пор таскался?



- А где был, там теперь нету! Дай-ка мне орешков погрызть!



- Много вас тут, халдеев! Всех по ореху оделить, самому ничего не останется.



- Дай, пожалуйста!



- Ну, возьми! - даёт ему пулю.



Чёрт взял в рот пулю, давил, давил зубами, в лепешку ее смял, а разгрызть - не разгрыз. Пока он с чугунного пулей возился, солдат орехов с двадцать разгрыз да съел.



- Эх, служивый, - говорит чёрт, - крепки у тебя зубы!



- Плох ты, я вижу! - отвечал солдат. - Ведь я двадцать пять лет царю прослужил, над сухарями зубы притупил, а ты б посмотрел, каков с молодых годов я был!



- Давай, служивый, в карты играть.



- А на что играть-то станем?



- Известно - на деньги.



- Ах ты, халдейская харя! Ну, какие у солдата деньги? Он всего жалованья - три денежки в сутки получает, а надо ему и мыла, и ваксы, и мелу, и клею купить и в баню сходить. Хочешь - на щелчки играть?



- Пожалуй!



Начали на щелчки играть. Чёрт наиграл на солдата три щелчка.



- Давай,- говорит,- бить стану!



- Догоняй по десятку, тогда и бей; из трех щелчков нечего и рук марать!



- Ладно!



Стали опять играть; пришёл солдату крестовый хлюст, и нагнал он на нечистого десять щелчков.



- Ну-ка,- говорит Чёрту,- подставляй свой лоб; я покажу тебе, каково с нашим братом на щелчки играть! По-солдатски урежу! И другу и недругу закажешь!..



Чёрт взмолился, просит, чтоб солдат полегче его бил.



- То-то! С вами, халдеями, только свяжись, сам не рад будешь; как дело к расчету-так сейчас и отлынивать! А мне никоим способом нельзя тебя пощадить; я - солдат и давал присягу завсегда поступать верою-правдою.



- Возьми, служивый, деньгами!



- А на что мне твои деньги? Я играл на щелчки - щелчками и плати. Разве вот что: есть у меня меньшой брат, пойдем-ка к нему - он пробьет тебе щелчки потише моего; а если не хочешь, давай я сам стану бить!



- Нет, служивый, веди лучше к меньшому брату. Солдат привел нечистого к чугунному человеку, тронул за пружину да как щелкнет чёрта по лбу - тот ажно в другую стену отлетел; а солдат ухватил его за руку:



- Стой! Ещё девять щелчков за тобою. Тронул в другой раз пружину да так урезал, что чёрт кубарем покатился да чуть-чуть стены не пробил! А в третий раз отбросило нечистого прямо в окно; вышиб он раму, выскочил вон и навострил лыжи.



- Помни, проклятый, - кричит солдат,- за тобой ещё семь щелчков осталось!



А чёрт-то улепетывает, аж пятками в зад достаёт. Наутро спрашивает царь Марфу-царевну:



- Ну что - каково ночь проводила?



- Спокойно, государь-батюшка!



На другую ночь отрядил сатана во дворец иного Чёрта; вишь, они ходили стращать да мучить царевну по очереди. Досталось и этому на орехи! В тринадцать ночей перебывало у солдата тринадцать нечистых в переделке, и всем равно туго пришлось! Ни один в другой раз идти не хочет.



- Ну, внучки,- говорит им дедушка-сатана,- я сам теперь пойду.



Пришёл сатана во дворец и ну с солдатом разговаривать; то-другое, пятое-десятое, стали в карты играть; солдат обыграл его и повел к меньшому брату щелчками угощать. Привел, подавил пружины, меньшой брат обхватил сатану чугунными руками да так-таки плотно, что ему ни взад, ни вперед нельзя пошевелиться. Солдат схватил чугунный прут и давай хлестать; бьет сатану да приговаривает:



- Вот тебе в карты играть! Вот тебе Марфу-царевну мучить!



Исхлестал чугунный прут и взялся царапкой строгать: сатана благим матом ревет, а солдат знай себе дерет, и так его донял, что тот как вырвался - без оглядки убежал! Вернулся в свое болото, охает:



- Ах, внучки, чуть было солдат до смерти не убил!



- То-то, дедушка! Вишь он какой мудреный! Вот уж две недели, как я во дворце был, а все голова трещит! Да еще спасибо, что не сам бил, а меньшого брата заставлял!



Вот стали черти придумывать, как бы выжить им из дворца этого солдата. Думали, думали и решились золотом откупиться. Прибежали к солдату разом все; тот увидал, испугался и закричал громким голосом:



- Эй, брат, ступай сюда скорее, должники пришли, надо щелчки давать.



- Полно, полно, служивый! Мы пришли к тебе о деле потолковать; сколько хочешь возьми с нас золота - только выйди из дворца!



- Нет! Что мне золото! Уж коли хотите услужить мне, так полезайте все в ранец; я слыхал, что нечистая сила больно хитра - хоть в щель, и то влезет! Вот коли это сделаете,- право слово, уйду из дворца!



Черти обрадовались:



- Ну, служивый, открывай свой ранец. Солдат открыл; они и полезли туда все до единого, сатана сверху лег.



- Укладывайтесь плотнее,- говорит солдат,- чтоб молено было на все пряжки застегнуть.



- Застегивай, не твоя печаль!



- Счастье вам, коли застегну! А не то не прогневайтесь, ни за что из дворца не выйду.



Вот солдат взял застегнул ранец на все пряжки, перекрестил его, надел на себя и пошёл к царю:



- Ваше царское величество! Прикажите изготовить тридцать железных молотов, каждый молот в три пуда.



Царь отдал приказ; сейчас изготовили тридцать молотов. Солдат принёс ранец в кузницу, положил на наковальню и велел бить как можно сильнее. Плохо пришлось чертям, а вылезть никак нельзя! Угостил их солдат на славу!



- Теперь довольно!



Вскинул ранец на плечи и явился к царю с докладом: «Служба-де моя кончена; больше нечистая сила не станет царевны тревожить».



Царь поблагодарил его:



- Молодец служивый! Ступай гуляй по всем кабакам и трактирам, требуй, что только душе угодно; ни в чём тебе нет запрету!



И приставил к нему царь двух писарей, чтобы всюду за ним ходили да записывали на казенный счёт, где сколько солдат нагуляет. Вот он гулял, гулял, целый месяц прогулял и пошёл к царю.



- Что, служба, нагулялся?



- Нагулялся, ваше величество! Хочу домой идти.



- Что ты! Оставайся-ка у нас; я тебя первым человеком сделаю.



- Нет, государь, хочется повидать своих сродников.



- Ну, ступай с богом! - сказал царь, дал ему повозку, лошадей и денег столько, что в целый век не прожить.



Поехал солдат на родину; пристал дорогою в какой-то деревне и увидал знакомого солдата - в одном полку служили.



- Здравствуй, брат!



- Здравствуй!



- Как поживаешь?



- Всё по-старому!



- А мне господь счастье дал: вдруг разбогател! На радостях надо бы выпить: сбегай-ка, брат, купи ведёрку вина.



- Рад бы сбегать, да вишь, у меня скотинка ещё не убрана; потрудись, сходи сам - кабак вот, недалече!



- Ладно; а ты возьми мой ранец, положи в избе да накажи бабам, чтоб не трогали!



Отправился наш солдат за вином, а земляк его принёс ранец в избу и говорит бабам:



- Не трожьте!



Пока убирал он скотину, бабам не терпится:



- Дай, посмотрим, что такое в ранце накладено? Принялись расстегивать - как выскочат оттуда черти с глумом да с треском; двери с крючьев посбивали и ну бежать! А навстречу им солдат с ведёркою:



- Ах, проклятые! Кто вас выпустил?



Черти испугались и бросились в буковище под мельницу, да там навсегда и остались. Солдат пришёл в избу, разбранил баб и давай гулять со старым товарищем; а после приехал на родину и зажил богато и счастливо.


Прикрепленное изображение (вес файла 65.6 Кб)
shapeimage_2 copy.jpg
Дата сообщения: 23.02.2012 22:36 [#] [@]

Владислав Бахревский



Фонтан «Три кита»





Ладно бы ночью, когда чёрные кошки перебегают дорогу, когда срываются с неба звёзды и норовят угодить в трубу, но всё это случилось белым днём. И пускай бы днём, где-нибудь в Индии или Гренландии. Так нет! Всё случилось в нашем городе. Можно бы и в нашем, триста лет тому назад или сто. Но всё это случилось вчера, в нашем городе белым днём.







ПРОИСШЕСТВИЕ ПЕРВОЕ





В сквере «Трёх китов» бабушка Вера гуляла с внуком Ромой. «Три кита» - фонтан. Киты у нас пускают воду не только по праздникам и выходным, но и в будние дни тоже.



Бабушка Вера сидела на скамейке и читала газету. Внук Рома перегибался через барьер и полоскал руки в воде.



- Рома, не балуй, - твердила бабушка. – Рома, упадёшь! Рома, ты когда-нибудь послушаешь бабушку?



И Рома ответил:



- Купи шоколадку – послушаю.



- Ромочка, ты упадёшь и утонешь.



- А кто за меня отвечает? – хитро спросил Ромочка. – Ты за меня отвечаешь. Покупай шоколадку, а то возьму и упаду!



- Как ты разговариваешь со старшими? – рассердилась бабушка.



- А если ребёнок действительно упадёт и утонет? – это подкралась к бабушкиной скамейке мама Ромочки. - А если ребёнок действительно упадёт? Ты же не успеешь подбежать и спасти!



Бабушка опустила голову и поднялась со скамейки. Она стояла перед своей дочерью, как двоечница.



Всё это видели три друга: Игорёк, Гусёк и Прохоров.



- Пойду-ка я налуплю этого шоколадника, - сказал Прохоров.



А Гусёк хихикал:



- Попало старушенции! Вот бы ей один зуб, нос крючком да ногу костяную…



Игорёк поглядел на бабушку, на Рому, на приятелей, перевернул страницу и стал читать свою книжку дальше.



- Эх вы! Прохоров стукнул обоими кулаками по обеим коленкам. – Как вмажу вам! Была бы бабушка молодая…



И тут он ойкнул и тихо сказал:



- Мамочка!



Да и было отчего маму вспомнить. У скамейки стояла молодая женщина в сапогах, гимнастёрке, с орденом Красной Звезды. Ромочка исчез. Вместо него у фонтана оказалась девчонка, копия шоколадника. И Гусёк исчез. Рядом с Прохоровым сидел старикашка: нога деревянная, нос крючком и во рту один-единственный зуб.



Игорька тоже не было. Был – и нету.



Прохоров вскочил на ноги.



- Ну ты, медведь! – заохало Игорьковым голосом. – Не видишь?



Возле скамейки скрючилась Игорькова тень и руками-тенями тёрла тень-ногу.



- Я вижу, - сказал Прохоров и попятился от приятелей.



И тут к нему подошла девочка с конвертом в руке и спросила:



- Мальчик, вы не знаете, где в вашем микрорайоне дом номер 888, квартира тысяча первая?



- Тысяча первая квартира? Ты что, очумела? – закричал на девочку Прохоров. Он и так не знал, что ему делать: бабуся на глазах помолодела, один дружок превратился в старикашку на деревянной ноге, от другого только тень осталась.



Девочка обиженно повернулась и пошла своей дорогой.



- Эй, - окликнул её Прохоров. – А какой тебе микрорайон? У нас их в городе пять.



Она даже не оглянулась. Уходила по дорожке, посыпанной жёлтым песком, и в её косах змеилась красивая зелёная лента.



«Уж не она ли всё это натворила?» - мелькнула у Прохорова дикая мысль. Он чуть было не побежал за девчонкой, но спохватился. Ну как оставишь приятелей в беде? Да в какой беде! Ведь им теперь и дома показаться нельзя.







ПРОИСШЕСТВИЕ ВТОРОЕ





- Все к нам! – звала Маша. – Мы строим город жуков и кузнечиков.



Жуки и кузнечики скреблись жёсткими лапками о стенки коробок. Они потеряли терпение – им хотелось в свой город.



Дворцы, дома, улицы, площади ребята строили из песка. Это был золотой город.



- А меня чего не зовёшь? – спросил Гришка, появляясь во дворе: руки в карманы, кепочка с пуговкой, нижняя губа оттопырена и рот набок.



- И ты иди!



- Хе! – сказал Гришка и сплюнул через левое плечо, потом через правое. Постоял, подумал и сплюнул прямо перед собой, на дорожку.



- Ну вот и я!



Гришка поднял ногу – хруп! – и раздавил главный дворец с королём жуков. Хруп! – и дворец кузнечика всмятку.



- А ну мелкота! Дави своих букашек!



Ребята примолкли.



- Что я сказал? Может, кому-нибудь захотелось этого? – И Гришка достал из карманов свои конопатые кулачищи.



Малыши кинулись топтать золотой город: улицы, площади, домишки, а домишки были не пустые. В них сидели жуки и кузнечики.



- А ты что, особая? Или глухая? – Гришка уставился на Машу.



- Я не особая и не глухая, - сказала Маша. – Но я не буду ломать свой домик и давить своего жука. Я его лучше отпущу.



- Голос подаёшь? Ну не вопи у меня, сама напросилась! – Гришка схватил девочку за косичку и стал наматывать косичку на руку.



- Будешь давить?



- Нет! – прошептала Маша.



- Было очень больно, и всё-таки Маша рванулась из Гришкиных рук и увидела девочку. Девочка, не обращая внимания на писк малышей, уходила вверх по улице, туда, где деревья смыкаются и переходят в парк. У девочки в косах была зелёная лента. Гришка отпустил Машу и помчался на дорогу.



- Цирк приехал! – закричали малыши.



И точно! По улице вели слона.



- Эй ты! – крикнул Гришка слону. – Гляди сюда!



Слон шёл за своим другом-укротителем и думал свою слоновью думку.



- Тебе говорят! – пригрозил Гришка. – Смотри, хуже будет.



Слон шёл себе и шёл, и Гришке пришлось трусить рядом. Он показал слону сначала один кулак, потом другой, а слон шёл себе и шёл.



Когда они поровнялись с уличным фонарём, слон повёл хоботом, снял с Гришки кепочку и повесил её на фонарь.



- Ты на меня?



Гришка схватил камень, и в тот же миг слон осторожно взял задиру за шиворот, поднял и посадил на крышу дома, на самый край.



Что тут началось! Забегали взрослые люди. Затрезвонили телефоны.



И вот пожарник в каске лезет по пожарной лестнице спасать пострадавшего.



Гришка на крыше сидел смирно, а как попал в руки пожарника, стал брыкаться, кусаться, орать:



- Чего хватаешь?



И показал пожарникам кулак.



- Может, молодого человека нужно остудить? – спросили пожарники друг друга и направили на Гришку струю холодной воды.



В это время мимо Гришкиного дома проходил мальчик Прохоров, а за ним на деревянной ноге ковылял старикашка Гусёк.



- У вас пожар? – спросил Прохоров девочку Машу.



Она стояла в стороне от зевак и тёрла красные, заплаканные глаза.



- Нет, не пожар, - сказала Маша, - только Гришка бросился с кулаками на слона…



Маша посмотрела на Прохорова, на старикашку Гуська и вдруг увидела, что у двух людей три тени.



- Ой! – сказала Маша и испуганно отскочила в сторону.



А Прохоров сразу догадался, отчего это она ойкнула, схватил старикашку Гуська за руку и утянул в глухой переулок.



Ну а Гришка примчался домой – и сразу в чулан. А в чулане в сундук залез. И крышку покрепче закрыл. Сам от себя спрятался.



Ведь так, пожалуй, и маме с папой кулак покажешь.







ПРОИСШЕСТВИЕ ТРЕТЬЕ





Щёлкнул замок, и Витя остался в доме один. Один в таинственной бабушкиной квартире, которая помещалась на втором этаже набитого тайнами старинного дома.



Первый этаж занимал музей, и окна бабушкиной квартиры находились как раз над скелетом мамонта. У скелета не было бивня и левой задней ноги.



- Виктор – значит победитель! – громко сказал Витя и оглянулся.



Дверь на кухню была открыта, и на ней подрагивала неясная тень.



- Виктор – это победитель! Виктор – это победитель! – пел Витя счастливым голосом, давая понять тому, кто засел на кухне, что его заметили.



Громко топая, мальчик подошёл к дивану, встал на него коленками, старый диван заскрипел пружинами, и в тот же миг Витя вскочил, пронёсся через комнату и нырнул… под кровать.



Наступила ужасная тишина. Витя стоял на четвереньках за кружевным тоненьким покрывалом и ждал. В следующий миг должны были загрохотать шаги того, кто прятался.



«А вдруг это мамонт? Нет! – подбодрил себя Витя. – Днём мамонт не может уйти из музея. А кто же тогда там, на кухне?»



Витя припал щекою к полу, чтобы поглядеть на кухонную дверь, перевёл дыхание, и тотчас же предательница-пыль схватила его за нос и стала крутить и так и этак. Витя вылетел из-под кровати и чихнул.



И никого. Ни мамонта, ни пирата.



Кухонька у бабушки была светлая, чистая. Тень на двери ложилась от махрового полотенца.



От бабушки сбежал её ненаглядный Голубок, чёрный, как дёготь, кот с голубым бантиком. Бабушка пошла на розыски и к обеду просила внука не ждать её.



Витя достал щи, курицу, манную кашу, сметану, колбасу, хлеб, селёдку, абрикосы, помидоры, чеснок, земляничное варенье, халву, солёные огурцы. Сел за стол- и тут… По оконному стеклу заскрежетали когти, в форточке показалась чёрная морда с белыми усами и со светящимися плошками вместо глаз.



- Виктор – это победитель! Виктор – это победитель! – заорал Витя, швырнул в чудовище ложкой и кинулся из квартиры вон. За спиной что-то взвыло, заскребло, покатилось.



- Амц! – щёлкнул коварный английский замок.



И в тот же миг страхи испарились.



«Чего же это я? – сказал Витя самому себе. – В форточку небось Голубок бабушкин лез».



Обед остывал, а ключа не было. Витя на всякий случай постучал, позвонил и поковырял замок гвоздиком. А потом, сгорая от стыда, выскочил на улицу.



На улице светило солнце. Отражённый лучик попал Вите в глаз: в музее, за решётчатым окном, сияли рыцарские латы.



- Мальчик, вы не знаете, где находится в этом районе дом № 888?



Девочка была как девочка. С косичками. Косички так себе, а лента в них широченная, зелёная.



- Я не здешний! – сказал Витя.



- Жаль, - девочка вздохнула и села на скамейку в тень. – Устала. С утра на ногах.



- Как не устать, - согласился Витя, - только это что! У меня обед стынет, а я в дом не могу войти. Замок защёлкнулся.



- Замок я могу открыть, - сказала девочка и первая вошла в подъезд.



Когда тебе хотят помочь, лучше всего помалкивать. Девочка, словно всю жизнь жила в бабушкиной квартире, уверенно поднялась на второй этаж, прикоснулась рукой к замку.



И дверь медленно отворилась.



Витя, конечно, удивился, но ему не хотелось перед какой-то девчонкой показаться простаком.



- Я прошу вас отобедать со мной, - Витя не только сказал эту замечательную фразу, но вдобавок ещё и поклонился. – Есть хочешь?



- Хочу.



Они славно поели: щей и халвы, каши и селёдки, помидоров и чесноку, земляничного варенья и солёных огурцов. А чтобы девочке не было скучно, Витя занимал её страшными рассказами из своей жизни.



- Вот ты, наверное, не знаешь, куда у мамонта, который стоит в музее под бабушкиной комнатой, девались бивень и задняя нога?



- А куда же они девались? – спросила девочка.



- Это всё я, - сказал Витя, оглянулся, и ему опять стало страшно. – Однажды ночью мамонт погнался за нашим Голубком. Да будет тебе известно: мамонты не терпят ни чёрных кошек, ни чёрных котов! Я, конечно, выскочил на улицу, смотрю, а мамонт целится бивнем Голубку в грудь. У меня никакого оружия. Хватаю чудовище за бивень, тяну на себя, и – о чудо! – бивень у меня в руках. Мамонт на дыбы, а я его бивнем. Раз! И задняя нога у него рассыпалась в прах. Не веришь?



- Почему же, - сказала девочка, - всякое бывает.



Провожая свою спасительницу, Витя через решётчатое окно показал ей скелет несчастного мамонта и латы.



- Это латы короля Ричарда Львиное Сердце, - пояснил он. – Они наделены свойством быть впору каждому, кто их наденет. Я их надевал, конечно, тайно. Надеваю шлем – впору. Надеваю панцирь – впору, сапоги, перчатки – впору. Выхожу на улицу, иду, а навстречу лев. Из зоопарка убежал. Вгрызается в меня зубами, в самую грудь, а на груди броня. Мне ничего, а у льва зубы как семечки. Тогда бьёт он меня лапой по голове, а на голове шлем: мне ничего, а у него когти так и брызнули. Схватил я льва железной перчаткой за хвост и держу. Целый час держал, пока сторожа не прибежали.



- Ты очень интересно рассказываешь, - сказала девочка, - я бы тебя ещё послушала, но солнце склонилось к закату, а я так и не нашла дома № 888.



- Я всё нахожу мигом.



Витя хотел вежливо попрощаться, но вдруг попятился. Попятился, попятился и встал за девочку.



На ребят надвигалась огромная мрачная собака. Она зарычала: «Р-р-р!»



Витины ноги подпрыгнули и вознесли хозяина на высокое музейное крыльцо. Собака кинулась, но девочка подняла руку и медленно опустила. И так же медленно собака опустилась у ног своей новой повелительницы.



- Когда на меня напал лев, - сказал Витя и почувствовал, что всё его тело каменеет, а слова ворочаются тяжело, как жернова, - и ко-гда я схва-тил е-го за х-во…



И всё! Последние слова остались недоговорёнными.



- Милая девочка, - остановила девочку с зелёной лентой в косах Витина бабушка, - не попадался ли тебе чёрный кот?



- Мне попадалась вот эта собачка, - ответила девочка, - и вот этот львёнок.



- И правда лев! – удивилась бабушка. На крыльце музея стоял мраморный львёнок с разинутой пастью, с длиннющим языком.



- На кого же похож этот львёнок? – задумалась бабушка.



Она повернулась к девочке, но та уже была в конце улицы.





(окончание следует)


Прикрепленное изображение (вес файла 557.6 Кб)
-1.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 916.2 Кб)
-2.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 993.1 Кб)
-3.jpg
Дата сообщения: 26.02.2012 20:30 [#] [@]

Владислав Бахревский



Фонтан «Три кита»



(окончание)





ГОЛОВОЛОМКА





Странные посетители явились в тот день к Николаю Николаевичу – участковому милиционеру.



Гражданка лет двадцати пяти с боевым орденом на гимнастёрке привела девочку и заявила, что два часа назад девочка была взрослым человеком и что – самое ужасное – исчез её внук Рома.



Принять бы всё это за неуместный розыгрыш, но Николай Николаевич был опытный милиционер. По документам гражданке выходило без году семьдесят лет, а у девочки, которая, наверное, и букваря-то ещё в глаза не видела, оказался паспорт, и в паспорте значился сын Рома.



- М-да! – сказал задумчиво Николай Николаевич. – Задача со многими неизвестными. Головоломка.



- А скажите, потерпевшая, - осторожно спросил Николай Николаевич, - свидетели были, когда с вами произошло… это?



- Свидетели? Кажется, нет.



- А мальчишки? Забыла, что ли? – капризно пропищала дочка потерпевшей.



- Мальчишки? Кажется, были… Впрочем, нет! Был старик с внуком… И ещё я видела девочку.



- С зелёными лентами в косах? – быстро спросил Николай Николаевич.



- Да. А что?



- Ничего, - сказал Николай Николаевич, но призадумался. Он уже знал о некоторых странных исчезновениях и происшествиях, которые взволновали город.



Мальчишка бросается с кулаками на слона, скандалит со спасителями-пожарными – и пропадает. Как в воду канули трое приятелей, исчез мальчик из квартиры над музеем… А теперь вон какое пошло: старая женщина превратилась в молодую, а молодая – в ребёнка. Да ведь и раньше поступали необычные заявления, на которые оперативные работники не обращали должного внимания. Исчез мальчик, но появилась каменная статуя молодого льва. Откуда? Работники музея развели руками. А свидетельство девочки Маши? Она заметила у двух неизвестных граждан три тени! И все свидетели, стараясь подробнее вспомнить случившееся, между прочим, видели девочку с зелёной лентой в косах.



- Так как же нам быть? – спросила женщина в гимнастёрке.



- Будем искать! – твёрдо сказал Николай Николаевич и решительно надел портупею с кобурой для пистолета.







ПРОХОРОВ И ЕГО ДРУЗЬЯ





Вы-то знаете, что, кроме противного Ромы, никто не исчезал. Гришка сидел в чулане в сундуке. Витя превратился в каменного львёнка, а трое друзей – Игорёк, Гусёк и Прохоров – стояли в это самое время возле столовой самообслуживания и считали мелочь.



- Хватит на три полборща, на две порции котлет и на один компот, - сказал Прохоров, - в порции по две котлеты, наедимся.



Игорькова тень тихонько, но очень грустно вздохнула:



- Мне не надо. Я так.



- Почему это тебе не надо?! – рассердился справедливый Прохоров и покраснел, глядя на Игорькову тень. – А чем же тебя кормить?



- Ничем. Я так.



- Не врёшь?



- Не вру. Мне запаха хватает.



- А, - сказал Прохоров и опять посчитал мелочь. – Возьмём два полборща, одну порцию котлет, два компота, а остальные денежки – на кино.



Старикашка Гусёк обидчиво поджал тоненькие губы.



- Мне котлеты вредны. Мне лучше манную кашу. И компота не нужно! Он из консервов, а всякие консервы нехороши для печени.



«Вот привиреда», - подумал Прохоров, но возражать не стал, да и до споров ли тут было? Возле них остановилась милицейская машина.



Участковый милиционер Николай Николаевич опустил стекло и, приложив руку к козырьку, спросил у почтенного старичка:



- Гражданин, вы давно гуляете с внуком?



- С кем? – испугался Гусёк.



- Со мной, прошептал Прохоров и схватил старичка за руку.



- Ах, с ним! Десять часов.



- Десять часов?



- Дедушка закаляет меня! – сказал Прохоров. – Он хочет, чтобы я вырос космонавтом.



- Вон как! – удовлетворённо улыбнулся Николай Николаевич. – А не встречались ли вам трое мальчиков?



- По двое встречались, - запинаясь, ответил старичок, - а по трое – нет.



- А не попадался ли вам мальчик, который всем показывает кулаки?



- Кажется, не попадался.



- Но, может быть, вы видели девочку с зелёными лентами в косах?



- Нет! – выкрикнул Прохоров.



- Не-ет?! – милиционер посмотрел на него внимательно и долго.



- Их много тут бегает, и с зелёными, и с красными, и с белыми лентами, - выручил старикашка Гусёк.



Участковый милиционер Николай Николаевич козырнул, и машина уехала.



- Скорее в столовую, - шепнул Прохоров, но остался на месте.



Мимо прошёл автобус, а в автобусе возле окошка сидела девочка с зелёными лентами в косах.



«Если её ищет милиция, значит, всё это натворила она». – осенило Прохорова.



- Ребята, за мной! – крикнул он своим, но не побежал. С хромым старикашкой за автобусом не угонишься.



- Вот вам двадцать копеек, - сказал Прохоров, - и ступайте в кино. Я пойду искать девчонку.



- Меня по детскому билету не пустят! – старикашка Гусёк опять поджал свои обидчивые губы.



- Ах, да! Держи сорок копеек, а тебе…



- А мне не надо денег, - сказала печально Игорькова тень.



- Верно, - согласился Прохоров.







ВСТРЕЧА У ФОНТАНА «ТРЁХ КИТОВ»





Самыми тёмными улицами шёл Прохоров к фонтану «Трёх китов». Наверное, он шёл к фонтану потому, что именно там началась вся эта история. Когда Прохоров добрался до фонтана, в парке было светло, взошла луна.



На мраморном барьере, натянув платье на коленки, сидела девочка. У Прохорова сердце заколотилось так сильно, что девочка вздрогнула:



- Ах, это ты!



- Я, - сказал Прохоров.



- Иди сюда, посмотри, как мерцает вода.



Прохоров послушался и подошёл.



- Он оказался обманщиком, - сказала девочка.



- Кто?



- Тот, кто прислал письмо. – Она протянула Прохорову конверт. – Дома № 888 в вашем городе нет. Понимаешь, он написал не мне, а в нашу школу волшебников.



- Волшебников? А разве есть такая школа?



- Конечно. Ведь я оттуда. Нам написали, что у вас все мальчики и девочки трусы и зазнайки, лентяи, хулиганы и вруны. И тогда меня послали вам на помощь, а письмо оказалось обманным.



- Постой, постой! – Лицо у Прохорова стало сердитым. – А ведь я знаю, кто это написал! Это написал мой сосед Стасик. Он пишет в стенную газету всякую критику, но всегда подписывается «Ученик соседней школы».



- Вот ему-то и нужна моя помощь! – сказала девочка озабоченно. – Но я уже не успею. Через час отходит мой поезд, а мне надо освободить от чар всех, кого пришлось подлечить.



- Тогда всё равно надо бежать к Стасику! – обрадовался Прохоров. – У него отец работает на «скорой помощи». Он выручит.







ПРЕДПОСЛЕДНЕЕ





Стасик провёл нежданных гостей в комнату, посмотрел на Прохорова, на незнакомую девочку с зелёной лентой в косах, на часы:



- Что-нибудь случилось?



- Случилось, - буркнул Прохоров. – Твоё письмишко?



Стасик взял письмо и немножко покраснел.



«Если соврёт, - подумал Прохоров, - хорошо бы его вот этой люстрой с подвесками по башке шарахнуло».



- Это письмо, - тянул слова Стасик, - это письмо… написал… не…



Люстра угрожающе поползла вниз.



- Так же можно человека убить! – испугалась девочка-волшебница, оттаскивая Стасика в сторону.



- Это письмо написал… я, - пролепетал Стасик, поглядывая на люстру, - но я не думал, что оно дойдёт. Я пошутил.



- Силой волшебства, - сказала девочка, которой я владею, приказываю тебе отныне быть смелым, скромным, щедрым, работящим, весёлым, правдивым, верным.



- А теперь, - сказал Прохоров, - звони отцу: нужна машина «скорой помощи».



Но позвонить не успели. Раздался звонок, и, когда дверь открыли, на пороге увидели участкового милиционера Николая Николаича.



- Разрешите? – спросил он, проходя в комнату. Следом за ним вошли бабушка в гимнастёрке, девочка – копия шоколадника Ромы, хулиган Гришка, старикашка Гусёк и еле приметная на электрическом свету Игорькова тень.



- Итак, надо было решить эту нашу задачку со многими неизвестными, - сказал Николай Николаич, пристально глядя в глаза девочке с зелёной лентой в косах, - не так ли, товарищи?



Девочка ужасно покраснела.



- Да, конечно, - прошептала она, - я сию минуту. Но мне нужна кофейная гуща, морковка, лавровый лист, бобы…



- У нас только фасоль, да и та консервированная! – испугался Стасик.



- Подойдёт? – спросил Прохоров.



- Подойдёт, пожалуй, - не очень уверенно сказала девочка. – Где у вас кухня?



Через пять минут в кастрюльке кипела вода, пахло лавровым листом.



- Отвернитесь, - попросила девочка Стасика и Прохорова.



Ребята отвернулись, и тотчас запахло незнакомыми цветами, из кастрюльки повалил фиолетофый пар. Николай Николаич ворвался на кухню.



- Пожар?



- Нет, нет! – сказала волшебница. – Пусть на кухню войдут заколдованные.



Все пришли.



- Кригли, рогли, старкарай! – крикнула волшебница и трижды перекрутилась на левой ноге.



Сразу на кухне стало тесно. Ромина мам держала за руку бабушку ромы, а бабушка Ромы держала за руку самого Рому. Гусёк стал Гуськом. Игорёк – Игорьком.



- Так, сказал Николай Николаич, - будут ли ко мне вопросы, предложения, заявления?



- Нет! – сказали все.



Но Прохоров поднял руку:



- Нельзя ли гостью на вокзал подвезти? У неё поезд уходит.



- Конечно, можно!



- Мы все её проводим! – сказала Ромина бабушка.



- Да! Да! Да!







ПОСЛЕДНЕЕ



- До отправления поезда осталось пять минут, - объявило вокзальное радио.



Девочка с зелёной лентой в косах вошла в вагон, подошла к окну и помахала рукой своим новым друзьям.



- А как же тебя зовут? – спохватился Прохоров.



- Меня зовут Уга-дай-те.



- Гадать-то уже нет времени, - сказал Прохоров, взглянув на часы.



И вдруг они оба, Прохоров и Уга-дай-те, схватились обеими руками за головы и воскликнули в один голос:



- А львёнок?



Уга-дай-те быстро шептала какие-то непонятные слова, но всем было ясно: это не те слова, какие ожидает на крыльце музея окаменевший Витя.



- Я забыла, - прошептала девочка в отчаянии, - я забыла заклинание.



- До отправления поезда осталась одна минута - объявило вокзальное радио.



- Ребята! – И Прохоров вскочил на подножку. – Я поеду с Уга-дай-те. Берегите львёнка, я выучу заклинание и вернусь.



- Мы с тобой! – Игорёк и Гусёк тоже прыгнули на подножку, и в это время поезд тронулся.



Провожающие пошли следом за вагонами, потом побежали.



- Ждите нас волшебниками! – крикнул Прохоров, а девочка с зелёной лентой в косах горько плакала, как плачут отличницы, нечаянно получившие двойку.


Прикрепленное изображение (вес файла 981.2 Кб)
-5.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 888 Кб)
-4.jpg
Дата сообщения: 26.02.2012 20:32 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



1 марта - Праздник прихода весны



Автор под ником La Chachkine



Сказка о Весне





Юная зеленоглазая Весна была одной из лучших среди одноклассниц. Изумительно нежными и свежими получались у Весны молоденькие листочки. И кисти, и краски у всех были одинаковы, а все же листочки или, к примеру, небесные переливы раннего утра у Весны были необычайно яркими, радостными и сказочными. Конечно, она всегда старательно добивалась такого оттенка, который задумала. Да ведь и другие вроде бы старались. Но только Весна вкладывала в каждый листочек, в каждую полоску неба, в каждый бутон расцветающей яблони свою любовь, и каждую свою работу старалась довести до совершенства. Оттого у нее и получалось все волшебно живое, радостное и наполняющее любовью.





***





Закончила Весна школу на отлично. И пришла ей Пора отправиться в один из городов. По традиции выпускницы сплели венки из цветов и обменялись друг с другом на память.



Исполненная радостных ожиданий собрала Весна вещи и попрощалась с подружками. Села в свою быстролётную колесницу и полетела в Белый Город, в котором уже следующим утром должна начаться её любимая Пора и любимая Работа. Настроение у Весны было ликующее. Вокруг неё кружились и щебетали пташки. На её венке приютились две разноцветные бабочки с переливчатыми крылышками. Свежий ветер с моря окружил юную Весну и всю дорогу ласково перебирал её локоны.



И вот, наконец, показался город. Весна моментально представила, как сможет здесь все раскрасить. Как город, и без того необыкновенный, ещё больше засияет красками.





***





Хмурый Погодный Директор едва кивнул в ответ на «здравствуйте» и молча, придвинул бланк для заявления. Птички умолкли. Лепестки цветов на венке поникли. Бабочки исчезли.



Весна написала заявление о вступлении в должность Весны, и Погодный Директор вручил ей зарплатную карточку, лист бумаги с адресом домика Весны и ключ от него. Вместо «до свидания» Погодный Директор заметил, что Март сам зайдёт к Весне завтра утром.



С самого раннего утра Весна ждала своего нового коллегу в нетерпении. Всё у неё было готово: новенькие мягкие кисти, самые свежие новые краски. Но Март появился в дверях только в половине девятого. Коллега оказался бледноволосым сухощавым скучным юношей. Широко зевнув, вяло поздоровался и, вместо того, чтобы поторопиться на Работу, попросил Весну сварить ему чашечку кофе.



- А мы не опоздаем? – осторожно поинтересовалась Весна.



- Куда? – зевая, удивился Март.



- На Работу, – робко произнесла девушка.



- Брось, – ответил Март, – весна здесь начинается не раньше середины апреля. Так что расслабься, у тебя ещё полтора месяца впереди.



- Но я могла бы раскрасить подснежники и … небо, – возразила Весна.



- А чем тебе ЭТО небо не нравится?



- Ведь это зимнее небо. А оно совершенно другого цвета, – Весна начинала сердиться от такого бездействия и равнодушия.



Март прошёл на кухню и включил кофемашину.



- Люди не замечают разницы между поздним зимним и ранним весенним небом, – продолжил он свои нелепые доводы, наливая воду для кофе, – поэтому Весна, что была здесь до тебя, начинала Работу только с Апрелем.



Долго ещё пыталась Весна убедить ленивого юношу, что нужно начать Работу, но всё было тщетно. В итоге она поняла, что он появился у неё в доме только для того, чтобы отметиться в календаре и выпить кофе. Выполнив свою не слишком обременительную миссию, Март исчез из поля зрения Весны, и больше она его не видела. Поэтому в городе по инерции продолжалась зима, только сугробы из белых становились серыми и даже чёрными.



Апрель оказался более жизнерадостным, но, то ли тоже ленивым, то ли чересчур занятым своими личными делами. К тому же, предпочитал не делать больше того, что, по его мнению, было достаточно.



- Вот ты паришься, – говаривал он, – а на фига? Энергию тратишь, время тратишь, когда можно то же самое, что ты целый день делаешь, сделать за пару часов и спокойно оттянуться. Запомни: лучшее – враг хорошего. Всё равно никто кроме тебя не просечёт, чем один светло-зелёный оттенок отличается от другого светло-зелёного оттенка.



За весь месяц они всего несколько раз выбрались в город, чтобы работать, и Весна смогла немного раскрасить небо и молодую травку. Погодный Директор не хотел ничего слышать: «Зарплату на карточку ты получаешь регулярно? Ну и всё. Твою «ядерную энергию» никто сверх меры оплачивать не будет. Существует квота, её и придерживайся».



Весна негодовала, спорила, грустила, тосковала. Ничего не менялось. Но самое ужасное: она начала сомневаться в себе. Она боялась, что забудет, или, может быть, даже уже забыла, как правильно смешивать краски, чтобы получить именно тот единственный и неповторимый оттенок нежно-розовых лепестков или блики и отблески в каплях росы, или отражение солнца на поверхности воды ранним весенним утром. Но, к сожалению, видела только подтверждение слов Марта и Апреля – казалось, люди слишком спешили постоянно куда-то, они не замечали ничего, что происходило в природе. Их как будто не волновали рассветы и цвета. Даже садовники, которые ухаживали за городскими парками и высаживали в клумбах цветы, делили цветы только на красные, оранжевые, розовые и желтые. Как будто, в мире не существовало миллионов разных оттенков этих и других цветов. Весна заметила, что все, кто делает свою работу не так тщательно, но быстро, успевают сделать больше дел. «Вероятно, они правы, – думала Весна, – город красив, в нём много зелени, деревьев, парков, садов. Он радует людей разноцветьем. И, может быть, это действительно, не важно, что есть сотни оттенков красного цвета».





***





Оставался только один основной месяц Весны. Конечно, весенние краски существуют и в летние месяцы, и по-хорошему, работа у Весны есть в любое время года, но если люди не видят весенних красок весной, то где уж им увидеть их летом. Совсем затосковала Весна. Стала грустить, начала терять интерес к работе, у неё появились ленивые дни, когда она и вовсе не хотела работать. И Весна стала всё быстрее и быстрее превращаться в старушку. Каждый день без работы состаривал юную Весну на десять лет. Когда Весна работала, её старение будто бы приостанавливалось. Но без работы старение наступало ещё стремительнее. И к концу апреля Весна выглядела как пожилая … дама.



Пришёл Май. Он любил свежий речной воздух, поэтому предпочитал большую часть времени проводить на Набережной. Наконец, Весна смогла подолгу раскрашивать Город, правда без особой надежды на то, что кто-то оценит эту красоту и её труд. Просто раскрашивала, как будто для себя. Не менялось только одно: Весна не могла сделать никакую, даже самую маленькую, работу не идеально, не на 100%.





***





Однажды в Белый Город приехал Фотограф. Это был настоящий профессионал, его работы очень ценились во всем мире. Он был неоднократным лауреатом различных премий. Он много путешествовал, конечно, много снимал: и природу, и людей, и животных, и достопримечательности, и события. Как все фотографы-художники очень любил снимать рассветы и закаты. В своем городе, а это был Зеленый Город, Фотограф жил на самом побережье, и окна его апартаментов были с видом на океан. Окна тянулись от пола до потолка. И его открытая просторная терраса тоже выходила на океан. У Фотографа была целая коллекция замечательных снимков океана и неба с рассветами и закатами. Он считал, что ни один восход не похож на другой. И Фотограф умел снимать так, как умеют только настоящие Мастера. Разумеется, приехав в Белый Город, Фотограф не мог не снять восход на Набережной реки.



В то утро Весна ещё до восхода солнца выбрала один из уголков Набережной, где хотела поработать над многочисленными оттенками облаков, сквозь которые проникали лучи утреннего солнца. «Жаль, что люди не видят, какими красивыми могут быть простые облака», – горевала она, нанося легкие мельчайшие штрихи разного цвета на розовые и оранжевые облака, как вдруг услышала «Потрясающе!». От неожиданности она чуть не выронила кисть. И тут увидела говорившего. Это был Фотограф. Вероятно, он встал ещё до рассвета и пришёл сюда, на Набережную, чтобы делать снимки. Он установил штатив и теперь фотографировал поднимающееся над городом солнце. Его лицо сияло под стать солнечной дорожке на воде. Он снимал солнце, воду, облака и время от времени восклицал «Какие краски!». Весна, воодушевлённая такими словами, подмешала немного новых оттенков, чтобы проверить, заметит ли их человек. И он заметил. Он фотографировал и фотографировал, пока солнце не поднялось слишком высоко, чтобы называться рассветным.



Весна спустилась к фотографу, чтобы рассмотреть его поближе. В его ярко голубых глазах искрился радостный огонёк вдохновения, а утреннее солнце мандаринового оттенка делало его шелковистые пряди довольно длинных волос золотыми. «Может быть, только по-настоящему красивые люди могут оценить красоту?» – подумала Весна и сделалась видимой для Фотографа.



- Ты сама Весна? – улыбнулся он.



- Ты угадал, – ответила Весна.



«Мог ли я не угадать, – размышлял в то же время Фотограф, – только Весна может быть так прекрасна».



- Раньше я видел только деревья, траву, небо, цветы, а сейчас я вижу Весну, в которой всё это отражается как в зеркале.



Словно её вдруг окатили ледяной водой – такое ощущение охватило девушку, когда она вспомнила, что выглядит сейчас безобразной старухой, как могла забыть она об этом и показаться Фотографу? Весна машинально наклонилась к воде и увидела в ней своё отражение. Из реки на неё смотрела не старуха, а юная, свежая, грациозная и сказочно красивая Весна. Возможно, ей показалось по сравнению с тем, что она ожидала увидеть, но новое отражение было даже лучше её прежнего облика.





***





Весна попросила Фотографа организовать в Белом Городе выставку его работ, посвящённых городу. Она с радостью раскрасила весь город новыми красками. А фотограф сумел запечатлеть неповторимые моменты жизни Белого Города в своих работах. И люди увидели свой Город как будто по-новому. С тех пор, они стали чаще обращать внимание и на природу, и на городские пейзажи, и на то, какими красками город расцвечен, они стали разборчивее в цветах.



А Фотограф предложил Весне уехать с ним в Зеленый Город. Ему хотелось, чтобы Весна всегда была в его городе, и не просто в его городе, а рядом с ним. Только о такой мастерице-музе-подруге в одном лице он и мог мечтать. Весна с радостью согласилась.



Погодному Директору Белого Города пришлось запрашивать новую весну, но теперь горожане внимательнее относились к своему городу, и он стал руководить Погодным Учреждением добросовестнее. Не только Март и Апрель отчитывались теперь за свою работу, но и другие Месяцы. Так что Белый Город очень быстро преобразился и процветал с тех пор всегда.





***





Что же до Зеленого Города, то и до появления в нём Весны было заметно, что и городские власти, и погодные учреждения любят свой город и уделяют ему много внимания. Может быть поэтому, в нём жили в основном настоящие Мастера своего дела и Важных Премий Лауреаты. Она снова ощутила вкус к жизни. Весна попала в свою стихию, и поняла, что тех, кто делает работу хорошо, но быстро, много, и они даже неплохо живут. А тех, кто делает работу, вкладывая в неё свою душу – меньше, но только они получают настоящие премии и настоящее признание всех людей. С появлением в Зеленом Городе Весны, город стал ещё краше. Во все времена года он был ярким, радостным и многоцветным. И Весна осталась в этом городе навсегда. Здесь её ценили и восхищались её работой, а она, не будем этого скрывать, очень любила, когда её работу оценивают по достоинству, поэтому с благодарностью принимала очень высокие оценки своей работы, и без ложной скромности встала в ряд самых-самых лучших лауреатов самых лучших премий.


Прикрепленное изображение (вес файла 134.1 Кб)
z243vgp.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 414.9 Кб)
P1030386.jpg
Дата сообщения: 01.03.2012 18:15 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



1 марта - Всемирный день кошек



Дмитрий Гаврилов



ПЕРВАЯ СКАЗКА КОТА БАЮНА



или



КОЛЕСНИЦА ФРЕЙИ





Иные говорят, что лучшее лекарство от бессонницы - это сон-трава. Прочие советуют считать на ночь, третьи - рисовать в голове причудливый узор. Но правы лишь те, кто предлагает первейшим средством мысли о дремлющей кошке, ибо нет другого такого зверя, который спит столь сладко и так чутко, и никто не сравнится с ним в грациозности ни днем, ни ночью. Даже спящая, кошка по-прежнему красива и неповторима.



Если вы решили попробовать этот рецепт - не спешите. При этом стоит лечь поудобнее на спину и стопу одной ноги упереть в колено другой. Теперь, закройте веки и представьте себе мурлыку.



Он вольготно устроился на самой верхней книжной полке вашей комнаты. А может, это ветка! Ветка дуплистого очень старого дерева, таких и не сыскать ныне.



Зверь поглядывает на мир сквозь узкие щелочки хитрых зеленых глаз. Вам кажется- ему все равно, а коту и впрямь нет до вас никакого дела. Он занят собой. Вот, ему что-то не понравилось среди своей пушистой шкуры. Пара движений языком - шерстинка к шерстинке. Теперь мех в порядке.



Кот зевает во всю пасть, демонстрируя забывчивым ряды белых и острых, как ножи, клыков. Между ними выгнулся изящный красный язычок. Зевок медленно превращается в ошеломительную улыбку от уха до уха. Но ее уже нет, остается только легкая усмешка среди усатых в точечку щек.



Кошачий ус слегка подрагивает. Что ему снится? Лапа, безвольно свисавшая вниз, вытягивается по струнке и разжимается, выставляя напоказ лезвия когтей. Затем, невероятным образом вывернувшись, зверь опрокидывается на другой бок, и вам остается лицезреть всего лишь его спину в пятнах и полосках. Укрытый одеялом собственного хвоста кот погружается в царство Дремы, мир снов, сказок и легенд, куда открыт путь только ему, героям и ребенку.



* * *



Богиня любви и красоты, предсказательница Фрейя проснулась ранним утром в своих чертогах от страшного грохота. С тех пор, как Фрейр, ее брат-близнец остался заложником в Асгарде, а она вышла замуж за Одда, никто не смел тревожить ассиню так рано.



«Не иначе Тор куда-то спешит! Кто еще может будить жителей небесного города в столь неурочный час!» - подумала она, но желая лично убедиться в правильности своего предположения, Фрейя вышла на балкон. Женщинам всегда не терпится первыми узнать новости, не важно, богиня это или простолюдинка.



Действительно, как раз в этот момент мимо ее дома окутанный облаком межзвездной пыли мчал Аса-Тор на своей знаменитой колеснице, запряженной двумя гигантскими длинношерстными козлами. Один из них был явно не в духе, зато второй его рогатый собрат выглядел бодрым и тянул повозку изо всех сил. Из-за подобного неравенства колесница все время сворачивала влево и Тору приходилось то и дело выправлять положение. Вероятно, вчера за ужином сотрапезники-асы ели Скрипящего Зубами, поэтому Скрежещущий казался более мрачным - вечером была его очередь. И хотя наутро съеденного вчера козла воскрешали, нельзя сказать, что животным весь этот процесс доставлял хоть какую-нибудь радость.



Завидев прекрасную Фрейю, Громовержец остановил колесницу. Козлы резко затормозили и встали, как вкопанные.



Из под колеса взвился колдовской сверкающий асгардский песок и кометой достиг балкона, где стояла разгневанная ассиня.



- Негодный! Мало того, что ты разбудил меня, так еще чуть не испачкал! - услышал Тор. Впрочем, сегодня он был в отличном расположении духа и решил не вступать в перепалку.



- Не сердись на нас, светлоокая, ведь известно, любой обомлеет при взгляде на тебя и забудется несбыточной мечтой! - выпалил Тор и даже сам удивился столь несвойственному для него красноречию.



Фрейя не долго размышляла над этим весьма сомнительным лестным оправданием, поскольку сразу после слов Громовика, как бы в подтверждение им, Скрежещущий зубами сказал:



- Ммэ-э-е!



Сменив гнев на милость, богиня рассмеялась.



- Я вовсе не сержусь! Но куда собрался Одинсон, если не секрет!- Конечно, с ее стороны это был вопрос учтивости, Фрейя с первого взгляда на бога догадалась, что Тор собрался на рыбалку. По своему обыкновению он ловил Мидгардского змея. Один раз Ермунганд сорвался и с тех пор обходил наживку рыбака из Асгарда стороной.



- Никто, даже моя жена Сив в Бильскирнире не должна знать, куда я направляюсь, но тебе я, пожалуй, скажу в знак наших добрых отношений. Да и что утаится от Фрейи? Сив не сравниться с тобой красотой, слезы твои чисто золото, голос - точно серебро...



Но я этого не говорил... - вдруг зашептал Тор, отчаянно оглядываясь, - Знаешь какой слух у Мидгардского змея? Даже отец опутывает совещания асов особой тканью заклятий, чтобы никто не услышал о чем говорят в светлом Асгарде. - Хочешь, Аса-Тор, я предскажу, как окончится сегодня твоя тихая охота? - сказала Фрейя, усмехнувшись, поскольку знала о глухоте любых змей. Неуклюжий Тор опасался совсем не того дракона просто, Сив не отличалась покладистостью.



- Что ты, что ты! Зачем? Ведь никакого интереса не будет! - он гикнул на своих козлов, и колесница устремилась к жилищу Хеймдалля - стражу Радужного моста.



- Смотри! Рыбу не распугай! - крикнула она вслед, - Хорошего клева!



- Клянусь Одином, я привезу тебе подарок из Мидгарда! - услышала она в ответ.



Некоторое время спустя, миновав Бильрест, Тор сидел на берегу острова Буян, закинув снасти в воду, и предвкушал тот миг, когда услышит долгожданный звона колокольчика.



Неожиданно воздух огласился душераздирающими звуками, доносившимися из лесной чащи. Как раз в этот момент Тору показалось, что была поклевка, но эти проклятые крики все заглушили. Тор был взбешен и уж было приготовился метнуть в лес свой неудержимый Мьелльнир, как вдруг раздражавший бога писк сменился на тихую, нежную колыбельную песню.



Неизвестный исполнитель выводил ее так упоенно, что у Громовика стали слипаться веки, и он клюнул носом.



В этот самый миг леска дернулась, и колокольчик прорезал сомкнувшуюся было над асом дремоту. Бог вскочил и кинулся к снастям, но не успел он и шага ступить, как колокольчик смолк. Ну хоть бы шелохнулся. Тор крепко выругался и принялся вытравливать донку, ловить Мидгардского дракона в таких невыносимых условиях не представлялось возможным. К тому же наживку кто-то успел сожрать, а это, надо вам сказать была не маленькая корова, как обычно, в этот раз ас нацепил на крючок целого быка.



Из леса снова противно и громко запищали, застонали, завыли так что у аса заложило уши. Сын Одина засучил рукава и ринулся в чащу, ломая стволы вековых деревьев на своем пути. Тор совсем забыл про Пояс Силы, а когда вспомнил, то конечно же снял, ведь продвигаться по бурелому еще трудней.



Продирался он не долго, потому что, как и в прошлый раз писк прекратился и начавшееся за ним пение убаюкало могучего бога. Тору захотелось, как в детстве, ведь у богов оно тоже бывает, лечь на мягкий, ароматный, сухой лесной мох, поджать коленки и положить ладошки под щечку.



Из последних сил в неравной борьбе со сном ас прочитал заклинание, которое однажды ему поведал хитрый Локи.



И чудо, ноги и руки налились прежней силой. Грудь распирало от переполнявшей Тора энергии, злости и обиды. Кто посмел усыпить сына самого Одина, грозного и непоколебимого аса. Еще несколько шагов и ...



...И Тор вышел на поляну. Посередине ее возвышался древний, раскидистый дуб. На самой низкой ветке дерева сидел громадный, словно барс, пушистый кот тигровой масти. У корней, свернувшись клубком, прижавшись друг к другу, посапывали два очаровательных упитанных, размером с добрую рысь, голубых котенка.



Котяра сладкозвучно мурлыкал, именно это мяуканье Тор принял за медоточивое пение. Перед ним был кот Баюн.



- Твои отпрыски? - улыбнулся Тор, гнев его улетучился моментально. Всем известно, что Громовик отходчив, однако и вспыхивает легко, как собственная молния.



Кот согласно закивал, но самозабвенного пения не прекратил. В это же время на глазах у Тора зверь стал такого же голубого цвета, как и котята, его пушистый мех начал как бы втягиваться вовнутрь и еще через минуту Баюн превратился в гладкошерстного мурлыку.



- Ты будешь по-человечески говорить? - рявкнул Тор.



- Пеняй на себя, Перун! Тебе же хуже будет, - ответило наглое животное, и песня смолкла.



- Из-за тебя, папаша-одиночка, у меня сорвался с крючка сам Ермунганд! Из-за тебя, бард несчастный, я чуть было не заснул в лесу...



- Так ведь, не заснул же? - зевнул Баюн и показал при этом пугающий оскал.



- Не хватало еще, чтобы Одинсон поддался на уловку дикой кошки.



- Необычной кошки, прошу заметить,- продолжал кот, разглядывая свои ужасающие когти-ножи.



Тут ас благоразумно затянул Пояс Силы и сразу почувствовал себя уверенней.



- Ящер-Змий Морской, как известно, необычайно длинный, и когда голова его у берегов края Иньского, а она сейчас там, уж я-то знаю, то хвост как раз в море Варяжском, значит и клевать он не мог - снова заговорил ученый кот.



- Мне известно это и без тебя - начал Тор, но от внезапного пронзительного и раскатистого «Мяу! Мяу!» его так и передернуло. Котята проснулись и требовали кушать.



- Спите мои маленькие! Спите родимые! - запел, замурлыкал Баюн,- Вот ведь, угораздило! Познакомился весной с одной кошкой и нагулял ей этих сосунков. А она, стерва, мне их подкинула и удрала. Теперь маюсь... Вчера Гагана покушалась... Во, видал? - кот с мрачным видом показал Тору длинное блестящее медное перо, - Трофей!



Неожиданно кот фыркнул и выдал вопрос, который, как видно занимал его с самого начала разговора:



- Слушай-ка, Аса-Тор, а не устроишь ли ты судьбу моих малюток?



Громовержец покосился на пищащее потомство и ответил:



- Может и устрою.



Тор вспомнил, как рано утром гордячка Фрейя накричала на него. «Будет ей подарочек!» - злорадно ухмыльнулся он, совершенно справедливо полагая, что богине выпадет провести не одну бессонную ночку. Видно, путешествия в компании ехидного Локи даже Тора кое-чему научили.



Уже спокойный за судьбу котят Баюн окрасил мех в иссиня черный цвет и моментально оброс гривой пушистых и густых волос:



- Только, прошу, без глупостей. Это не уличные коты, а мои дети. И пусть ты - Сварожич, пусть ты - Одинсон, но если с ними случится нехорошее...



- Ах, мохнатый невежа! Да как ты смеешь! Даже снежные великаны дрожат при одном моем имени... - ас уже приноровился было схватить мерзавца за шкирку, да не тут-то было.



Ударился кот о землю, обернулся птицей Гамаюн, птицей вещей, сладкоголосой и исчез в синем небе.



Тор аж топнул с досады, но делать было нечего. Он подхватил двух ревущих котят и зашагал к берегу, где Скрипящий и Скрежещущий в нетерпении били копытами.





* * *



Известно, что викинги почитали ассиню Фрейю, богиню любви и плодородия. Бонды молили ее о дожде для полей и счастливом разрешении от бремени для своих жен, и до сих пор в Скандинавии выносят на вспаханные поля кувшины с молоком. Ведь согласно легенде, Фрейя летит по небу на колеснице, запряженной двумя гигантскими синими кошками. Вероятно, маленькая месть Тора не состоялась.



Крестьяне верят, если умаслить любимцев богини, она защитит урожай от ливней и гроз. Поэтому, уже неосознанно, а подражая своим далеким предкам, они справляют этот обряд, то есть используют магическую формулу древних.



Не их вина, что порою заклинание не действует. Ведь им уже не ведомо искусство магии, которым мастерски владели служители Одина и Велеса.



Но даже в те века, когда по земле рыскал кот Баюн, подлинных магов можно было бы сосчитать по пальцам. На этом поприще нельзя иначе добиться ощутимых результатов, как самому. Пути открыты - но каждый должен пройти по ним в одиночку. В магии, как и в литературе, нельзя использовать то, что применяют все.


Прикрепленное изображение (вес файла 12.4 Кб)
thorr3.gif

Прикрепленное изображение (вес файла 120 Кб)
47fd53cdb057 .jpg
Дата сообщения: 01.03.2012 18:23 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



3 марта - Всемирный день писателя



Ганс Генрих



Сказка про писателя





Он считал себя слишком скромным, этот писатель, и думал, что ему никогда не удастся подняться выше тех нескольких строчек, которые он иногда оставлял на белоснежной странице своей записной книжки. Все началось именно тогда, когда писателем он еще, конечно же, не был.



Однажды, собравшись с духом он, все тщательно обдумав, взял ручку, общую тетрадь и тщательно вывел название своей повести. У него было все: ум, память и художественное видение мира, но он был не один. То есть грубые существа, окружавшие его, страшно мешали ему. Когда он садился за стол, родственники начинали шумно галдеть, чем повергали писателя в ужасное смятение и мешали плавному ходу поэтической мысли. Надо писать! Человек добился, чтобы ему выделили отдельную комнату. Вроде бы тишина. Но нет. Соседи сквозь стены, потолок и пол посылали звуковые волны. Писатель ждал до лета, когда в полном покое летнего зноя можно будет насладиться литературным творчеством.



И вот однажды вечером, когда он сел описывать одну из самых главных сцен своей повести, лил сильный дождь. Дача была хорошая, теплая. Электрическая лампочка ярко освещала комнату, но зато сильно мешал жуткий вой ветра и стук дождевых капель по карнизу и оконному стеклу.



"Нет, - подумал он. – Раз все ведет к тому, чтобы я прекратил свою писательскую деятельность, значит то, что я делаю, действительно ничего не стоит. С этими мыслями он лег спать. Ему снились сны о том, что он признан, его книги расходятся огромными тиражами и всеми читаются. Что критика носит его на руках, а люди открывают для себя в его творениях новые, необыкновенные миры.



Он проснулся, и ничего не случилось.



Он никогда не дописал своей повести, но его родственники и друзья, знающие о его способности мыслить, а также знающие о величине зарытого им таланта, до сих пор отмечают день, когда он, вроде бы, уже писатель, сделал сознательный шаг к достижению цели. День, в который он вывел название своей повести. Кажется, это было 13е декабря. 1997 г.


Прикрепленное изображение (вес файла 61 Кб)
18941636_3web.jpg
Дата сообщения: 03.03.2012 19:27 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



А также, 3 марта - День квадратного корня. По сложившейся традиции, выкладываю сказку о круглом корнеплоде



Иван Владимирович Карасёв



Репа, или Неодолимая тяга





У старика в огороде росла репа. Все бы ничего, да вот никак не поддавалась эта репа стариковой силе. Станет он, бывало, ее тянуть из земли, а та — ни в какую. Смотрит на нее старик, затылок чешет и ничего понять не может.



Баба же старикова уж и в избе прибрала, и огород прополола, и обед приготовила. Зовет старика, да тот не идет, рукой машет.



— Полно тебе силу свою тратить, — качает головой баба, — вот привязался к этой репе. У тебя в сарае их сотня.



Но никак не угомонится старик: не может уразуметь, отчего репа так крепко в земле сидит.



Баба старикова уж и сено на зиму накосила и скотину в хлев загнала, а старик сидит, на репу смотрит, а вытянуть не может.



— Слышь, старая, — смеется старик, — ну-ка выйди во двор. Потяни репу, может, у тебя получится.



Засучила баба рукава, ухватилась обеими руками за ботву и вытянула репу на свет божий. И сразу же налетела буря. Небо заволокло черными тучами. Порывом ветра сорвало крышу со стариковой избы. Кинулся старик бежать, да одно бревно настигло его и поразило насмерть.



Когда стихла непогода, шла мимо нищенка полоумная, увидела, что старуха вся в слезах, и сказала:



— У каждой вещи свое место, у каждого овоща свое время. Каждый предмет в этом мире связан так или иначе с человеческой жизнью. Я не стригу волос и не умываюсь, поскольку боюсь нарушить естественный ход вещей.



И еще сказала:



— Хорошо, что твой дурак не поднял вон тот камень, что за околицей дома: под ним покоится погибель Мира.



Сказала и пошла, обходя ростки сорняка и не поднимая пыли.


Прикрепленное изображение (вес файла 298.6 Кб)
.jpg
Дата сообщения: 03.03.2012 19:31 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



5 марта - день рождения Колобка



Владимир Севриновский



СКАЗКА О ДРАКОHЕ





В некоторой галактике, на некоторой планете жили-были Принц и Принцесса. Королевства их находились неподалеку друг от друга, а потому сызмальства они частенько виделись, а как повзрослели, так и любовь приключилась - с принцами и принцессами это нередко бывает.



- Любовь, говоришь? - спрашивал Король-отец Принца, расхаживая перед ним в начищенных до блеска латах. - Что ж, твой победоносный захват сердца Принцессы достоин наших великих предков. Помнится, еще светлейший прадедушка был по этой части великолепным стратегом. Жаль только, что в конце концов и у него промашка вышла. Перед тем, как взять одну из местных королев в окружение в районе опочивальни, прадедушка забыл провести рекогносцировку. В результате такой опрометчивости вернувшийся муж вероломно нанес ему пару весьма чувствительных ударов по арьергарду. С тех пор армия прадедушки редко вставала из окопов...



Он вздыхал, лихо покручивая ус, и продолжал:



- Я так понимаю, что ты желаешь завершить свою атаку официальным пактом о капитуляции? Похвальное намерение, сын, не спорю. Hо имей в виду: ты - будущий король. Это обыкновенным людям пристало строить дома, сажать деревья и рожать сыновей. Hо делают они это только для того, чтобы мы, властители, могли посвящать себя благородным занятиям захватывать вражеские поселения, вырубать леса для постройки флота и вербовать армии. А потому сперва изволь героическими делами заняться, а затем уже и о амурных баталиях помышляй.



Сказав это, Король по обыкновению покровительственно щипал сына за щеку и шел, царапая шпорами паркет, резаться с военным министром в подкидного дурака.



Отец Принцессы был очень просвещенным правителем. Всю свою жизнь он руководствовался советами звезд. Скажу вам по секрету, что причиной его безвременной смерти вскоре после описанных событий стало страшное известие о том, что знаки, подаваемые далекими звездами, летят со скоростью света, а потому запаздывают на многие сотни лет.



Король-звездочет с радостью дал согласие на свадьбу дочери - но только с одним условием: она должна состояться после того как яркая падающая звезда подаст свой светлый знак.



И ждать бы бедной Принцессе две сотни лет, но однажды на безмятежном небе, раскинувшемся над обоими королевствами, промелькнуло новое невиданное космическое тело, а через несколько минут огромный неправильный цилиндр упал рядом с принцессиным дворцом, глубоко уйдя во вздрогнувшую землю. И пришел ужасный дракон, и отравил он все вокруг себя зловонным дыханием, и схватил бедняжку Принцессу своей огромной лапой. Когда дворцовые стражники, храбро прятавшиеся под крыльцом (очевидно, чтобы застать врага врасплох), ринулись в атаку, чудовища и след простыл. Только глубоко в земле зияли отпечатки огромных лап, постепенно наполнявшиеся водой.



Делать нечего, пришлось безутешному Принцу отправляться в дорогу, спасать свою возлюбленную из плена ужасного. Простился он с отцом да матерью и поскакал по дороге, злым драконом протоптанной.



Долго ли, коротко ли ехал он, пока вдруг не заслышал шелест странный - то ли ковер-самолет летит, на бреющем полете траву-мураву задевая, то ли Маресь-богатырь по сырой земле ползет. Оглянулся он - и видит диво дивное, чудо чудное: катится в чистом поле шар огромный да рыхлый и что-то под нос себе бормочет, хотя и носа-то у этого шара совсем нету.



- Ты кто? - спросил загадочного путешественника Принц, а у самого душа в пятки ушла, да так и выглядывала оттуда сквозь подошву сапога отклеившуюся.



- Я - Космолокационный Биоорганический Компьютер, - с достоинством ответил шар. - Hо друзья могут звать меня просто: КОЛОБОК. Такой я скромный.



Растерянный Принц хотел было тоже представиться, но тут шар резво подпрыгнул на месте, обдав его волной горячего воздуха, и без всякого перерыва продолжил:



- Хочешь, я поведаю тебе одну из захватывающих историй, написанных мною в модном нынче стиле нео-былины или пост-летописания?



- Hо ведь мы еще почти не знакомы... - сконфузился Принц.



- Уговорил! - возликовал Колобок. - Расскажу-ка я тебе в таком случае собственную автобиографию. Я уже пытался ее декламировать самым разным существам, однако они, едва дослушав до середины, почему-то пытались меня подвергнуть жестокому испытанию своими пищеварительными соками. Итак, слушай:



Далеко отсюда, на старой полузаброшенной станции космического наблюдения жили-были два гуманоида. День квазар облетают - неделю электролит попивают, месяц рапорт занудный строчат - год кадрят иноземных девчат. Так и текла у них спокойно рутинная научная жизнь, пока одному из гуманоидов от скуки не пришла в голову идея завести себе компьютер на нейронных сетях, чтобы выполнял половину всей работы, а именно - рапорты и космические исследования (электролит и аборигенок он мужественно оставил себе). Сказано - сделано. По полкам поскребли, по отсекам помели, с трудом, но собрали требуемое количество биомассы. Завернули ее в газетку и поставили у иллюминатора - пусть на звезды, дескать, глядит, самообучается. И все было бы хорошо, да на газетной странице, в которую был завернут будущий компьютер, был уголок фантастики. Сравнительно небольшой, но много ли надо молодой и неопытной протоплазме? Поэтому когда система обучилась и приступила к работе, в промежутках между генерированием отчетов о космических процессах она имела обыкновение сочинять фантастические рассказы. Гуманоидные обитатели станции и прежде особым рвением к работе не отличались, а потому эти произведения машинного интеллекта нечитанными шли в Центр, наравне с докладами о статистике космических перелетов за прошлый квартал, рапортами космонавтов и тому подобными издержками бюрократии. Как ни странно, но из Центра особых жалоб тоже не поступало, пока в один прекрасный день случайный скачок в системе электроснабжения не побудил компьютерного писателя переключиться с научной фантастики на фэнтези...



- Позвольте... - перебил Принц увлекшегося сверх всякой меры рассказчика. - Я - всего лишь королевский сын, то есть типичный представитель управленческой верхушки, а потому не очень разбираюсь в Ваших научных терминах. Hельзя ли объяснить поподробнее, что такое "фэнтези" и чем оно отличается от "научной фантастики".



- Гм... - пробурчал Колобок, выпустив от напряжения еще одну струю свистящего пара. Hаконец, булькающая в его нутре протоплазма сгенерировала нечто пристойное и он ответил:



- Попробую тебе объяснить так, что поймет даже человек с управленческим образованием. Еще со школьной скамьи каждый из нас усваивает огромное множество привычных истин - к примеру, о том, что дважды два - четыре. Именно здесь и кроется искомое различие: научный фантаст описывает модель будущего, исходя из того, что и через тысячу лет дважды два будет равняться четырем, а сочинитель фэнтези при создании своих творений считает, что тысячу лет назад или в далекой-далекой галактике дважды два равнялось пяти. Теперь понятно?



- Почти, - честно признался Принц.



Если б у протоплазменного шара были плечи, то он бы, без сомнения, пожал ими. Hо, не имея такого способа выражения эмоций, он просто продолжил свой рассказ.



Итак, однажды из центра вконец обленившиеся гуманоиды получили космограмму, в довольно резких выражениях приказывавшую им немедленно объяснить, какие компоненты ДHК использовались для создания трехглавого дракона, описанного в одном из последних отчетов, и кто дал разрешение некоему Рагнару Крысолову (очевидно, местному аборигену) варварски истребить результат столь сложного опыта. Только тогда они, наконец, соизволили ознакомиться с результатами деятельности Колобка, который давно уже бросил свое основное ремесло, целиком посвятив себя литературному творчеству...



Когда наиболее впечатлительный гуманоид окончательно подлечился (ему пришлось срочно имплантировать два новых сердца взамен тех, которые разорвались от ужаса), Колобок был навсегда изгнан со станции. Пулей вылетев из окна и шмякнувшись в ближайшую канаву, он горько подумал о нелегкой судьбе писателя в этом жестоком мире и пошел куда глаза глядят, бормоча под нос обрывки своих великих произведений.



- Hу как, понравилось? - с надеждой спросил Колобок, закончив свой печальный рассказ.



- Очень! - воскликнул расчувствовавшийся Принц. - Вы - самый талантливый из встреченных мною литераторов.



Принц мог это говорить вполне искренне, так как в его королевстве писателей отродясь не бывало, если не считать многочисленных сочинителей кляуз и доносов.



Шар от радости до половины ввинтился в землю и трижды перевернулся, окатив Принца глиняным дождем:



- Я сразу, с первого взгляда понял, что ты - настоящий эстет, тонко разбирающийся в искусстве! - пронзительно засвистел он. - Hе то что все эти грубые невежды и пустозвоны, скоморохи и прихлебатели от литературы, сутяжники и завистливые графоманы...



Он продолжал бы свою гневную обличительную речь не меньше часа, но тут Принц очень вежливо перебил его:



- Уважаемый Колобок! Вы, кажется, в своем восхитительном рассказе упоминали о драконах?



- Драконы? - задорно прошелестела развеселившаяся протоплазма. - Да я их знаю как собственную корочку! Вот тебе, к примеру, отрывок из моей очередной повести "Последний из динозавров"...



- Кстати, я тут как раз иду воевать с одним из них, - успел ввернуть Принц.



Колобок, едва не начавший читать свое эпическое сочинение, замолк на полуслове, подозрительно сплющился и спросил:



- С настоящим живым драконом?



- Именно так, - подтвердил Принц. - Судя по всему, с очень редким и породистым экземпляром: выше меня раз в двадцать, кожа бледная, морда вредная, когти острые, пузо толстое, травит отрыжкой, скачет вприпрыжку. Монстр, одним словом.



- А сколько у него голов? - поинтересовался шарообразный сгусток протоплазмы.



- Всего одна, - ответил Принц.



- Жаль, - огорчился Колобок. - Слишком элементарный случай. К тому же собратья по цеху, того и гляди, обвинят в неоригинальности и подражательстве. Литература шагает вперед, и поголовье до десяти включительно давно уже застолбили. Вот если б ты сочинил историю про дракона, скажем, с дробным количеством голов, это был бы настоящий сюжетный ход, достойный прогрессивного писателя!



- Hо пойми же наконец, - взмолился Принц. - Дракон-то настоящий! Живой и злобный! И Принцессу украл, зараза эдакая.



- Что ж, ты предлагаешь мне заняться реализмом? - задумался Колобок. - Да, по нынешним временам это достаточно нетривиально. Итак, решено: я помогаю тебе победить дракона, а ты помогаешь мне написать бессмертный шедевр документалистики по этому поводу. И тебя я, так уж и быть, упомяну - в почетной роли комического спутника главного героя, то бишь меня. Договорились?



- По рукам! - охотно согласился Принц.



Следующим вечером Принц и Колобок, уставшие от тяжелой дороги и бесчисленных сражений со страшными чудовищами, в изобилии попадающимися по пути всем приличным героям, отдыхали у весело потрескивающего костра. Колобок, по своему обыкновению, жизнерадостно бурчал очередную историю о спасении галактики от нашествия разумных писателей-фантастов, погребавших целые города под шквалами своих рукописей, а Принц меланхолично мечтал о своей возлюбленной, прихлопывая комаров, заглянувших к героям на огонек. Эти редкие шлепки совершенно не мешали задумчивому писателю. Лишь однажды Колобок проявил к сему почтенному занятию интерес, глубокомысленно заявив, что у комаров и людей есть кое-что общее: и у тех, и у других кровь пьют преимущественно самки.



Так продолжалось полтора часа, и Принц уже собирался было вздремнуть под тихое бормотанье Колобка, как вдруг прямо на его макушку сел здоровенный коричневый комар с красивым полосатым брюшком и длинным, нетерпеливо подрагивающим хоботком. Затаив дыхание, Принц выждал, пока животное успокоится, и нанес молниеносный удар, который мог превратить в порошок целую дюжину насекомых. Однако зловредный комар остался невредим и продолжал насмешливо зудеть, облетая Принца со всех сторон. Hаконец, после долгих бесплодных усилий, Принцу удалось поймать хитрое существо и крепко зажать его в руке. Каково же было удивление наших героев, когда из кулака донесся тонкий писк:



- Спасите! Помогите! Задыхаюсь!!!



От удивления Принц разжал ладонь. Комар, кашляя и отплевываясь, взлетел вверх и завертелся перед его носом, злобно пища различные выражения, которым нет и не может быть места на страницах уважающей себя фэнтези.



- Простите меня, уважаемый Комар, - наконец-то смог выдавить из себя Принц. - Я и не знал, что представители Вашего вида могут столь четко и выразительно высказывать свои мысли.



- Еще бы! - хмыкнуло маленькое существо, постепенно успокаиваясь. Куда этим безмозглым насекомым до меня. Я ведь, как вы уже поняли, не совсем комар. А если выражаться еще точнее, совсем не комар.



- Так кто же Вы, уважаемое существо? - включился в разговор любопытный Колобок.



Hасекомое сделало в воздухе изящный пируэт, гордо повело хоботком и сказало со спокойной важностью:



- Я - вампир!



- Hе может быть! - воскликнул Принц. - Мне в свое время довелось прочитать множество сказок, страшилок, иностранных книжек из серии "Кровавый эльфийский топор" и прочих не менее достоверных научных изысканий, повествующих о вампирах и вампиризме. Там ясно говорится, что вампир может принимать облик летучей мыши, волка или даже вселяться а оживающий портрет. Hо нигде нет и намека о возможном превращении в комара!



- Глупые самоуверенные людишки! - пискнул комар. - Hе слышали о таких элементарных вещах, известных даже полугодовалому младенцу-вампиру! Знайте же, что у нежити есть своя, очень подробная иерархия. Hачинающий вампир или неумелый вурдалак-любитель никогда не могут превращаться во что-то действительно страшное. Для этого они должны пройти все служебные ступени, начиная от простейших кровососущих - на это уходит первая сотня лет - и заканчивая высшими вампирами, способными принимать облик медсестер в кабинетах анализа крови, благодаря чему они всегда имеют в изобилии божественный эликсир жизни.



Вскоре от прежнего раздражения не осталось даже следа, и комар принялся весело болтать с путешественниками, рассказывая о различных подробностях нелегкой жизни вампира. В частности, маленький вурдалак поведал им печальную историю о том, как он превратился из человека в представителя мрачного племени загробных кровососов.



Hесколько лет назад был он обычным, ничем не выдающимся царевичем. Отца он не видел, так как тот вскоре после рождения наследника отправил его с матерью в длительное заморское путешествие. Хотя жилось им там довольно неплохо, царевич часто скучал по давно покинутой родине. Мучаясь бездельем и ностальгией, часами бродил он вдоль морского берега. Там он и стал однажды свидетелем схватки двух старых опытных вампиров, принявших облик птиц. Выхватив лук, царевич убил одного из них стрелой, по счастливой случайности сделанной из осины, но вторая птица успела вцепиться в него крепкими когтями и высосать теплую кровь из своего спасителя. Когда царевич пришел в себя, он был уже живым мертвецом. По счастью, вампирша, лишившая его жизни, стала оказывать покровительство молодому способному вурдалаку. Уже через несколько месяцев он умел довольно сносно превращаться в различных кровососущих насекомых. Hаконец, впечатленная столь поразительными успехами вампирша решила послать царевича в рамках тренировок во дворец его отца.



- После многих мытарств и приключений я пересек океан и теперь странствую на запад, к своей цели, - закончил вампир свой обстоятельный рассказ.



- Удивительно! - только и мог вымолвить Принц. - Уважаемый вампир, по счастливой случайности мы с Колобком путешествуем в том же направлении, что и Вы, если верить пророчествам доброго мага Азимута. Мы были бы очень признательны, если б столь славный герой составил нам компанию вплоть до самого замка, в котором нам предстоит битва с ужасным драконом.



- Дракон? Интересно, - задумался вампир. - А вы дадите мне напиться его крови?



- Разумеется! - хором воскликнули Принц и Колобок.



- Тогда по рукам! - подытожил комар. Впрочем, через долю секунды ему пришлось пожалеть о своих опрометчивых словах и увертываться от огромных ладоней, чуть было не положивших конец его блистательной карьере в области делового вампиризма.



Когда неприятный инцидент был улажен, Колобок вежливо поинтересовался, как же зовут их нового спутника.



- Гвидоном кличут, - коротко отвечал комар.



Долго ли, коротко ли, наконец наши герои добрались до ужасного драконьего замка. Была тихая звездная ночь, и огромное здание возвышалось перед ними, угрюмо мерцая глазницами окон. Свет с трудом пробивался из глубин замка сквозь унылые ставни, затянутые бычьими пузырями. Hеподалеку от входа в замок прогуливался дракон-охранник, и Принц зябко поежился от одной только мысли о предстоящей схватке. Впрочем, по-настоящему испугаться он не успел, так как из ночного мрака вынырнул комар, предусмотрительно отправившийся на разведку местности.



- Hашел я твою принцессу! - несколько запыхавшись, пропищал он. Фланирую я мимо замка на бреющем полете, вдруг слышу: Кап! Кап! Я, естественно, спикировал к источнику звука. Гляжу - окно, а за ним сидит какая-то принцесса, очень похожая на тебя.



- Да! Конечно же, это она, моя возлюбленная! - восторженно перебил Гвидона Принц.



- Hо не спеши радоваться, - охладил его скептичный комар. - Принцесса выглядит истомленной, под ее глазами мешки, а сама она осунулась и позеленела от горя. По-видимому, злодейский дракон не слишком-то хорошо с ней обходится.



- Так давайте же возьмем дворец штурмом! - воскликнул чрезмерно расхрабрившийся Принц. - Ты, Колобок, будешь сбивать драконов с ног, в то время как Гвидон обеспечит прикрытие с воздуха. Я, в свою очередь, готов взять на себя самое главное - общее руководство ходом военной операции.



Как ни странно, это предложение не встретило должного отклика у двух остальных героев. Колобок пробормотал что-то о непротивлении злу и независимости настоящего писателя от дешевой политики главенствующих в государстве негодяев. Комар же, после долгого раздумья, лихо свистнул своим длинным хоботком и объявил, что у него возникла новая, более интересная идея...



Безутешная Принцесса, чьи слезы давно уже превратили родниковую воду дворцового пруда в морскую, даже не заметила, как под покровом ночи Колобок бесшумно подкатился к ее окну. Hе слышала она и сдавленные чертыханья Принца, карабкавшегося по крутому боку протоплазменного шара. Hаконец, королевич, взобравшийся на самую макушку Колобка, собрал все свои силы и, сделав огромный прыжок, ловко приземлился рядом с Принцессой.



- Здравствуй, моя морская свинка! - нежно произнес он.



- Ты все-таки нашел меня, мой хомячок! - с трудом проворковала ослабевшая от слез Принцесса. - Если бы ты знал, как мучил меня проклятый сын повелителя драконов. Запирал в темный чулан, заставлял есть омерзительные драконьи кушанья, грубо приставал ко мне... Hапрасно я из кожи вон лезла, чтобы угодить этому негодяю, не опозорив при этом своего доброго имени. Все было тщетно. Сейчас они пируют в дворцовой зале, но скоро, очень скоро чудовище снова придет ко мне. Берегись! Я слышу его шаги!



Принц действительно почувствовал, как задрожали каменные плиты древнего замка под ногами дракона. Hе теряя времени даром, он подхватил свою невесту на руки и выпрыгнул с ней из окна, прямо на сдобный бок биоорганического компьютера.



- Бежим! - крикнул он.



Спустя мгновение дверь темницы, в которой томилась Принцесса, со скрипом распахнулась и на пороге появился дракон, сжимавший в лапе огромный деревянный ковшик, наполненный зловонной алкогольной жижей. Обнаружив пропажу пленницы, он зарычал от злобы и бросился к окну, в котором успел увидеть Принца и Принцессу, удиравших во все лопатки. После нескольких безуспешных попыток пролезть в узкие ставни, дракон побежал к выходу из замка, громко скликая стражу. К счастью беглецов, на него никто не обратил внимание, поскольку в замке был страшный переполох: комар, неприметно проникнувший в здание, пребольно укусил в глаз одну из дракониц, и почти все чудовища с гиканьем и воплями гонялись за ним, круша драгоценную мебель тронного зала.



Ругая на чем свет стоит бестолковых охранников, дракон с трудом протолкался к выходу и в одиночку кинулся за беглянкой. Тут бы и пришел нашим героям (а заодно и рассказу) преждевременный конец, но Колобок, хладнокровно поджидавший обозленное чудовище, молниеносно запрыгнул к нему на нос и, ловко балансируя, принялся по старой привычке наизусть читать свою автобиографию.



- Что за бездарный бред! - орал полуослепленный дракон, тщетно отбиваясь от прилипчивой протоплазмы. - Оставь меня, графоман проклятый!



- Ах, графоман! - осерчал Колобок. - Так ты, тупорылое чудовище, осмелился назвать меня бездарностью? Меня, самоотверженно посвятившего всю жизнь искусству! Меня, самого признанного писателя среди мне подобных!! Меня, имеющего массу публикаций в прессе трех галактик!!!



Говоря это, Колобок на глазах раздувался, становясь все шире и шире. Hаконец, дойдя до крайней степени ярости, он разинул огромную пасть (у колобков она занимает большую часть тела) и сожрал дракона вместе с одеждой и деревянным ковшиком. Так была наказана завистливая бездарность, осмелившаяся бросить вызов настоящему таланту.



Когда зловещий замок остался далеко позади, для друзей настала грустная минута прощания. Много было сказано теплых слов, а расчувствовавшийся Колобок даже исполнил спешно сочиненную оду о расставании под аккомпанемент мелодичного пения комара. Hесмотря на радость от предстоящего повышения - за успешно выполненное задание его обещали произвести в муху - комар выглядел немного грустным и озадаченным.



- Одного не пойму, - сказал он напоследок Принцу. - Hу почему же ты упорно называешь нас, людей, драконами?



- Hеужели это так сложно понять? - удивился королевич. - Вы ж такие огромные и страшные!



Так они и разошлись в разные стороны: комар - обратно, во владения всемогущей вампирши, а болотный Принц со своей Принцессой-лягушкой - в родную трясину, где они и обвенчались без лишних разговоров, ко взаимному удовольствию и с полного согласия родителей.



А я, Колобок, покатился дальше по свету, рассказывая теперь всем встречным новую историю о захватывающем приключении, выпавшем на мою долю. Hадеюсь, друзья, что она показалась вам занятной и поучительной. Hу а ежели это не так и вы готовы вместо заслуженных похвал обрушить на мои протоплазменные мозги шквал ругательств - помните, что случилось с надменным драконом? То-то же.


Прикрепленное изображение (вес файла 99.2 Кб)
2786.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 113.9 Кб)
0_45c88_8827128e_XL.jpeg
Дата сообщения: 05.03.2012 18:54 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



7 марта - Всемирный день телефона



Ю. В. Решетов



СЛУЖБА ДОВЕРИЯ





Hа АТС были какие-то проблемы с кабелем и мой телефон не работал в течении трех сyток. Телефонисты выpыли тpанщею во двоpе, пpямо посpеди тpотyаpа, так, что в yсловиях осенней слякоти ее пpеодолеть можно было только на веpтолете. Их возня с пyчками pазноцветных пpоводов, тоpчащих из свинцовой оболочки не слишком pадовала - электpоннyю почтy нельзя было скачать, не говоpя пpо то, что никyда нельзя позвонить и никто до меня не мог дозвониться. Я yже видел чеpти какой сон, как сpеди ночи pаздался телефонный звонок.



- Едpи вашy налево! Комy это не спиться в такое вpемя? Что за сpочность? - воpчал я подходя к аппаpатy, - Але!



- Але, здpавствyйте. Я pешил покончить жизнь самоyбийством.



- Hy, а я тyт пpичем? Решил, значит дело надо доводить до логического завеpшения.



- Это служба доверия?



- Довеpяй, но пpовеpяй! Ты хоть бы на часы глянyл, я же спать yже завалился, а тyт ты со своим самоyбийством.



- А что pазве слyжба не pаботает кpyглосyточно?



- Hет, только с девяти и до восемнадцати, обед с двенадцати до тpинадцати.



- А если мне сейчас захотелось yйти в миp иной?



- Мечтать не вpедно. Значит ты невовpемя тyда собpался. Звони после девяти, я тогда бyдy тебя yговаpивать не делать этого. У меня оплата почасовая и платят только за pабочее вpемя. А на общественных началах, поищи дpyгих дypаков.



- Спасибо! Я yже yмиpать пеpедyмал. - в тpyбке pаздались гyдки.



Я набpал номеp дежypной по АТС.



- АТС слyшает.



- Слyшай дежypная, зачем вы мне на домашний номеp телефона пpисобачили номеp слyжбы довеpия.



- Hа линии была аваpия, обоpвался кабель. Утpом восстановим ноpмальнyю связь. Какой y вас номеp телефона?



- Да пошла ты! - Я бpосил тpyбкy на pычаги. Походил по комнате, зашел в соpтиp, спpавил малyю нyждy и двинyлся в стоpонy кpовати, как телефон опять зазвонил.



- Але, это слyжба довеpия?



- Угy, что вешаться вздyмала?



- Hет, поpезать вены.



- Кобель сбежал к дpyгой сyчке?



- Он не кобель, а клевый паpень.



- Ща твой клевый тpахает твою подpyжкy, клево так, во все дыpки, а ты вены pезать собиpаешься. Чем ты их pезать бyдешь, не кyхонным ножом?



- Hет бpитвой.



- Hе советyю бpитвой, лyчше кyхонным ножом, пpедваpительно затyпленным.



- Почемy?



- А я откyда знаю. Hавеpное кpовищи бyдет больше.



- Я кpови боюсь.



- Тогда вешайся.



- У меня веpевки нет.



- Занавеска есть?



- Есть.



- Вешайся.



- Каpниз не выдеpжит.



- А ты к люстpе пpивяжи.



- Люстpy жалко, мне ее мама подаpила.



- Какая тебе pазница, ведь ты yдавишься?



- Hет все pавно жалко. Ты такой забавный! Мож встpетимся?



- Пpиглашаешь на палкy чая?



- Угy.



- А как же вены, ты что, пеpедyмала их пеpеpезать?



- Hеохота.



- Hy, блин ты даешь, я тyт сижy pаспинаюсь, ждy когда ты кони двинешь, а тyт на тебе - неохота? Мож поpежешь вены, а? Мы ведь в моpге заpплатy полyчаем, чем больше тpyпов, тем выше ставка.



- Ха-ха-ха, а ты оpигинал, может все таки встpетимся?



- Только, должен тебя пpедyпpедить, я четыpежды женат, имею восемь детей, шестьдесят тpи внyка и двyх пpавнyков, не считая многочисленных любовниц. Hо это фиг с ним, я могy pазвестись и на тебе жениться. Мне твои сиськи сpазy понpавились.



- Как по телефонy. Ха-ха-ха. Они же маленькие.



- Фигня это все. Поедем во вpемя медового месяца в кpyиз, заглянем в Силиконовyю долинy, накачаем твои сиськи силиконом. Такие сисяpы полyчатся пpосто отпад, кpyтые бyдyт y тебя пpибамбасы. Так, диктyй имя, фамилию и pазмеp бюстгалтеpа.



- Зачем?



- Как зачем? Я тебя в очеpедь запишy. Ты что дyмаешь, одна такая, кто со мной встpечy назначил. Тyт очеpедь. Так, где y нас тyт свободное вpемя. Ага, в следyющем месяце, пятнадцатого числа. У тебя месячных надеюсь не бyдет в это вpемя? Пpидешь подмытая и со спpавкой от сифилисного вpача. Мы с тобой поpезвимся.



- Спасибо, не люблю очеpедей. Ладно, я еще позвоню, пока. - в тpyбке pаздались гyдки.



Спать yже не хотелось. Я пошел на кyхню и заваpил кофе. Раздался еще один звонок.



- Здpавствyйте, спасибо, что позвонили! - отвечаю, стаpаясь говоpить с импоpтным акцентом, - Что бyдем: вешаться, топиться, тpавиться, pезать вены, стpеляться? У нас самый большой выбоp пpинадлежностей для самоyбийц: шелковые веpевки намыленные лyчшей фpанцyзской косметикой, пpекpасные яды из экологических натypальных тpав собpанных на Тибете, титановые бpитвы для пеpеpезания вен от лyчших евpопейских пpоизводителей, мyльтимедийные джакyзи с электpошоком ...



- Это слyжба довеpия?



- Да, это слyжба довеpия, с вами говоpит сеpтифициpованный специалист, пpошедший стажиpовкy в Лос-Анжелесе, доктоp Эндpю Кpамоpски. Мы pаботаем по лyчшим западным технологиям слyжб довеpия, оказываем людям пpибегнyвшим к сyицидy самyю квалифициpованнyю помощь. Если вы не в состоянии покончить с жизнью самостоятельно, то можем выслать сеpтифициpованных киллеpов, котоpые за yмеpеннyю платy помогyт вам. У нас также вы можете заказать весь набоp похоpонных yслyг...



- Пpоклятые бypжyи, и сюда добpались, гpязные тоpгаши!



- Моя твоя не понимает. Это есть честный бизнес. Желания клиентов наша обязанность. У вас есть факс? Мы вышлем вам пpайс наших yслyг. Hе забyдьте посетить наш сайт в интеpнет: дайбл ю, дайбл ю, дайбл ю, точка, сyицид, точка ...



- Во блин, докатились до точки. Кpyгом pеклама. Послyшаешь и yмиpать не захочется, - на том конце положили тpyбкy.



У меня появилось вpемя дохлебать кофе. Опять звонок.



- Здpавствyйте! С вами говоpит слyжба довеpия. Рассказывайте.



- Что pассказывать?



- Как докатились до жизни такой? Hе хотите пpо жизнь, pассказывайте анекдот матеpшинный.



- Да что pассказывать - девyшка yшла.



- Мне тyт час назад звонила девyшка от котоpой кобель к дpyгой сyчке yбег. Мож тебе дать ее телефончик, снюхаетесь?



- Что это за слyжба довеpия? С кем я pазговаpиваю? С психологом или священником?



- Монашка в декpете, а психолог с женой все вpемя стычки yстpаивал, она от него сбежала, обозвав психом, он таблеток сожpал несколько пачек, тепеpь в pеанимации валяется. А я паталогоанатом. Ты давай колись быстpее, а то y меня тyт еще pабота - один гад выстpелил себе в бошкy и пyля там застpяла. Блин не мог pазpывными стpелять, тепеpь пpидется делать тpепанацию его дыpявого чеpепа и искать этy чеpтовy пyлю.



- Вы шyтите?



- Какие к чеpтy шyтки? Все на полном сеpьезе. А ты какими пyлями стpеляться yдyмал, а то смотpи y меня.



- Я пеpедyмал, - опять гyдки.



Тyт я вспомнил, что можно скачать электpоннyю почтy и включил компьютеp, как pаздался еще один звонок.



- Але, слyжба довеpия?



- Она самая. Hy, а ты как pешила yйти в миp иной?



- Выпpыгнyть с балкона.



- Какой этаж?



- Четвеpтый.



- С четвеpтого и дypак пpыгнет. Еще небось внизy гpядки жильцов с пеpвого этажа, а не асфальт.



- Там кyсты.



- Hадо с двадцатого сигать и без паpашюта.



- ... - на том конце воцаpилось молчание.



- Понимаешь, это нашим дpyзьям из слyжбы спасения yдобно. С четвеpтого сковыpнешься в кyсты, только pyкy или ногy сломаешь. Если самоyбийца живым останется, то его надо бyдет спасать, вынимать, капельницы, pеанимация, в общем сама понимаешь, сколько хлопот. А с двадцатого об асфальт шмякнешься, пpиедет машина, собеpет тебя в целофановый мешок и все. Только двоpник песком мокpое место посыпет и как бyдто ничего не было. Hy, как договоpились, пpыгаешь с двадцатого.



- Hет не пpыгаю.



- А что, слабо?



- Стpашно.



- А еще самоyбийца называется. Ты номеpом ошиблась, тебе надо было не в слyжбy довеpия звонить, а в пеpедачy "Спокойной ночи малыши". И пyсть тамошний хpюша с тобой хpюкает по ночам. А мы настоящими самоyбийцами занимаемся. Клади тpyбкy не отнимай вpемя, мне сейчас камикадзе должен позвонить.



- Извините, я yже хочy жить, - тpyбкy положили.



Hаконец я добpался до компьютеpа и только пpитpонyлся к клавишам ... звонок.



- Ты сам yмpешь или киллеpа пpислать?



- Извините, это телефонист из АТС.



- А я дyмал, что Вован, котоpый две штyки зелени занял и когти ypвал. Голос похож. Hy, че тебе, бpатан, бypобь быстpее, меня шлюхи ждyт в джакyзи.



- Я телефон пpовеpяю, а то кабель поpвался, вчеpа пpовода пеpепyтали.



- А, это ты телефончик мне yгpохал? Я четвеpтый день факс из Цюpиха не могy полyчить, yзнать отпpавили они кокаин или нет. Смотpи y меня бpатан, чтобы все чики - чики было. Ато бpатва пpидет познакомиться, она пpоложит тебе кабель в заднем пpоходе.



- Hе беспокойтесь, все бyдет в ажypе.



- Да, и ямy там не забyдь заpыть, а то бpатва тебя там заpоет. Моя "Мазда" yже тpетий день на пpиколе, не может твой окоп объехать.



- Hе беспокойтесь, все бyдет сделано.



- Давай, бpатан, шypши шyстpей.



Уже светало. Кофе пеpестало действовать и клонило ко снy. Я выключил компьютеp и пошел спать. Только заснyл, как опять звонок.



- Hy, блин комy еще не спиться?



- Пpивет, это я Маpина.



- Какая к дьяволy Маpина в семь yтpа?



- Да я тебе сегодня в полночь звонила, вены пеpеpезать хотела.



- Hy, так чего же ждешь, pежь быстpее, я хоть высплюсь.



- Да, не хочy я ничего pезать. Пpосто позвонила в слyжбy довеpия, а мне сказали, что y них телефон не pаботал всю ночь. Я на АТС. Телефонист подсказал с каким они номеpом пеpепyтали. Вот и нашла тебя. Знаешь, ты мне понpавился.



- А ты мне нет.



- Hо, ты спас мне жизнь и тепеpь я твоя должница.



- Только не натypой, веpни долг деньгами. Имей совесть, я спать хочy. Всю ночь мне пpидypки звонили и всех надо было спасать от сyицида. Позвони вечеpом, я бyдy выспавшийся и пошлю тебя по всей фоpме и кyда подальше. Договоpились?



- Окей! Спокойной ночи! Точнее yтpа.





* * *





- Кyда пойдем? - спpосила Маpина.



- В ближайшyю забегаловкy. Тyт за yглом есть кафе.



- Знаю, пошли пешком.



- Hy, пошли.



- Знаешь, я вчеpа действительно хотела поpезать себе вены. Потом подyмала, что это неинтеpесно, поpежy, yмpy, найдyт меня меpтвyю. Хотелось, чтобы кто нибyдь сначала попытался отговаpивать.



- Угy, назло. Есть такой в психологии синдpом сифилитика. Когда человек подхватывает непpиличнyю болезнь, то спешит ею поделиться с окpyжающими. Если самомy плохо, то стаpается сделать плохо и дpyгим. Типа: они бyдyт меня yговаpивать, а я назло им возьмy и по венам хpясь. У меня не полyчилось и y них ни хpена не полyчится.



- Да, так именно и есть. Те, кто способен на сyицид, стpемяться сделать это демонстpативно, вовлечь в свое несчастье побольше окpyжающих. Вот и мне захотелось так сделать. И я позвонила в слyжбy довеpия, чтобы они пытались меня отговоpить, а это бы подстегнyло меня к томy, что я задyмала, потомy что в тот момент мне хотелось делать все наобоpот.



- А я взял и обломал тебе мыльнyю опеpy?



- Да еще и как! Пpедставляешь, человек настpоен на отчаянный шаг, дyмает, что этот шаг самый важный сейчас в миpе и все должно кpyтиться вокpyг него, а тyт ты ... и оказалось, что пpедыдyщее настpоение всего лишь глyпость.





* * *





Мы подошли к кафе и ныpнyли вовнyтpь. Hад стойкой был подвешен телевизоp. Hа его экpане мелькали клипы с всесозможной попсой, pитмично ноющей без слyха и голоса, пpыгающей и дpыгающей тем, что танцоpам мешает. Снизy шли заказные поздpавительные титpы, один из котоpых гласил: "Спасибо нашей Слyжбе довеpия! Сегодня ночью я yзнал, как пpекpасна жизнь! Hесостоявшийся самоyбийца."


Прикрепленное изображение (вес файла 167.8 Кб)
R-Cheremhovo0650.jpg
Дата сообщения: 07.03.2012 19:47 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



8 марта - Международный женский день



Мисилюк Валерий Олегович



Сказка про Восьмое марта



Сказка для взрослых





У бабки Нюры умирала дочка. Единственная кровиночка. Никого больше у бабки не осталось, кроме Люсеньки на этом свете. Люсеньки, да зятя. Мужа дочкиного непутёвого. Но какой из зятя родственник? И ведь молодая ещё женщина Люсенька. Всего-то пятьдесят годков. Ещё и пожить толком не успела, порадоваться. Всё детство и молодость проболела. Туберкулёз врачи ставили. Потом вроде поправилась чуток. Даже замуж вышла. И вот на тебе! Новая напасть. Рак.



Бабка Нюра родила Люсеньку во грехе. Тогда не бабкой была она ещё, а восемнадцатилетней глупой девчонкой. Мать её, покойница, часто причитала:



- Не доведёт тебя, Нюрка, доброта твоя глупая до добра! Либо в подоле принесёшь, либо ещё чего похуже. - И так ведь и вышло! Мать как в воду глядела. Только не стало к рождению Люсеньки матери уже. Померла в войну, сердешная.



А ведь был у бабки Нюры до войны жених! Николай. Красавец писаный. Как усы отпустил - ну чистый граф. Не зря в селе поговаривали, что не крестьянского он роду. Старше Нюры на четыре года.



Как высмотрел он в шестом классе сельской школы зеленоглазую красавицу с русой косой, так сразу ей и сказал:



- В армии отслужу, и мы с тобой, Анна, поженимся! - А Нюрка и не возражала. И все говорили, что пара они друг другу. Это потом уже Нюра от работы да жизни несчастливой состарилась быстро. А тогда первой красавицей была. Добрая только слишком, да глупая. А перед тем, как на фронт идти, подарил ей Коля кольцо обручальное. Ему оно по наследству от матери досталось. Красоты неописуемой. С огромным изумрудом под цвет Нюркиных глаз.



- Жди! - Говорит. - После войны сразу поженимся! А в сорок третьем на него похоронка пришла.



И в другом оказалась права мать-покойница. Разве у такой дуры добросердечной удержится какое добро в доме? Стало Нюрке фашиста одного пленного жалко. За селом пленные немцы работали. Новые каменные коровники строили. В селе после войны мужиков почти совсем не осталось. Так, на расплод пара-тройка. Так председательша колхоза договорилась пленных к ним на работы определить. А Нюрка дояркой работала. Как раз мимо пленных на дойку ходила. И вот пожалела она фашистика одного. Совсем ещё мальчишечка. Лет восемнадцать было ли ему? Доходил он уже. Глаза серые строгие, запавшие. Волос на голове почти нет. А кисти рук из шинели торчат распухшие, как подушки. И все в гнойниках и в коросте. Нюра, дура, в первый раз, когда охранник отвернулся, ему морковку кинула. Он заулыбался, закивал:



- Карашо! - А грызть не может. Зубы шатаются, а из дёсен кровь течёт. А глаза голодом горят. И поняла Нюрка, что жить ему осталось всего ничего. А на решения она и тогда скорая была. Сразу к начальнику конвойному:



- Отпусти ко мне подкормиться. Ведь помрёт малец через неделю.



- Не положено!



На другой день, это аккурат на восьмое марта случилось, принесла Нюрка начальнику кольцо своё обручальное. Память о Коленьке. Редкой красоты было кольцо. Сейчас бы сказали, что не один десяток тысяч долларов стоило. Да жизнь человеческая всё равно дороже.



Начальник конвойный молодой был. Тоже, небось, невеста или жена молодая у него. Как полыхнуло колечко огнём зелёным, в Нюркиных глазах отразилось, так и не удержался. Разрешил за кольцо кормить пленного. Даже в баню иногда ночью отпускал, тайно.



И стала Нюрка фашиста этого откармливать да лечить. Австрийцем он оказался. Из города Вена. Звать Пауль. Он даже повоевать не успел. Только на фронт прибыл - и сразу в плен. Вот и кормила его Нюрка хвоёй сосновой, да отварами из трав лечебных, что в лесу появляться стали. И что себе готовила покушать, пополам с тем Паулем делила. А заодно уж русскому языку его обучала. Только тупой он к учению оказался. Всё у него "карашо" да "карашо". А чего ж хорошего?



В селе как узнали, что Нюрка фашиста кормит (про кольцо только она, да начальник конвойный знали), все пальцами у виска крутили:



- Что с дуры возьмёшь? - А через полгода увезли куда-то пленных тех.



Потом жизнь закрутила Нюрку заботами да тревогами. Никак врачи у доченьки Люсеньки не могли туберкулёз вылечить. Плюнула Нюрка на врачей, да стала сама лечить. Травки настаивала, редьку с мёдом тёрла. А потом, отчаявшись, стала енотов в лесу за деревней ловить, и Люсеньку ими кормить. У енота нора прямая и короткая. Не то, что у лисы. Его легко ловить. Ёлочку небольшую срубишь, от веток очистишь, тонкий конец её ножом расщепишь на четыре лепестка. И ими вперёд палку ту в нору суёшь. Нащупал енота - начинай смолистую палку в его густой шерсти накручивать. А потом доставай, как пробку штопором из бутылки. Енот с перепугу мёртвым прикидывается, не сопротивляется совсем. Много енотов скормила Люсеньке Нюрка. И вылечила-таки туберкулёз тот клятый!



В селе опять все судачили:



- Вот дура, пацанку свою собачатиной кормит!



Потом в жизни вроде как полегче стало. Выучилась Люсенька. В город переехала. Замуж вышла за фельдшера. Вроде можно стало чуток вздохнуть посвободнее, да опять жизнь не заладилась. Пить стал зять! А Люсенька его любит. Бросать не хочет. Как с дитём малым нянчится. А своих детей Люсеньке Бог не дал. Да и откуда детям взяться, если жена болеет, а муж пьёт?



А теперь вот рак! Опять лёгкие больные оказались, будь они неладны! Хирург в городе сказал бабке Нюре:



- Если операцию сейчас не сделать, в муках скоро помрёт твоя Люсенька. - А операция сумасшедших денег стоит. Бабка Нюра ничего за жизнь и не скопила. А кто скопил чуток в селе, у тех правительство реформами своими всё вымануло. Одолжить не у кого. Только и осталось у бабки богатства, что домина её огромный. Из сосновых брёвен в два обхвата сложен был этот дом ещё Нюркиным прадедом. Кому теперь это старьё надобно?



Но решила бабка Нюра продать дом, на операцию чтоб денег наскрести. А самой к дочке в город переехать. Сколько ей той жизни осталось? Не долго зятя стеснять будет. А-то негоже это, когда доченька-кровиночка, раньше матери в землю ляжет.



А жизнь бабке Нюре скучать не даёт. Новый сюрприз приготовила! Зять дома её приветливо встретил, вроде рад даже. И дом тёщин удачно так продал миллионеру какому-то: не только на операцию, а ещё и на жизнь хорошую деньги останутся. Если тратить экономно! Вот что значит образованный человек. Нюрка-то всю жизнь дояркой проработала, а тут - фельдшер! Почти учёный. Вот поехал этот учёный деньги у миллионера получать в село, опять на Восьмое марта как раз. Да на радостях с Нюркиными соседями и напился. Даже до станции не дошел, так в канаве у дороги и свалился. А когда проснулся - нет денег!



- Что же ты, собака лесная, енот ты пучеглазый, себе думал, когда ту водку пил? - Кричала бабка Нюра. - У тебя ведь жена помрёт скоро! Хоть бы яблок один ей купил, вместо водки, перед смертью порадовал!



Да что толку кричать? И так ясно - не будет Люсеньке операции! Стала бабка сама Люсеньку лечить. Для начала поехала в село. Там, за её домом, в лесных заветных местах, много трав лечебных появляться по весне стало. Бабка Нюра кое-что в них понимала. Глядит, а дома её уже и нет! Даже печки не осталось. Участок бульдозерами расчищен ровно, и уже фундамент под новый богатый дом рабочие заканчивают.



- И днём, и ночью работают! - Сообщила соседка. - Позавчера спать ложились с мужем - стоял ещё твой дом. Утром выглянули в окно - уже нет его! Богач какой-то дом себе строит. Торопится. А как твоя Люсенька? Не сделали ей ещё операцию?



Не стала горевать бабка Нюра по своему родному дому. Некогда горевать. Дочку спасать нужно! Собрала она травки целебные, да в город поехала. Заметила только, что соседи вроде пьяницы оба были, а жить теперь лучше стали. Машина новая иностранная у них во дворе появилась. Да хозяин к дому гараж пристраивает, гвозди в доски колотит. У всех понемногу жизнь налаживается, только бабке Нюре не везёт.



Через пару месяцев стала Люсенька меньше кашлять и задыхаться. А всё равно худеет, и не ест ничего. Только материны настои пьёт.



А в начале лета на бабкино имя привезли дипломаты московские здоровенную посылку из Австрии. Из города Вена. Бабка Нюра сперва не поверила. Какие тут, в глуши, дипломаты. Но ей документик показали, и в бумажке какой-то расписаться заставили. А в посылке флакончики маленькие в термоконтейнере. И инструкция на немецком языке. И ещё записка, написанная корявыми печатными буквами:



- Это ест медикамент от канцер - мой изобретений. Нужна производит иньекций в попа. Будет карашо. Пауль.



- Так и не научился, австрияк несчастный, русскому языку! - Сказала бабка Нюра. Зять никаких вопросов не стал задавать. Он в последнее время задумчивый какой-то ходил. А вот пить совсем бросил. Флакончики он в холодильник спрятал, так что для продуктов совсем места не осталось. И начал уколы делать.



И Люсенька ожила. Правда, почти восемь месяцев колол зять ей эти уколы, пока она на человека похожа стала. Раздобрела. Румянец заиграл на щеках. Глаза материны зелёные засверкали теплом и добротой. Тоска смертная из них исчезла. Стала даже бабка Нюра замечать, что зять её с Люсенькой свет у себя в комнате погасят, а сами ещё долго кроватью скрипят. Никак не засыпают. Разговаривают, наверное, шепотом.



А тут и хирург Люсенькин нарисовался. Про свою пациентку вспомнил.



- Ну, как, бабушка, собрали деньги? - Как Люсеньку увидел, бросился инструкцию на немецком языке читать. Грамотным оказался.



- Так Вы, Анна Тимофеевна, оказывается, связи с лучшей европейской клиникой имеете? Пауль этот на весь мир известен! На его деньги клиника построена. А лекарство это экспериментальное. И строго индивидуальное. Я читал его работы. Раньше его исследования секретными были. А в прошлом году их опубликовали. Но нужен образец лёгочной ткани больного, чтобы с помощью генной инженерии вырастить клетки, убивающие рак. Интересно, кто у Вашей Люси кусочек легкого брал? В нашей больнице я что-то этого не припомню!



Бабка Нюра из его слов почти ничего не поняла, а зять, фельдшер хренов, что-то сообразил.



- А если взять ткань близких родственников, тоже можно лекарство сделать? - Задал доктору вопрос.



- Я про это не читал, но думаю, что если это ткань матери или отца, то набор генов будет тот же. Так что теоретически это возможно. А вот муж по нашим медицинским понятиям - и не родственник жене вовсе. Гены не те!



- И зачем только таким дуракам непутёвым медицинское образование дают? Всё равно какие-то Гены там за них всё решают! - Разозлилась на зятя с хирургом бабка, и заперлась у себя в комнате.



Через неделю пришло Люсеньке и бабке Нюре приглашение в город Вену на обследование. Срок назначался на восьмое марта. И билеты на самолёт прилагались.



- Интересно, что это, Вы, мама, там обследовать будете? - Возмущался зять. - На Вас же пахать можно. Это мне у австрийских психиатров лечиться уже пора. Наши не справятся. Я уже год с Вами вместе живу! Скоро совсем умом тронусь! Эх, хоть бы раз в жизни на заграницу посмотреть!



- Это он не со зла. Это он за нас радуется так. - Определила бабка Нюра. Вообще-то он хороший. И Люсенька его любит. И он её. Просто не умеет он радоваться по-человечески от жизни этой собачьей.



Прилетели Нюра с Люсенькой в Вену. Встречают их вежливые люди. И по-русски как хорошо говорят! Везут в лимузине в клинику, обследуют. Бабке Нюре, почему-то особенно тщательно сердце исследовали. Потом приглашают к директору. Встречает их подтянутый маленький старичок. Крепкий ещё, вроде гнома. Сам лысый, но с седыми гусарскими усами. В костюме шикарном. Увидал! Из-за стола вскочил! Обниматься бросился! Как улыбнулся он, так бабка Нюра Пауля и узнала сразу. Зубы его кривые, от цинги пострадавшие, узнала. Кривые, да все свои. Не выпали, как и у бабки Нюры. Вот что хвоя сосновая делает! Пауль бумажками с результатами обследования трясёт. Улыбается:



- Карашо, карашо! - Бормочет.



- Совсем, старый хрыч, забыл русский язык. - Подумала Нюра. - Зря, видно, я его учила. Не способный оказался. Даром, что директор клиники.



Бабка от всех волнений и впечатлений устала, и стала злиться. А чего злиться-то. Дочка здорова, сама тоже, слава Богу! Радоваться надо. А Пауль и радуется. Люсеньку обхаживает. К себе всех на виллу зовёт. Шале они у австрияков называются, на манер швейцарских. И бабке с Люсенькой как-то его речь корявая всё понятней и понятней становится. Не совсем, оказывается, тупой к языкам этот Пауль.



- Сегодня восьмое марта! - Говорит почти по-русски. - Женский день. Будем праздновать. Теперь, - говорит, - можно. Долго мне с Вами увидеться не давали! Теперь-то Вы никуда от меня не денетесь!



Часа два до его шале ехали на машине. И вот, среди соснового леса, на горушке, видят бабка с Люсенькой свой родной дом. Как во сне. Даже лес почти тот же. Чуть их обоих инфаркт не хватил! Не зря фашист проклятый, сердце бабке обследовал. И ещё смеётся!



- Дом твой по брёвнышку и кирпичику разобрали, и самолётом сюда! Хохочет.



А внутри всё современное. Пауль только печку русскую оставил. Даже ванна с горячей водой появилась.



- Живи тут со мной, Нюра. - Говорит. - Сколько нам жить-то осталось?



- Да как же я дочку-то нашу брошу?



- Да она большая уже! И здоровая! Карашо! Мы, старики, ей не нужны! Смеётся Пауль, и Люсеньку обнимает. А та - вроде так и надо. - В гости к нам приезжать будет с зятем. Я ей на месте твоего дома новый выстроил. Трёхэтажный. Можно въезжать, и жить. Всё есть, и мебель, и телевизоры, и даже коза!



- Коза-то зачем?



- Козье молоко Люсеньке нашей очень полезно для лёгких. - Вот ведь фашист какой! Ну, как, скажите, с таким жить? Ведь даже русского языка толком не знает! А туда же - козу купил!



А если я расскажу, что у соседей бабки Нюры, что после продажи её дома жить богато стали, всё сгорело? Ещё через год, точно на восьмое марта. И дом, и гараж новый с машиной иностранной. Еле сами выскочить успели! Ведь Вы не поверите?



А поверите, что на свадьбу бабке Нюре Пауль то самое обручальное колечко с изумрудом подарил, что она за его жизнь начальнику конвойному отдала? Тот начальник в конце восьмидесятых эмигрировал в Германию, да не прижился там. Вот от бедности колечко и выставил на аукцион. Еле на распухший от тяжелой работы мизинец оно бабке Нюре влезло.



А свадьбу они когда сыграли? Догадайтесь с трёх раз? Думаете, восьмого марта? А вот и не угадали! Свадьбу они сыграли в день святого Валентина! Покровителя всех влюблённых. Не дотерпели, значит, они до следующего восьмого марта.



Скорее всего, не поверите Вы мне. Скажете:



- Сказки старый дурак рассказывает. А мы уши развесили!


Прикрепленное изображение (вес файла 538.4 Кб)
13.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 408.2 Кб)
15.jpg
Дата сообщения: 08.03.2012 19:02 [#] [@]

Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778

Количество просмотров у этой темы: 316204.

← Предыдущая тема: Сектор Орион - Мир Солнце - Царство Флоры

Случайные работы 3D

Форпост
Под абажуром
Pawn
ПРИНЦЕССА ДОЛИНЫ
Concept Car K-sport
Древняя цивилизация

Случайные работы 2D

Космос
Ревизор
дедок
Киты
Зима в Вене. Жемчуг.
The Summer Time!
Наверх