Список разделов » Сектора и Миры

Сектор Орион - Мир Беллатрикс - Сказочный мир

» Сообщения (страница 37, вернуться на первую страницу)

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



23 марта - Всемирный день метеоролога



Юрий Коротков.



Гости на Большом Оленьем





Кот Фёдор носит тельняшку – голубую с белыми полосами. Тельняшка у кота Фёдора выдублена горьким морским ветром. Хорошая тельняшка.



Кот Фёдор живёт на острове Большом Оленьем, на метеорологической станции.



«Плохо дело – начальство едет, - подумал кот Фёдор, стоя на дощатом причале среди друзей-метеорологов. – Катера приходят к нашему островку раз в месяц. Катера привозят сгущенное молоко и начальство. Но сгущенное молоко у нас пока есть, значит, едет начальство. А от начальства добра не жди: видно, опять придётся сидеть под койкой до самого вечера», - хотел сказать кот Фёдор, но промолчал, потому что они с друзьями-метеорологами понимали друг друга без слов.



Курносый торпедный катер лихо развернулся и замер у причала, покачиваясь вверх и вниз и мурлыча, будто почёсывая борт о зелёные сваи. Кот Фёдор запрыгнул на высокий чугунный кнехт и увидел старого приятеля Дутика на палубе. Дутик хоть и собака, но свой парень, и кот Фёдор обрадовался ему.



«Рад видеть тебя, лопоухий, - хотел сказать кот Фёдор. – Значит, не смыло тебя ещё волной в шторм. Всё болтаешься туда-сюда, с острова на остров. Очень, очень рад видеть тебя в добром здравии. Держи хвост пистолетом», - хотел сказать кот Фёдор, но только кивнул Дутику, потому что был молчалив, как любой северянин.



С катера на причал упали тяжёлые сходни, и на Большом Оленьем появились гости. Гости не были похожи на начальство и вообще на тех людей, с которыми сводила Фёдора многотрудная морская служба. Гости осторожно переступали тонкими каблучками по сходням и придерживали хлопающие на ветру юбки.



«Ах, Дутик, Дутик! Что за сюрприз ты приготовил, старый приятель? - хотел сказать кот Фёдор, очень озадаченный. – Вроде бы в бушлатах, но без брюк. Как можно обойтись без брюк в нашем холодном краю? А каблучки? Мяукнуть не успеешь, как они сломаются на наших скалах. Где же ремни и пилотки? Непорядок», - хотел сказать кот Фёдор, но только пожал плечами, потому что всю жизнь прожил в мужской компании и впервые видел настоящих артисток.



Но больше всего кота Фёдора удивили друзья-метеорологи, которые вдруг запрыгали и засмеялись как маленькие. Кот Фёдор никогда не стал бы радоваться так несолидно. А гости огляделись, заметили Фёдора и бросились к нему, будто увидели старого знакомого.



«Ну да, кот, - хотел сказать кот Фёдор. – Что же вы, кота не видели? Правду сказать, второго такого вы не найдёте на всех Оленьих островах. Бывает скучно, ну да наше дело морское, тут не до скуки… Что за нежности, в конце концов!» - хотел сказать кот Фёдор, но только зажмурился, потому что даже коренному северянину, что ни говори, приятно, когда его гладят по шёрстке и чешут за ухом.



Матросы отправились показывать гостям остров, и кот Фёдор вразвалку направился следом.



«Смотреть у нас особенно не на что, - хотел сказать он. – Остров только называется Большой, а на самом деле голая скала посреди моря. Одна берёзка, да и та карликовая. Не смотрите вниз с обрыва, а то закружится голова. Вот так и живём. Летом, бывает, и солнышко проглянет. Да какое это солнце – один бок погреть. А зимой на лапы не встанешь – того и гляди унесёт ветром… А самое главное у нас – вот эти сетки и метёлки на вершине, наша метеостанция. Она угадывает погоду даже лучше, чем я. Понюхает ветер и говорит: «Завтра шторм» - и тогда ни один корабль носа из гавани не покажет. Или: «Завтра ясно» - и весь день под нами идут корабли. Так что мы на флоте главные, нас и большой корабль, и Дутикова скорлупка слушаются», - хотел сказать кот Фёдор, но всё это объясняли друзья-метеорологи, а перебивать друг друга нехорошо.



Пока гости осматривали остров, Дутик со своей командой наловил рыбы, и все отправились в низкий дощатый домик, где жили хозяева.



«А это наш дом, - хотел сказать кот Фёдор. – Вот это кухня, по-нашему, по-морскому, камбуз. Здесь хозяин – повар, а по-нашему, по-морскому, кок Петя, мой лучший друг. На этих двухэтажных койках спят матросы, а на этом старом бушлате – я. Как видите, удобств мало, но что поделаешь, служба такая», - хотел сказать кот Фёдор, но промолчал, потому что никто его не слушал.



Что-то странное случилось с его друзьями. Они, опережая друг друга бегали взад и вперёд перед гостями, совсем не замечая бедного Фёдора. Потом расселись по койкам, а гости вышли на середину комнаты и принялись петь и очень складно что-то рассказывать.



Кот Фёдор потёрся о грубые матросские брюки и замурчал, но никто не обращал на него внимания.



«И что удивительного? - хотел сказать кот Фёдор. – И что интересного? Послушали бы меня, я бы такого понарассказал!» Он прыгнул на колени к лучшему другу Пете. Но вместо того чтобы попросить: «Расскажи, расскажи, друг Фёдор», матросы зашикали на него, а Петя – какой позор! какая несправедливость! – взял его за шиворот и отправил за дверь.



От возмущения кот Фёдор просто онемел. Ведь его променяли на гостей, которые и на моряков-то непохожи! От кого другого, но от своих друзей он такого не ожидал.



И кот Фёдор побрёл куда глаза глядят. Глаза его глядели на кухню. В кухне на столе стояли миски с жареной рыбой. Кок Петя – и тот ушёл слушать гостей. Тогда кот Фёдор прыгнул на стол и принялся есть рыбу.



Нет, вы только не подумайте, что он был такой жадный кот. Да он и есть-то совсем не хотел. Просто от обиды, от горькой и несправедливой обиды кот Фёдор съел всю рыбу. И не оставил ни хвостика гостям, которые отняли у него друзей. «Уеду. Сегодня же уеду с Дутиком. И пусть меня шторм за борт смоет», - горестно думал кот Фёдор, похрустывая последним хребтом, когда дверь распахнулась.



- Не хотите ли свежей рыбки? – радостно сказал кок Петя.



- Ах! – сказали гости, прижимая руки к груди.



- Вот те раз, вот те рыбка! – сказали хозяева.



А расстроенный кок Петя шлёпнул Фёдора по спине. Не больно, но очень, очень обидно.



«Вовсе я не невоспитанный, - хотел сказать кот Фёдор из-под стола, слушая, как извиняются за него матросы. – Предатели. Рыбы им жалко. Эх вы!» - хотел сказать кот Фёдор, но промолчал, потому что очень обиделся.



А потом хозяева Большого Оленьего стояли на самом краю причала и махали руками и пилотками вслед Дутикову катеру, пока тот не пропал вдали.



Кот Фёдор подошёл сзади.



- Да, Фёдор, ославил ты нас на все Оленьи острова, - сказали матросы. – Да и ты нас прости. Сгоряча и друга шлёпнешь разок, чего не бывает.



Кот Фёдор посмотрел на друзей и вздохнул.



«Ладно уж, - хотел сказать он. – Чего уж там. Гости – они ведь на то и гости, чтобы уезжать. Вот и след простыл. А нам здесь жить, у нас служба», - хотел сказать кот Фёдор. Начинался шторм, тяжёлые волны уже переваливались через причал, и без слов было понятно, что кончилось недолгое северное лето, а осени не будет, сразу зима.



Как же зиму пережить, если помнить все обиды!


Прикрепленное изображение (вес файла 766.7 Кб)
img048.jpg
Дата сообщения: 23.03.2011 15:04 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



Многие забыли, а кто-то и вовсе не знал, что сегодня, 23 марта, празднуется Комоедица. Вряд ли кто-то даже слышал это название. А ведь это один из самых древних праздников. Праздновали наши предки пробуждение медведя, который, как известно, является символом бога плодородия Велеса.



В этот день, когда день наконец становился длиннее ночи, наши предки собирались на капище, расставляли там столы. Также на капище выносили соломенное чучело Марены, приглашали ее принять участие в гуляниях, после чего начинался пир. Первые блины относили к медвежьей берлоге, чтобы задобрить бога Велеса, затем разжигали огонь, водили хороводы и всячески веселились.



Теперь от этого праздника остались только отголоски – похожие действия мы можем видеть во время Масленицы, однако никто уже так серьезно не относится к древним традициям.



Источник: http://stvalik.livejournal.com/





Сергей Баруздин



Про медведя









Залез медведь в муравейник. Возмутился самый главный муравей:



- Что ж ты, мохнатый, делаешь? Опять наш муравейник разоряешь?



Задумался медведь. Подумав, говорит:



- А как быть? Я вас очень люблю!



- От любви всем хорошо должно быть, - говорит самый главный муравей, - а ты?



Подумал медведь и отвечает:



- Ну, ладно, пойду на пчелиную пасеку. Пчёлы не такие обидчивые!


Прикрепленное изображение (вес файла 102.5 Кб)
1299592209_animals-31_novyy-razmer.jpg
Дата сообщения: 23.03.2011 15:20 [#] [@]

Как всегда, много интересного!!!!!





Спасибо,Chanda !!!!!!!!! Rose Rose Rose Rose Rose Rose Rose Rose

Дата сообщения: 24.03.2011 01:52 [#] [@]

Matata, благодарю за внимание!

Дата сообщения: 24.03.2011 20:18 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



27 марта - Международный день театра



Федор Звягин



Сказка об Актёре, Надежде, и Масках…





Он сидел на сцене. Зал давно опустел, и он был единственным человеком в театре. Вокруг него царил полумрак, и лишь сцена была освещена множеством свечей. Красные тяжёлые шторы свисали над сценой, а в полумраке зала угадывались такие же красные сидения с позолотой. Где-то под потолком были видны силуэты огромных роскошных люстр. Театр был великолепен, но если присмотреться, можно было заметить местами пыль, пятна на паре более-менее освещённых сидений, какие-то грязные разводы на полу…



Человек сидел на сцене неподвижно, обхватив ноги руками, и уткнувшись лицом в колени. Казалось, что он сам был частью этого театра, декорацией, так органично вписывающейся в местный антураж. Но это видение исчезало, когда временами человека охватывала дрожь, которая также неожиданно исчезала, как и появлялась.



А время всё шло и шло. Свечи догорали, свет опускался ниже и ниже, чему так радовался сгустившийся в театре мрак, который стискивал в своих объятиях воздух помещения всё сильнее и сильнее, отчего становилось душно и тесно.



- Нет! – в какой-то момент отчаянно-опустошённый полукрик-полушёпот разорвал нависшую тишину. – Нет, нет, и ещё раз нет! Я устал сидеть и ждать тебя как последний дурак! Каждый день, каждый божий день! – голос всё возрастал и наполнялся большим и большим возмущением.



- На-до-е-ло! Всё! Забудь! – совсем разгорячился человек и неожиданно вскочил, куда-то направился, продолжая что-то возмущённо кому-то высказывать, и, через пару шагов, споткнулся и упал. Когда он открыл глаза, человек увидел перед собой средних размеров чемодан-дипломат. Или что-то похожее. Верхняя крышка от удара отлетела в сторону, а часть содержимого вывалилась на деревянное покрытие сцены. Человек вновь закрыл глаза, но тут же вскочил, подобрал оторванную крышку и аккуратно положил её рядом с основной частью того чемодана. Ещё раз взглянул, покачал головой, и поставил крышку к стене. На её внутренней стороне оказалось зеркало. Внутри же чемодана был всякий хлам: какие-то тюбики с чем-то, ткани, лёгкие халаты и иные одежды, мелкий антураж, и маски, много-много масок…



Вывалив всё своё имущество на сцену, человек поднял красный халат, расшитый позолоченными узорами, и накинул его на себя. Посмотрел в зеркало. Искажённо улыбнулся и, испугавшись своей улыбки, надел счастливую маску поверх лица. Полюбовался немного сделанным, одобрительно кивнул, сел на пол, и глубоко вздохнул. Чего-то не хватало. Но чего же?



Человек пробыл ещё пару минут в раздумьях, после чего в свойственной ему манере неожиданно вскочил, умчался за кулисы и вытащил оттуда какой-то манекен. Накинул на манекен другой халат и, сняв с себя счастливую маску, одел на лицо неживого пластика. А на себя надел грустную маску.



- Ах… как долго мне ждать ещё тебя? Я ищу тебя каждый день в лицах людей, приходящий на спектакли, но тебя нет и нет… А они.. они холодные и безразличные. Они в моей власти в течение нескольких часов: я заставляю их улыбаться, плакать, вздрагивать и пытаться остановить героя неожиданно вылетевшим «не надо!». Они полностью увлечены иллюзией, но ни один из них никогда не видел то, что под маской. Ни кому из них нет дела до моего истинного лица. Впрочем, может оно и к лучшему… – Мастерски читал свой монолог актёр, вложив в него максимум чувств и эмоций, и, казалось, даже манекен оказался завлечён речью и хотел посочувствовать или узнать, что же было дальше.



- Но ты всё не приходишь. Я порой спрашиваю у масок, существуешь ли ты… Грусть – он дотронулся пальцами до маски, надетой на него, – говорит мне, что тебя нет. Она – он указал на маску цинизма, – смеётся надо мной. А ей – взгляд в сторону маски-безразличия, – совсем всё равно, она даже и не слушает меня…



Тут он склонил голову набок и снял с манекена счастливую маску, решив, что она здесь совсем неуместна, и надел на своего собеседника маску с таинственной полуулыбкой, после чего прокрался за спину манекена и оттуда, искусно изменив свой голос, начал отвечать на предыдущий монолог.



- Я есть, ты это знаешь. Даже если меня никогда не было и не будет, я есть! Хотя бы в твоих мыслях. Я всегда с тобой… – актёр ловко заставил манекен пожать плечами, движение человека было так неуловимо, что казалось, словно манекен сделал сам действие. После актёр вернулся к горе всевозможного театрального хлама и не-хлама, и вытащил маску, на чьём лице отразилась надежда.



- Да, ты есть. Я верю, что ты придёшь ко мне! Прямо завтра! Да! Я буду ждать тебя! Конечно, завтра… разве может иначе? – возможно, нужно оговориться, что актёр каждый день уже ни один год обещал себе это самое завтра. – Я приготовлю тебе розу… чёрно-голубую… голубую в сердце, и чёрную к краям… да… будет красиво, как думаешь?



Он вопросительно посмотрел на манекен. Затем склонил голову. Мгновение. Два. Минута… Вскрик. Лёгкий треск-звон. Маска с силой врезалась в деревянный пол и издала своё надрывный плач. Актёр, тряхнув головой и, в очередной раз обвинив себя в чём-то, подбежал к маске и заботливо схватил её с пола, провёл ладонью по холодному металлу, и прижал к сердцу. Крепко-крепко. Маску-надежду. Так он стоял некоторое время подобно статуе, но вскоре беспомощно опустился на пол, вновь обнял руками ноги и уткнулся в колени, как в самом начале. Человек тихо и беспомощно рыдал. Рыдал, проклиная всё и страстно любя это самое всё. Его лицо было искажено болью и приступом бессилья.



Свечи почти догорели. Актёр повалился окончательно на пол, и, также обнимая маску-надежду, тихо-тихо погружался в сон, где его слуха перед самым провалом в бездну беспамятства коснулись серебряным звоном переплетения звуков, голос, который он так давно хотел услышать: «Я всегда с тобой… я однажды приду… однажды… когда-нибудь…»



Наутро, перед открытием театра, человек убрал сцену и вновь надел маску, превратившись в совсем иного человека. Он с головой захватил всех зрителей в свою игру, в свой мирок, заставляя их то плакать, то радоваться. Но под маской его истинное лицо выглядело совсем как та самая маска-надежда. В глубине души он всё ещё ждал…


Прикрепленное изображение (вес файла 44.1 Кб)
2010112312591101.jpg
Дата сообщения: 27.03.2011 19:34 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



1 апреля - День смеха (День дурака).



Алан Александер Милн



Принцесса-Несмеяна





Жил-был король и была у него единственная дочь, его гордость и любовь. Нежная, добрая, красивая, и само совершенство, мог бы сказать король, если б не одна загвоздка: принцесса никогда не смеялась. Никто и ничто не могло ее развеселить.



Ее отец, король, наоборот, веселился всегда. Придворный шут еще только открывал рот, а Его величество, восседая на троне, уже покатывался от хохота. Уловить соль хорошей истории или умной загадки - тут Его величеству не было равных. Но принцесса слушала, хмурясь, а когда рассказчик замолкал, изрекала: "Забавно", "Неужели?", "А что случилось потом?".



- Дорогая моя,- бывало, говорил король, вытирая выступившие от смеха слезы,- неужели ты не поняла? Это же шутка!



На что Принцесса обычно отвечала ему: "Да, я понимаю, что это шутка, папа, но почему она вызывает столько шума?"



Ибо Ее королевское высочество всегда утверждала, что понимает шутки не хуже других. И отличалась она от короля только одним: когда Его величество видел шутку, он издавал некие оглушающие звуки, а вот когда такое происходило с принцессой - она не хотела издавать какие-либо звуки. Так стоило ли обращать внимание на это различие?



- Дорогая моя,- качал головой король,- причем здесь хотение? Если у тебя есть чувство юмора, ты просто должна смеяться.



- А я вот не смеюсь,- отвечала ему принцесса.



- Знаю,- вздыхал король.- Не смеешься.



И тем почитал себя очень несчастным. Потому что нет на свете ничего более приятного, чем рассказать хорошую историю дорогому тебе человеку, к примеру любимой дочери, наблюдать, как появится улыбка на ее лице, как внезапно зазвенит ее серебристый смех, засмеяться самому, вместе насладиться веселой шуткой. Но в этом удовольствии принцесса отцу отказывала.



Он делал все, что мог. Прочитал ей от корки до корки очень забавную книжку, которая называлась "Тысяча веселых историй, собранных Мейни Соурсом", выдерживая паузу после каждый, дабы ее смех не наложился на следующую. Но принцесса ни разу не засмеялась. Король прочитал ей книжку еще раз, и вновь не выжал из нее ни смешка. Тогда он дал дочери другую книжку, "Веселые сказания далеких стран", и пока она читала, озабоченно наблюдал за ее лицом, но не заметил и тени улыбки.



Что бы ни говорил или делал, что бы ни говорил или делал придворный шут, лицо принцессы оставалось серьезным. Такая нежная, такая добрая, такая красивая - но смеяться она не могла.



И вот пришел день, когда король понял, что он этого не вынесет, что так или иначе юную принцессу надо заставить рассмеяться. Со своими проблемами он поделился с канцлером, как водится, мудрейшим человеком во всем королевстве. Тут самое время отметить, что у канцлера был сын, граф Хоппо. Он не выделялся ученостью, красотой или храбростью, собственно, не выделялся ничем, но в семье молодого человека иначе как шутом не зазывали. Так что решение у канцлера нашлось сразу.



- Я бы предложил Вашему величеству известить верноподданных Вашего величества о том, что тот, кто первым рассмешит Ее королевское высочество, будет вознагражден рукой Ее королевского высочества и половиной королевства Вашего величества.



- Что ты на это скажешь, любовь моя?- поинтересовался король у дочери.



- Поступайте, как пожелаете,- ответила принцесса.- Я не засмеюсь, потому что у меня нет желания смеяться. Не стремлюсь я и замуж, но, воля ваша.



Король повернулся к канцлеру.



- Пусть объявят о следующем,- приказал он.- Начиная с завтрашнего дня, в полдень, в течение получаса ко двору будут допущены те, кто знает смешные загадки или веселые шутки. Тот, кто первый рассмешит принцессу, получит ее в жены.



- А как насчет половины королевства?- озабоченно спросил канцлер.



- А это обязательно?- полюбопытствовал король.



- Абсолютно, Ваше величество.



- Очень хорошо. Пусть будет так. Завтра в полдень мы ждем первых претендентов.



И в полдень у дворца собрались те, кто знал веселые загадки и забавные шутки. Среди первых прибыл и граф Хоппо. А потом один за другим они загадывали свои загадки или рассказывали свои истории, а Ее королевское высочество их выслушивала.



- Скажите мне, Ваше королевское высочество,- спросил граф Хоппо,- что зачем дракон переходит дорогу?



Король, уже слышавший эту загадку, хохотнул.



- Я полагаю,- ответила принцесса,- дракон переходит дорогу, потому что ему надо попасть на другую сторону.



- Д-да,- с легким раздражением кивнул Хоппо.- Да, совершенно верно.



- Ну?- спросила принцесса.



- Это все,- выдавил из себя Хоппо.



- Так что тут забавного?- принцесса повернулась к королю.



- Моя дорогая, ты упустила смысл шутки. А смысл таков: если бы сказала то, что он ожидал у тебя услышать, ему было бы что ответить, но ты этого не сказала.



- Но для чего еще дракон может переходить дорогу?



- Не будем об этом,- закрыл тему король.- Следующий.



Вперед выступил еще один молодой человек и спросил, что общего у серебряной чаши с осиным гнездом.



- Ничего у них нет общего,- принцесса вновь повернулась к королю. – Не так ли, папа?



- Это же загадка, дорогая,- объяснил король, бормоча себе под нос.- Что общего у серебряной чаши с осиным гнездом... с осиным гнездом?



- Одна буква "с", одна "н" и две "е", Ваше величество.



Король расхохотался.



- Что тут смешного?- пожелала знать принцесса.



- Дорогая, смешное в том, что мы искали общее совсем не в тех буквах, из которых складываются эти слова.



- Понятно,- кивнула принцесса, но не рассмеялась.



Третьим соискателем руки принцессы стал граф Ролло. Высокий, красивый, с такой обаятельной улыбкой, что принцесса подумала: "Только бы выиграл он, а не этот ужасный граф Хоппо".



Граф Ролло спросил принцессу, в чем разница между мухой и птицей.



- Мухой и птицей,- забормотал король,- мухой и птицей, мухой и птицей.



Принцесса не замедлила с ответом.



- У птицы есть перья на крыльях, а у мухи нет. Птица откладывает яйца, а муху - нет, ой, это неверно, мухи тоже откладывают яйца. Но у мухи нет клюва. И она не вьет гнездо. О, и муха гораздо меньше птицы.



- Все это чистая правда!- улыбнулся Ролло,- но есть еще одно отличие, Ваше королевское высочество.



- Какое?- подался вперед король.



- Птица может съесть муху, Ваше величество, а вот муха не может.



- Ха-ха-ха,- залился король веселым смехом.- Ха-ха-ха- ха. Ха-ха.



- Не может что?- переспросила принцесса.



- Не может съесть птицу, Ваше королевское высочество.



- Как это несправедливо,- вздохнула принцесса, дружелюбно кивнула графу Ролло, но не рассмеялась.



Вот так, по очереди, все молодые люди страны представали перед принцессой и рассказывали ей свои загадки и истории. не только в этот день, но и в последующие. И один за другим они отказывались от дальнейших попыток рассмешить принцессу-несмеяну, а потому больше не приходили в полдень в королевский дворец. Но граф Хоппо и граф Ролло являлись обязательно, потому что Хоппо мечтал о половине королевства Его величества, а Ролло полюбил принцессу и она полюбила его. Так что в конце концов они остались вдвоем.



Пришел черед решающего поединка, и каждый из них провел беспокойную ночь, готовясь к следующему дню. Ролло гадал, какая из еще не рассказанных им историй может-таки рассмешить принцессу, а Хоппо обдумывал план, который мог не только вызвать смех принцессы, но и унизить соперника.



И в полдень, на глазах всех придворных, граф Хоппо и граф Ролло сошлись в поединке за руку принцессы. Принцесса смотрела на стоявших перед ней юношей и всем сердцем желала, чтобы именно граф Ролло заставил ее рассмеяться. Вот тут граф Ролло выступил вперед, чтобы рассказать принцессе самую смешную из известных ему историй.



- Путник пришел в далекую страну и захотел узнать дорогу к королевскому дворцу, потому что он принес подарок королю. Он остановил прохожего и спросил: "Простите за беспокойство, сэр, вы знаете, как пройти к королевскому дворцу?" Прохожий, решив показать, что у него есть чувство юмора, ответил: "Да, знаю",- и зашагал дальше. Но мгновение спустя остановился, испугавшись, как вы его желание пошутить не было истолковано за грубость, и поспешил за путником, чтобы спросить: "Простите за беспокойство, сэр, но вы хотите узнать, как пройти к королевскому дворцу"? "Нет, не хочу",- ответил путник и покинул прохожего.



Королю эта глупая шутка так понравилась, что он смеялся несколько минут, прежде чем вспомнил о своем королевском достоинстве, но принцесса лишь с грустью смотрела на графа Ролло.



- Что ж, мы еще дадим тебе слово,- милостиво кивнул король.- А теперь очередь графа Хоппо.



Граф Хоппо решил воспользоваться одним фокусом, который всегда смешил его родственников. К фокусу этому Хоппо прибегал всякий раз, когда к ним в дом приходил нежеланный гость. Для этого в холле устраивался масляный каток, и гость, ступив на него, тяжело плюхался на пятую точку, к неописуемому веселью тех, кто при этом присутствовал. Вот и нынче граф Хоппо приготовил такой каток в нескольких шагах от того места, где стояли он и граф Ролло, и попросил канцлера, своего отца, следить за тем, чтобы никто из придворных не ступил на масляный каток до начала поединка. Так что теперь граф Хоппо шагнул к принцессе в полной уверенности, что он не только станет ее мужем, но и превратит ненавистного ему графа Ролло во всеобщее посмешище.



- Я намереваюсь, показать Вашему королевскому высочеству одну юмористическую сценку, которая наверняка вызовет у Вашего королевского высочества веселый, громкий смех. Но, прежде чем начать, я бы хотел, чтобы граф Ролло чуть отошел в сторонку, потому что мне нужно свободное пространство,- он повернулся к Ролло.- Если вас не затруднит отойти на несколько шагов к окну...



Небрежным жестом граф Хоппо указал, куда надо идти, и поклонился графу Ролло. Тот, естественно поклонился ему, потом, более низко, королю и, наконец, чуть ли не до самого пола, принцессе. Направился к окну и благополучно наступил на масляный каток.



Конечно же, крепко хряпнулся пятой точкой.



- Ох!- ахнула принцесса.- Ох-хо-хо-хо-хо-хо! Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Хе-хе-хе-хе-хе-хе!- Словно кто-то нажал внутри нее невидимую кнопку. Ее смех эхом отдавался от стен дворца. Она смеялась, смеялась и смеялась. Да слез, до коликов в животе. Казалось, смеху ее не будет конца.



Смеялся король, смеялся канцлер, смеялся граф Хоппо. За исключением одного человека смеялся весь двор.



Не смеялся граф Ролло. Сгорающий от стыда, несчастный, злой, он поднялся и с упреком посмотрел на принцессу.



- Я очень сожалею,- выдавила из себя принцесса.- Я не собиралась смеяться, я не знаю, почему я засмеялась, я не хотела смеяться, я...- и она вновь залилась смехом, вновь до слез, вновь до коликов. Когда же Ее королевское высочество успокоилось, вперед выступил канцлер.



- Ваше Величество, по поручению молодого графа Хоппо я требую обещанную награду.



- Графа Хоппо?- удивился король.- Но это же случайность, не так ли?



- Отнюдь, Ваше величество,- с гордостью возразил граф Хоппо. И объяснил, как он подготовил масляный каток, а потом хитростью завлек на него графа Ролло. "Ну и ну!, "Это же надо!"- прокомментировали придворные тонкий замысел графа Хоппо. Король нахмурился, обдумывая создавшуюся ситуацию.



- Что ж,- наконец, изрек он,- вы действительно вправе утверждать, что рассмешил Ее королевское высочество,- он повернулся к графу Ролло.- Вы согласны со мной, граф Ролло?



Ролло посмотрел на принцессу, принцесса посмотрела на него, и их взгляды все сказали друг другу. Ее глаза, во всяком случае, кричали: "Спаси меня от графа Хоппо"! И Ролло улыбнулся принцессе, чуть кивнул, как бы отвечая: "Все будет хорошо". Ибо его осенило.



Насупившись, словно обдумывая заданный ему вопрос, он отступил на пару шагов, потом повернулся к королю.



- Ваше величество, поскольку я видел Ее королевское высочество изо дня в день, много дней подряд, я позволил себе смелость полюбить ее. Если Ваше величество сейчас объявит, что она должна выйти замуж за графа Хоппо, будет лучше, если больше я ее не увижу. Но я рискну обратиться к ней с последней просьбой. Я прошу ее сойти с трона, чтобы она попрощалась со мной здесь, не как принцесса с верноподданным, а как девушка с юношей.



И он опустился на одно колено, ожидая решения.



- Я попрощаюсь,- ответила принцесса.



Она направилась к нему, но по пути наступила на масляный каток, ноги ее взлетели в воздух, а попкой она, соответственно, ударилась об пол.



Принцесса вскрикнула от боли, придворные - от ужаса. Десяток рук подняли принцессу на ноги и поддерживали, пока она выслушивала королевские слова утешения.



- Странная получается история,- воскликнул граф Ролло.- Как вышло, что Ваше королевское высочество не смеется? Разве это не забавная шутка?



Король подозрительно глянул на него.



- И что все это означает?- сурово спросил он.- Эти разговоры о прощании служили только одной цели - заставить шлепнуться об пол Ее королевское высочество?



- Именно так, Ваше величество,- поклонился граф Ролло.- Я надеялся, что веселая шутка графа Хоппо позабавит нас вновь,- он вновь посмотрел на принцессу.- Вашему королевскому высочеству не смешно?



- Нам не смешно,- холодно ответила принцесса.



- Абсолютно не смешно,- гордо изрек король.



- Но Ваше королевское высочество так смеялись,- напомнил граф Ролло.



- Тогда был совсем другой случай,- отрезал король.



Граф Ролло заулыбался.



- Отсюда, Ваше величество, следует, что не масляный каток графа Хоппо заставил принцессу засмеяться, а мои на удивление смешные дрыгание ногами и падение на пол.



Вот тут пришла очередь улыбнуться и принцессе, которая поняла, к чему клонит граф Ролло.



- Ну конечно же,- в голосе короля звучало искреннее изумление.- Почему-то я не подумал об этом раньше, хотя на самом деле так оно и есть. Что ты скажешь, дорогая моя?



- Разумеется, папа,- без запинки ответила принцесса.- Меня рассмешил граф Ролло, а не граф Хоппо.



Граф Хоппо почувствовал, что дело принимает нежелательный для него оборот.



- Это я рассмешил ее, Ваше величество, это я!- воскликнул он.- Если бы упал я, принцесса смеялась бы так же громко, как и при падении графа Ролло! Сейчас вы в этом убедитесь! Смотрите!- с этими словами он бросился к масляному катку. Но не рассчитал скорости и, когда ноги его заскользили, по инерции вылетел в окно и плюхнулся в королевский пруд, находившийся двадцати футами ниже.



- Как вульгарно,- поморщила носик принцесса.



Граф Ролло женился на принцессе, они жили долго и счастливо и часто радостно смеялись. А вот что случилось с графом Хоппо после того, как его вытащили из пруда я не знаю. Действительно, не так уж это и важно.





Перевел с английского Виктор Вебер


Прикрепленное изображение (вес файла 134.7 Кб)
129_princes.jpg
Дата сообщения: 01.04.2011 17:58 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



1 апреля - ещё и День птиц



Макс Фрай



Сказка про птичку, которая любила улетать на свободу





Птичка наша не отличалась осторожностью и осмотрительностью. Строго говоря, во всей роще и даже в соседнем лесу не было большей растяпы и разгильдяйки, чем маленькая серо-бурая птичка. Окрестные хищники не сожрали ее лишь потому, что с детства знали: еде, которая сама залетает в рот, доверять не стоит. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке - вероятно, эту сентенцию хищники усвоили вместе с мясом умудренных житейским опытом мышей, которых пожирали в неслыханных количествах.



Ничего удивительного, что однажды маленькая серо-бурая птичка угодила в ловушку птицелова. Странно только, что это случилось с нею не в первый же день самостоятельной жизни, а примерно недели через две. Надо думать, это была очень везучая птичка. Ей бы не по роще порхать, а в казино ставки делать.



Однако рано или поздно это должно было случиться. Птичка угодила в силки.



Нельзя сказать, что она очень испугалась. Поначалу оторопела конечно - скорее от неожиданности. Как это, дескать, я, такая распрекрасная маленькая серо-бурая птичка, вылупившаяся из самого пестрого в мире яйца - и вдруг не могу улететь, куда захочу? Это как называется? Что за дела вообще?!



Потрепыхавшись, птичка убедилась, что освободиться без посторонней помощи совершенно невозможно, устала, притихла и принялась ждать, что будет дальше. Краткий, но позитивный жизненный опыт птички свидетельствовал: ничего не бывает навсегда, и почти все - ненадолго. Оставалось надеяться, что к неприятностям это тоже относится.



Обнаружив в ловушке маленькую серо-бурую птичку, птицелов, честно говоря, растерялся. Он понятия не имел, что делать с этой добычей. Для жаркого птичка вряд ли годилась - больно уж мала. Шансы продать ее на птичьем рынке казались ничтожными: птичка не имела ни товарного вида, ни сладкого голоса, ни даже громкого имени. По сравнению с ней даже полудохлый городской воробей показался бы образцом салонного шика.



- Ну и что мне с тобой делать? - обреченно спросил птицелов, извлекая из ловушки крошечный комочек свалявшихся перьев.



- Чии-чик! - жалобно пискнула маленькая серо-бурая птичка.



- Вопросов больше не имею, - проворчал птицелов и отпустил свою добычу.



Этот жест был продиктован скорее брезгливостью, чем великодушием, но маленькой серо-бурой птичке было решительно наплевать на такие тонкости. Она трепетала от восторга.



Это было совершенно новое, ни на что не похожее, упоительное ощущение: только что, всего секунду назад птичка наша не то что взлететь - крыльями пошевелить толком не могла. И вдруг - раз, и лети, куда вздумается, никто не держит!



Сейчас и сам полет, который прежде был для нее делом будничным, житейским, казался птичке дивным приключением, и привычный вид на рощу представлялся роскошной живописной панорамой, и мысли о грядущем ужине из мошек, вывалянных в цветочном нектаре, кружили голову не хуже самых что ни на есть романтических грез.



Маленькая серо-бурая птичка была счастлива, как никогда прежде. Целых три дня. А потом вдруг затосковала.



Она сама не понимала, что с ней происходит. Вроде бы, крылья по-прежнему за спиной, вокруг - милая сердцу роща, роскошный вид на березы и орешник с высоты птичьего как-никак полета, тучная, сладкая мошка на завтрак, обед и ужин, беззаботный сон в сени жасминового куста - чего еще желать?



Но маленькая серо-бурая птичка скучала и хандрила, пока снова не угодила в силки. Как водится, совершенно случайно, по разгильдйству.



Старая история повторилась: оторопь, беспомощность, покорность судьбе, ожидание. Растерянность юного птицелова - что прикажете делать с такой добычей?!



Мальчик долго думал, потом отнес маленькую серо-бурую птичку к отцу. Показал. Тот махнул рукой:



- Выпусти, на фиг она тебе? Даже петь не умеет.



- Чии-чик! - подтвердила птичка.



Все произошло в точности, как в прошлый раз. Только что шелохнуться не было никакой возможности, и вдруг - лети куда хочешь, на все четыре стороны. Красота, восторг и упоение всяким мигом бытия.



Маленькая серо-бурая птичка упивалась этим самым всяким мигом очень долго. Аж до самого вечера. Ну и утром тоже поупивалась немножко, но это, честно говоря, было уже не то.



В следующий раз птичка сунулась в силки добровольно. Ну, почти добровольно: в самый последний момент заметила ловушку, но даже не попробовала спастись. Решила: будь что будет, может быть потом меня опять отпустят, и все будет хорошо.



Ничего удивительного, да.



Очередной птицелов взирал на маленькую серо-бурую птичку с непередаваемым отвращением. Дачники из города заказали ему певчего дрозда; аванс был получен и благополучно пропит, а вместо дрозда в силок попалась какая-то мелкая безголосая дрянь.



Еще немного, и сердитый похмельный птицелов в сердцах открутил бы глупую птичью голову, но в последний момент одумался и зашвырнул свою добычу в кусты.



Нечего и говорить, что птичка была в восторге.



С тех пор маленькая серо-бурая птичка целыми днями порхает по роще, а иногда даже наведывается в близлежащий дачный поселок. Былое разгильдяйство позабыто, теперь она внимательно глядит по сторонам: ищет силки и ловушки. А когда находит, старается устроиться там поудобнее, без особого ущерба для перьев и лап. Терпеливо ждет птицелова, чтобы прощебетать жалобное: "Чии-чик", - всем своим нетоварным видом взывая к милосердию, или хотя бы пренебрежению. До сих пор это работало. Но птичка, в общем, уже давно повзрослела и прекрасно понимает, что раз на раз не приходится, не всякий птицелов великодушен, не каждому она покажется незавидной добычей. Так что рискует она вполне сознательно.



И черт с ней.


Прикрепленное изображение (вес файла 159.2 Кб)
N40D15724E806.jpg
Дата сообщения: 01.04.2011 18:11 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



А ещё, 1 апреля - Именины домового



СКАЗКА





-Эй, это моё молоко!



Домовой подпрыгнул от неожиданности и шустро юркнул в сторону, но тут же сообразил, что пугаться нечего, вернулся к мисочке и нагло подбоченился.



-А ты кто такой, чтобы мне в моём доме указывать?



-Дом, может, и твой,- ответил Котенок,- а молоко - моё! Не смей лакать!



-Да нам, домовым, тысячу лет молоко ставят! А тебе, малявка, самому от силы месяц!



Котенок подумал немножко, потом выгнул спину и зашипел. Домовой попятился.



-Ну ты чего, чего?..



-А того! Моё молоко, и всё тут.



Домовой раздраженно засопел.



-Не положено тебе молока. Ты кошка, твое дело мышей ловить, вот ими и питайся.



-У нас нет мышей.



-А раз нет мышей, значит, и кошка не нужна! От тебя никакой пользы в доме.



-От меня в доме уют,- пояснил Котенок.- Меня для уюта и брали. И я его о-бес-пе-чи-ваю. А от вас, домовых, какая польза?



-А мы это... ну...- домовой смутился.- Вообще-то, мы гривы лошадям расчесываем.



Котенок фыркнул.



-Вот и найди себе какую-нибудь лошадь. А пока не найдешь - никакой пользы от тебя нет!



Домовой обиженно засопел.



-А еще,- произнес он с угрозой,- мы можем лошадям на хвост репьев насажать, если хозяин себя плохо ведет и молоком нас не потчует.



Котенок покосился на свой хвостик и поспешно убрал его под себя.



-Слушай... а ты только лошади можешь гриву расчесать? Или кому угодно?



-В смысле?- не понял домовой.



-Ну вот, например, если есть кошка...



-Нет!- домовой резко вскинул подбородок.- Так низко я еще не пал!



-Ну и ходи тогда голодный.



Котенок присел возле мисочки и принялся лакать молоко. Домовой посопел некоторое время в сторонке, вздохнул и подошел к Котенку, на ходу доставая из кармана гребешок.



-Откуда начинать?



-С хвоста,- ответил Котенок и подвинулся.





http://www.maylex.net/o-domovix


Прикрепленное изображение (вес файла 80.2 Кб)
084.jpg

Прикрепленное изображение (вес файла 95.9 Кб)
domovoy.jpg
Дата сообщения: 01.04.2011 18:21 [#] [@]

да, не простая сейчас жизнь домового Smile

Дата сообщения: 01.04.2011 21:50 [#] [@]

Chanda, такая чудесная сказка про домового и котенка! Rose Rose Rose

Дата сообщения: 01.04.2011 21:53 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



2 апреля - Международный день детской книги



Тимофей Ермолаев



Сказка о Злом Сказочнике





1. Сон





Жил-был Сказочник, который не умел рассказывать хорошие, добрые сказки. Все его сказки получались страшными и злыми, от них хотелось заплакать и куда-нибудь убежать. Поэтому дети, завидев на улице тощую фигуру Сказочника, бросали в него камни и кричали что-нибудь обидное. А родители этих детей очень редко приглашали Сказочника рассказывать сказки, только если дети в чём-то провинились. Изредка его звали во дворец, чтобы рассказать сказку юному Принцу, будущему Королю, сердце которого должно стать храбрым и жестоким. То есть сказки Злого Сказочника почти никто не слушал, его самого никто не любил, и он тоже никого не любил. Он был очень бедным (ведь мало кто платил ему за такие сказки, родители редко наказывали своих детей, а Король был скуп), и частенько он ложился спать на голодный желудок.



Может быть, Сказочнику было бы легче, если бы у него был друг. Но друзей не было. Сказочник жил совершенно один. А ещё он не любил праздники. В такие дни все собирались вместе и поздравляли друг друга, а дети вели себя хорошо, и некого было воспитывать злыми сказками.



И так бы и продолжалось, если бы однажды Сказочнику не приснился удивительный сон. Вообще-то он давно перестал видеть сны, и лишь иногда ему снились чёрно-белые кошмары. Но этот сон был особенным. Сказочник будто бы летел над вечерним городом, и люди, завидев его, закрывали двери, а некоторые грозили ему кулаком и ругались вслед. И Сказочник решил навсегда покинуть город. Зачем оставаться там, где тебя никто не любит? Он ринулся прочь, дома вереницей пролетали под его ногами. И, когда почти все дома остались позади, на самой окраине он обратил внимание на последний дом, совсем маленький и заброшенный. Заросли густого дикого винограда опутали стены, а окна вместо стекол были закрыты чёрными шторами.



"Интересно, я никогда не видел этого домика", - подумал Сказочник. Он опустился у самой двери и тихонько заглянул в замочную скважину. То, что он там увидел, поразило его. В комнате сидела маленькая девочка с золотыми волосами и нежным голосом пела песню. Сказочник так заслушался, что слишком сильно прислонился к двери, и она открылась, а Сказочник очутился на пороге комнаты. Он сразу же хотел уйти, но тут девочка обернулась.



- Здравствуй! - улыбнулась она Сказочнику. - Тебе вовсе не обязательно стоять там. Если хочешь, можешь зайти и послушать мою песню.



- Ты, видно, не знаешь, кого приглашаешь, - угрюмо ответил ей Сказочник. - Я рассказываю злые сказки.



- Может быть, всё дело в тех, кто окружает тебя? Неужели ты не знаешь ни одной доброй сказки? А хочешь, я подарю тебе песню?



- Ты наверняка поёшь всем без разбору, доброе создание, - недоверчиво усмехнулся Сказочник. Он никак не решался поверить этой маленькой девочке, хотя ему очень хотелось это сделать.



- Мои песни для всех, - сказала девочка. - Просто их не все слышат...



Она подошла к Сказочнику, взяла его за руку и запела. Он хотел оттолкнуть её и уйти, но вдруг услышал, что девочка поёт о нём. Это была очень красивая песня, а ведь для него никто никогда не пел. Сказочник заплакал. Впервые за долгие годы ему было так хорошо и спокойно на душе.



Он проснулся от холода. Утро ещё только начиналось, на улицах переругивались только заспанные дворники. Всё было как обычно, но вместе с тем что-то было не так. Сказочник сидел в смятой постели, обхватив голову руками. Он никогда не забывал сказок, а тут... он никак не мог вспомнить ни слов, ни мелодии волшебной песни из сна. Он помнил только то, что эта песня была чудо как хороша, и как ему было хорошо, когда он слышал её. А уже через минуту он забыл лицо маленькой девочки из заброшенного домика.



Сказочник испугался, поняв, что сон и девочка с золотыми волосами вот-вот совсем исчезнут из его памяти. И он позабудет даже, где находится этот дом, увитый диким виноградом.



Сказочник вскочил, быстро оделся и побежал по улицам утреннего города. Дворники удивленно смотрели ему вслед, и некоторые из них крутили у виска пальцем.



Сказочник меж тем приближался к заветному месту, сердце его взволнованно стучало, он ещё не знал, что скажет этой необыкновенной девочке, ему просто очень захотелось увидеть её снова, посмотреть в её глаза, послушать её песню. На самой окраине города он свернул за угол и остановился как вкопанный. Дома с чёрными шторами здесь не было. Тут вообще никогда не было никакого дома, был только пустырь, поросший мхом и трилистником.



Сначала Сказочник не мог в это поверить, ведь сон был так реален. Он сел на жухлую траву на краю пустыря и задумался. И чем дольше он думал, тем больше злился. "Зачем я прибежал сюда? - спрашивал он себя с укором. - Ведь то был просто глупый сон. Да и детей таких просто не бывает". Он стал припоминать девочек, которым рассказывал сказки. Все они были дурнушки, замарашки, глупышки, трусишки и плаксы, и вместо волшебных песен они пели своим дурацким куклам с пуговичными глазами никчемные песенки про принцев и принцесс, или про тринадцать великанов с гор, или ещё про какую-нибудь ерунду.



"Что же теперь делать?" - подумал Злой Сказочник; сердце его опять ожесточилось. Он попробовал сочинить для себя самого злую сказку о золотоволосой девочке из сна, но у него ничего не получилось. Сказочник просто не знал, что делать, но что-нибудь делать было нужно. И он решил спросить совета у своего двоюродного брата.





2. Волшебник Ворон





Да-да, у Злого Сказочника был двоюродный брат, двоюродный брат Злого Сказочника был волшебником, и, как это ни странно, двоюродный брат Злого Сказочника был злым волшебником. То есть Ворон (а именно так звали этого двоюродного брата) никогда не делал людям ничего доброго, а волшебники, которые никогда не творят добра, ведь злые, не так ли? Конечно, у Сказочника были и другие родичи, но они жили так далеко, что о них можно и не вспоминать. А волшебник Ворон жил недалеко от города, в расселине между двумя скалами.



Вообще-то, давным-давно, лет десять, а может быть, и сто тому назад, Сказочник и волшебник поссорились, и при встрече пообещали друг другу сделать что-то очень плохое. Но с тех пор столько воды утекло... Злой Сказочник затянул потуже ремень на урчащем от голода животе и пошёл к своему двоюродному брату.



Тем временем на землю спустились сумерки и подул холодный и колючий ветер. Сказочник плотнее закутался в свой плащ, но плащ был старый и протёртый, поэтому скоро Сказочник совсем замёрз. До расселины идти было ещё далеко, а поблизости не было ни дома, ни костра. Лес постепенно сгущался, было темно, холодно. Но темнота и холод были бы не так страшны, если бы Сказочник не был одинок. Грустные мысли наваливались на него, и он злился оттого, что не мог в них разобраться. "Не нужны мне никакие золотоволосые девочки, - думал он, - мне вообще никто не нужен. Мне совершенно всё равно, был этот маленький домик или нет. И песен я не люблю". И тут он опять вспомнил маленькую девочку из дома, увитого плющом. Она улыбалась ему доброй ласковой улыбкой. "Нет, она такая же, как все, - убеждал себя Сказочник. - И с чего бы вдруг она пела мне песню просто так? Наверно, она хотела посмеяться надо мной". От этих мыслей Сказочнику стало совсем плохо. Может, поэтому он не желал признаться, что больше всего на свете ему хотелось найти ту удивительную девочку.



С этими мыслями Сказочник не заметил, как дошёл до расселины. Он уже собирался постучать в дверь, как вдруг на плечо ему легла холодная рука. Он вздрогнул и обернулся. Позади него стоял его брат Ворон.



"Интересно, помнит ли он старые обиды? - подумал Сказочник, не подав и виду, что испугался. - А ведь он очень опасен. Может призвать оживших мертвецов или скелетов, и мне тогда придётся несладко".



"Давно я его не видел, - думал в свою очередь Волшебник. - Интересно, не по поводу ли старой ссоры он явился? Сказочники - они ведь тоже немного волшебники, от них всего можно ожидать".



- Здравствуй, брат, - первым нарушил молчание Волшебник; его глаза опасно блестели, а в волосах, иссиня-чёрных, как вороново крыло, нет-нет да и проскакивали искры.



- Здравствуй, брат, - точно так же ответил Сказочник. - Мне нужна твоя помощь. Мне нужен твой совет.



- Знаю, - сказал Ворон, хотя на самом деле он ничего ещё не знал; все волшебники так делают.



Зловещие огоньки в глазах Ворона погасли, он вздохнул. Помогать кому-то, пусть даже и двоюродному брату - как это скучно... А давать советы (особенно правильные советы) - не так просто...



- Посмотри мне в глаза, - сказал Ворон, их взгляды встретились, и Волшебник на долю мгновения увидел в самой глубине глаз сказочника маленькую фигурку в белом платьице и с чудесными золотыми волосами. Но видение сразу исчезло. "Жениться тебе, дурень, пора", - грустно подумал Ворон, но вслух сказал:



- Вижу, что тревожит тебя, брат. Из мира духов тебя посетило некое существо с золотыми волосами и магическими песнями. Наверное, это был гном. И оно, это существо, околдовало тебя, и не будет теперь у тебя покоя, пока...



- Пока? - переспросил Сказочник.



- Это видение может растолковать только женщина, - после недолгого раздумья сказал Ворон. - Жалко, что у меня не осталось ни одной жены. Их у меня было восемь. Или десять? Я уже не помню.



"Наверное, все были достаточно любопытными, чтобы заглянуть в запретную комнату, - подумал Сказочник. - Когда мы разругались, у него была только четвёртая".



- Что с ними со всеми случилось? - спросил он.



- Я их съел, - с довольной ухмылкой ответил Ворон.



- Как? - удивился Сказочник. - Полностью?



- Нет, - Ворон вздохнул. - Частично. Они все до одной были невкусными. Или же я просто не умею готовить.



И Волшебник громко расхохотался, запрокинув голову вверх, и смех его был похож на карканье птицы. А у Сказочника в эту минуту в голове родилась сказка, которая называлась "Сказка о неком волшебнике и его неразумных жёнах".



- Нет, их было девять, - насмеявшись, сказал Ворон. - Итак, вот мой совет: плыви в гости к нашей тётке, которая живет на Стеклянном Острове, она растолкует твоё видение и поможет тебе.



- К тёте Альбе? - задумался Злой Сказочник. - Что ж... Спасибо! Прощай, Ворон.



- Прощай, брат, - сказал Волшебник.



Спускаясь в долину крутыми каменистыми тропинками, Сказочник думал: "Жалко, что он не предложил мне поесть. Интересно, не пустит ли он за мной вдогонку какое-нибудь страшилище?"



Ворон же, наблюдая за постепенно удаляющимся братом, думал вот что: "Зря я его не покормил. Он выглядит таким несчастным. Может, пустить по его следам пару оживших скелетов для веселья?" Все злые волшебники так шутят. Но он не сделал этого.



- Нет, одиннадцать, - сказал он самому себе.



Темнело, солнце скрылось за изрезанным скалами горизонтом; Волшебник проводил его взглядом. Потом он сказал: "Ворон спал в ущелье скал", - и действительно ушёл спать в свой домик.





3. Начало пути





Сказочник, заночевавший в небольшом леске, граничившим с неприступными скалами, проснулся, когда солнце стояло уже высоко в зените. В эту ночь его не посмели беспокоить сновидения, поэтому он хорошо выспался. Зевая, он протёр глаза и встал, накинув на плечи мятый плащ. Сияние солнца, щебетание птиц, бестолковая суета насекомых в воздухе и под ногами - всё это не улучшило его настроения. Сказочник был голоден. И щедрый лес тут же напоил и накормил его: на соседней полянке Сказочник нашёл как кристально чистый родник, так и густые заросли малинника. Сказочник хватал вкусные ягоды целыми горстями и тут же отправлял их в рот. Вместе с этим он думал: "Странно, но сейчас я чувствую себя почти счастливым. С чего бы это? Может быть, потому, что у меня в жизни появилась цель - повидать мою престарелую тётушку? Хм..." Дальнейшие размышления и пиршество Сказочника прервал недовольный рёв появившегося на поляне медведя. Сказочнику не оставалось ничего иного, как покинуть это гостеприимное место, помахав на прощание мишке рукой.





* * *



В порту царило затишье. На волнах у пристани тихо покачивались парусники, над водой лениво и величаво парили чайки. Сказочник подошёл к ближайшему судну, трёхмачтовой шхуне с паровым двигателем, и довольно приветливо обратился к мрачному бородачу в капитанской фуражке, который стоял на корме и поплёвывал в воду:



- Добрый день, капитан! Скажите, пожалуйста, ваш корабль не идет случайно к Стеклянному Острову? Думаю, вы слышали про такой...



Капитан, не переставая поплёвывать, осмотрел нашего Сказочника, волею судеб ставшего ещё и странником, и сказал всего одно слово:



- Нет.



"Чёрный дельфин", - прочитал Сказочник на борту ("Красивое название!"), пожал плечами и по дощатому настилу пристани направился к следующему судну. Так он безрезультатно обошёл все парусники. Впрочем, не совсем безрезультатно, кое-то Сказочник узнал. Он возвратился к "Чёрному дельфину" и вновь побеспокоил бородача:



- Извините, капитан. Мне очень жаль, но те корабли имеют совсем неподходящие мне пункты назначения. Однако мне стало известно, что ваш славный "Дельфин" выходит завтра утром с грузом шоколада на борту и берёт курс на Полуночный Порт. А Стеклянный Остров лежит на вашем маршруте, и скорее всего, вы будете там пополнять запасы пресной воды. Так возьмёте меня пассажиром?



Капитан Уграк (так его звали) мрачно заметил:



- Кое-кому давно следовало бы укоротить язык... Гром и молния! Но тебя, сухопутная крыса, я не хочу брать на борт.



Сказочнику пришлось пропустить оскорбление мимо ушей.



- Мне очень нужно...



- Плата за проезд - пять золотых, - уступил немного капитан.



- У меня вообще нет денег, - признался Сказочник. - Но, возможно, я пригожусь вам в будущем. Помните сказку о льве и муравье?



Услышав слово "сказка", капитан побледнел и чуть не уронил в воду свою расшитую золотом фуражку.



- Не надо сказок, - попросил Уграк. - Знаешь, почему я не хочу помогать тебе, Злой Сказочник? Я расскажу. В детстве я очень любил сказки, но ещё больше любил рисовать, и собирался стать, когда вырасту, художником. Я рисовал бы драконов, принцесс, рыцарей и стал бы знаменитым... Но когда мне было пять лет, я чем-то провинился, и... ты рассказал мне одну из своих сказок. Про Скользкое Чудовище из Картины. Помнишь?



Сказку Сказочник, конечно же, помнил, а вот капитана Уграка в пятилетнем возрасте - нет. Сказочник вообще плохо запоминал людей. Они появлялись и исчезали из его жизни, а сказки оставались. А Сказка о Скользком Чудовище из Картины даже не была сказкой - давным-давно в Городе действительно произошёл такой кошмарный случай, но все уже забыли о нём... Все, кроме сказочника.



- После твоего рассказа мне опротивели сказки, - продолжал капитан; голос его был грустен. - Я так испугался, что порвал все свои картины, сломал кисточку и выбросил краски. И не стал знаменитым художником... Потому ноги твоей не будет на борту моей шхуны.



Сказочник задумался. Первое препятствие на его пути. Легко ли его преодолеть? Или нужно повернуть? Вернуться?



- Капитан, - после небольшого раздумья сказал Сказочник, - если ты откажешь мне, я расскажу новую сказку. Из тех сказок, которые я никогда не рассказываю детям...



Это была серьезная угроза. Но капитан Уграк захохотал, хотя руки его с такой силой стиснули планширь, что пальцы побелели от напряжения. Сказочник зло улыбнулся.



- Это будет сказка о чернобородом капитане и морских чертях...



- Ты не посмеешь! - закричал Уграк, быстро закрыв уши руками. - Я тебя не слышу! Ты меня не запугаешь!



Но Сказочник, не обращая внимания ни на истошные крики капитана, ни на сбежавшихся к причалу ротозеев, удобно устроился прямо на досках, и...



- Жил-был один капитан. У него была густая чёрная борода, нос картошкой и красивая фуражка с золотым якорем...



- Прекрати! - Уграк действительно был напуган не на шутку. - Я передумал. Завтра на восходе солнца мы отправляемся, но не опаздывай, иначе мы уплывем без тебя, и ты будешь сам в этом виноват.



Сказочник вскочил и вежливым поклоном поблагодарил капитана. Но Уграк так и не успокоился. Перепуганный и злой он шагал по палубе, грыз кончик чёрной бороды и думал: "На борт я тебя возьму, так уж и быть. Но на Стеклянный Остров ты не попадёшь. Проверим, едят ли акулы сказочников, особенно таких, как ты!"



Когда погрузка была закончена, судно медленно двинулось в путь. Странным было то, что эта огромная плавающая машина покидала пристань без единого звука, даже не издав прощального гудка. Матросы молча занимались своим делом, помощник капитана стоял у штурвала, только Сказочника и капитана не было видно на палубе. Башни города не успели скрыться из виду, а на судне уже воцарилась тревожная атмосфера. У каждого в душе было какое-то неясное предчувствие беды. Тем временем капитан Уграк сидел в своей каюте и стакан за стаканом пил спиртное, стараясь не думать о прошлом, которое так близко подобралось к нему. Он почти физически ощущал присутствие того, о чём все эти годы старался забыть. Ему казалось, что его прошлое плывет на шхуне вместе с ним, за стенкой в соседней каюте, где спал Сказочник.





(продолжение следует)


Прикрепленное изображение (вес файла 62.6 Кб)
1251288889_necromant_201.jpg
Дата сообщения: 02.04.2011 19:01 [#] [@]

Тимофей Ермолаев



Сказка о Злом Сказочнике



(продолжение)





4. Остановка





На пятый день пути, когда ничто не предвещало неприятностей, паруса шхуны бессильно обвисли. Как обычно, когда парусник попадал в штиль, помощник капитана, по совместительству и главный механик, попытался запустить паровой двигатель. Провозившись полчаса, он выполз на палубу, перепачканный в машинном масле и злой как чёрт.



- Зовите капитана, - сказал он. - Сдаётся мне, дело тут нечисто.



Вскоре на палубе появился капитан Уграк. Он покачивался, будто палуба под его ногами ходила ходуном. Сейчас невозможно было узнать в нём бывшего мальчика, который рисовал красками принцесс и хотел стать знаменитым художником. Посмотрев на беспомощно обвисшие паруса, Уграк выругался и спросил:



-- Почему двигатель не работает? Если кто-то забыл купить уголь, бросьте этого мерзавца в топку!



- Капитан, у нас полно угля. Двигатель... он просто не запускается, - помощник капитана развёл руками.



- В топку! - заревел Уграк. - Юнга, возьми швабру и поболтай ею за бортом.



Юнга нагнулся за борт и вдруг вскрикнул, швабра выпала у него из рук:



- Капитан, капитан!



- Чего там?



Юнга не ответил, он весь побледнел от ужаса. Уграк отшвырнул пустую бутылку, неожиданно быстро подошёл к нему, наверное, чтобы отвесить затрещину, но, поддавшись любопытству, тоже посмотрел за борт, в морские глубины.



- Вот что, парни... - сказал он неожиданно твёрдым голосом. - Я знаю, в чём тут дело. Тащите сюда коробку с шоколадом!



- Будем топить шоколадом? - тихо рассмеялся кто-то.



Капитану было не до смеха. Когда ему принесли тяжёлую коробку, разукрашенную разноцветными картинками, он лично принял её и, недолго думая, швырнул за борт, так что только брызги полетели. Они немного подождали. Ничего не происходило. Капитан, грозно нахмурив густые брови, задумался.



- Приведите-ка сюда этого сказочника! - приказал он, наконец, но уже не так уверенно.



- Бросим его в топку? - спросил кто-то.



Через минуту из своей каюты появился Злой Сказочник. Один из матросов немилосердно подталкивал его в спину. Лицо Сказочника было заспанным, он ничего не понимал.



- Спустите шлюпку на воду и посадите сказочника в неё, - приказал Уграк.



- Стойте, капитан! - Сказочник встревожился. - А как же наш договор?



- К дьяволу все договоры! - отрезал Уграк. - Смотри: полный штиль, а двигатель почему-то не запускается.



- Вы ошиблись - я ничего не трогал, ничего не ломал.



- Дело не в этом, - перебил его капитан. - Мы не пойдём дальше, пока не отдадим морю то, что оно хочет. Или кого оно хочет.



- Меня? - изумился Злой Сказочник.



Капитан Уграк кивнул. Вскоре Сказочник оказался один в маленькой лодке, постепенно отдалявшейся от шхуны. И тут задул ветер, который становился всё сильнее. Паруса ожили и затрепетали. Одновременно с этим судовой двигатель вдруг подал признаки жизни и громко запыхтел. Расстояние между парусником и лодчонкой начало стремительно увеличиваться.



- Прощай, Сказочник! - прокричал капитан Уграк. - Не поминай лихом! И напоследок: мы не собирались останавливаться на Стеклянном Острове! Я не знаю, где он находится! Старые карты врут, на новых его нет, а сам я там был ещё юнгой, много лет тому назад. Прощай!



Злой Сказочник молча провожал их взглядом. Вскоре парусник с подлым капитаном скрылся за горизонтом. Вокруг Сказочника расстилалась бесконечная водная гладь. Как он не напрягал зрение, не мог увидеть ни какого-нибудь острова, ни корабля. Злой Сказочник был один-одинёшенек.



Вдруг ему показалось, что он слышит чей-то смех. Он оглянулся. "Наверное, вот так и начинают сходить с ума", - подумал он. И в то же мгновение лодку подбросило в воздух, она раскололась надвое, а Злой Сказочник упал в воду. Но зато теперь он был уверен, что смех ему не почудился, он даже успел заметить большой рыбий хвост, блеснувший на солнце. Море было довольно тёплым. Но вот плащ Сказочника, намокнув, стал невыносимо тяжёл и начал тянуть своего хозяина ко дну. Пришлось от него избавиться, как и от сапог. Держаться на воде стало значительно легче, но вот что делать дальше?



- Ты не сможешь плавать вечно, - услышал он позади себя мелодичный голос.





5. Русалки





Сказочник, неловко размахивая в воде руками, повернулся и увидел русалку. У неё было милое личико со светло-зелёной кожей и длинные волосы цвета изумруда. Лишь её глаза были жёлтыми, словно расплавленное золото. Сказочник похолодел. За его жизнь было рассказано слишком много сказок о прекрасных и жестоких русалках.



- Здравствуй, - несмело сказал он.



Русалка рассмеялась и скрылась под водой. Вместо неё вынырнули две другие.



- Скоро ты умрёшь и навсегда останешься с нами, - сказала одна из них.



На миг Сказочнику показалось, что он вновь слышит в голове песенку девочки из домика, увитого плющом.



- Опускайся на дно, - сказала третья русалка. - У нас есть свежий шоколад.



- Я не могу, - ответил Сказочник. - Мне нужно на Стеклянный Остров.



"Нельзя дать им понять, кто я такой", - подумал он между тем.



Из волн выглянула новая русалка, а потом ещё две.



- Стеклянный Остров? - переспросила вторая русалка. - Такого острова не существует.



- Существует, - возразил Сказочник. - Я там родился. И там живёт моя тётка.



- А-а-а, - протянула та же русалка; похоже, она была среди них главной. - Так вот кто ты такой...



Русалки исчезли под водой, но вскоре опять появились на поверхности, окружив Сказочника.



- Ты постарел, Сакамар, - сказала главная русалка. - Время летит так незаметно...



Уже очень давно никто не называл его этим именем.



- Неужели мы знакомы? - пролепетал Сказочник, он начал уставать.



Русалки звонко засмеялись.



- Неужели он всё забыл?.. - сказала одна из них.



- Ш-ш-ш! - предупредительно оборвала её главная русалка.



Она подплыла к Сказочнику и положила руку на его плечо.



- Ты скоро утонешь, - сказала русалка. - Но есть одна старая условленность. Мы кое-чем обязаны старухе Альбе.



- Она не так уж стара, - возразил Сказочник, но русалка заставила его замолчать, дотронувшись до рта холодным пальцем.



- Ты давно не был дома... - морская девушка вздохнула. - Мы тебе поможем, но только в обмен на услугу.



- Какую?



- Ты должен сочинить про нас добрую, волшебную сказку.



- И чтобы про любовь, - добавила другая русалка.



Главная русалка одарила подругу строгим взглядом и спросила:



- Согласен?



- А если я не смогу?



- Если ты сомневаешься, то оставайся с нами, - холодно сказала русалка и толкнула его под воду.



Злой Сказочник, вновь оказавшись на поверхности, долго откашливался - он немного наглотался солёной воды.



- Разве можно отказать такой хорошенькой девушке, - сказал он, наконец.



- Тогда прощай, - и главная русалка скрылась в море.



Остальные же, посмеиваясь, приблизились к Сказочнику вплотную. Кто-то схватил его за руки, кто-то - за ноги. Он чувствовал прикосновение холодных хвостов, покрытых чешуёй.



- Мы поплывём быстро, - сказала одна русалка. - Постарайся не захлебнуться.



И они поплыли, рассекая морскую гладь. Со стороны, наверное, это было странное зрелище - будто у человека с десяток рыбьих хвостов. Брызги, морская пена летели в разные стороны.



Через час русалки остановились. Сказочнику показалось, что они решили передохнуть, но одна из них указала пальцем куда-то вперёд и сказала:



- Вот он, твой остров. Будь добр, доплыви до него сам.



Злой Сказочник поблагодарил девушек,



- Прощай, Сакамар! - крикнула одна из русалок.



С сильным всплеском они исчезли из виду.



Сказочник лёг на спину и слабо замолотил ногами по воде. Медленно, но верно он приближался к острову.



- Сакамар... - вдруг прошептал кто-то.



Это была желтоглазая русалка, которую он увидел первой. Похоже, она оторвалась от подруг. Она плыла рядом с ним.



- Сакамар, поцелуй меня, - тихо попросила она.



- Я не могу, Арианна, - также тихо ответил Злой Сказочник; откуда-то он вспомнил её имя.



Русалка грустно улыбнулась.



- Тогда... напиши сказку! - неожиданно сердито закончила она и сильно ударила его хвостом. Больше он её не видел.





6. Стеклянный Остров





Стеклянный Остров оказался совсем не таким, как запомнил его Злой Сказочник. Во-первых, он стал гораздо меньше. Во-вторых, стекло, из которого была сделана большая его часть, обесцветилось, а кое-где и вовсе потускнело. Теперь он выглядел вовсе не как волшебный остров из сказки, теперь Стеклянный Остров навевал грусть. Вдобавок, кое-где стекло попросту разбилось, и там и сям теперь торчали осколки. Злой Сказочник, ступив на остров, сразу же поранил себе босые ступни, каждый шаг теперь давался ему с трудом. На стекле за ним оставались окровавленные следы. Но зато он, кажется, придумал новую сказку. И, похоже, это была совсем не злая сказка, разве что очень печальная, сказка о маленькой русалочке, которая влюбилась.



Злой Сказочник, морщась, прислонился к стеклянному дереву и принялся вытаскивать из ног вонзившиеся осколки.



- Мяу! - услышал он. - Привет, Сакамар!



На поляну перед ним вышел, потягиваясь, большущий кот. Он тоже был стеклянный. Вот только стекло, из которого было выплавлено его тело, потемнело от времени. Одно ухо у кота было сколото, как и кончик стеклянного хвоста.



- Наконец-то ты вернулся, - промурлыкал он. - У меня не осталось уже никаких сил...



- Мне нужно повидаться с тётей Альбой, - сказал Злой Сказочник.



Кот важно кивнул.



- Тогда ступай за мной, - торжественно сказал он.



И они пошли вглубь острова, стеклянный кот впереди, Сказочник хромал позади. Они миновали аллею, которая некогда выглядела, наверное, весьма впечатляюще, потом поднялись на небольшой холм и остановились.



- Вот, - сказал кот и отошёл в сторону.



Злой Сказочник увидел плиту из хрусталя. На ней было одно слово: "Альба".



Сказочник бессильно опустился на колени. Вновь ему на миг показалось, что он слышит песенку золотоволосой девочки.



Солнце, играя в ветвях стеклянных деревьев и кустов, медленно опускалось за линию горизонта. Темнело. Старый кот осторожно подошёл к Сказочнику и свернулся клубочком возле него. Сказочник лёг на бок, обнял кота и уснул.





* * *



Утром, едва забрезжил рассвет, Злой Сказочник открыл глаза. Стеклянный кот уже проснулся, он сидел неподалёку и вылизывал лапу.



- Доброе утро, Сакамар! - промурлыкал он.



Сказочник не ответил. Бросив прощальный взгляд на хрустальную плиту, он спустился с холма. Кот увязался за ним. Оказавшись на берегу, усеянном битым стеклом, Сказочник остановился.



- Идём, позавтракаешь, - предложил кот. - И переодеться тебе не мешало бы.



В другой части острова, куда привёл его кот, Сказочник нашёл маленький стеклянный дом. Согнувшись, он вошёл сквозь низкую дверь и увидел накрытый стол. Консервы, фрукты, ягоды и бокал вина - вот и всё пиршество. На одном из стульев он обнаружил аккуратно сложенную одежду, по всей видимости, недавно выглаженную.



Злой Сказочник переоделся. Кот обиженно фыркнул:



- Мог бы и сказать мне спасибо!



- Извини! Спасибо! - Сказочник погладил гладкую стеклянную голову кота и сел за стол.



Кот устроился на другом стуле. Пока Сказочник утолял голод, он делал вид, что вычёсывает блох, которых у него никогда не было.



- Что будешь делать? - спросил стеклянный кот, когда увидел, что его гость насытился.



- Не знаю, - признался Сказочник. - Вернусь туда, откуда пришёл.



- А как же Стеклянный Остров? - кот прыгнул на стол. - Пойми, Сакамар, остров не может существовать без волшебства. Как только ты покинешь его - он уйдёт на дно. Потому что у меня сил не осталось. Взгляни на меня!



Кот действительно выглядел старым и усталым. Казалось, вот-вот - и он разобьётся на мелкие кусочки. Сказочник пригубил вина и ответил:



- Я ведь не волшебник...



- Ты тоже чуть-чуть волшебник! - сердито мяукнул кот.



Злой Сказочник замолчал. Кот, осторожно переступая через столовые приборы, подошёл и ткнулся носом ему в плечо.



- Сакамар, я скучал по тебе... - его голос стал мягче. - Ты действительно не можешь остаться?



Сказочник не ответил.



- У всех у нас свой путь, - сказал кот. - Тебе, наверное, пора.



- Куда? - Сказочник поднял голову. - Я не знаю, куда идти.



- Скорее, скорее, - засуетился вдруг кот. - Возьми этот ларец - отдашь его Клавдии.



- Кому? - не понял Сказочник.



- Да поскорее же, она ждать не будет! Это твой единственный шанс!



Они выбежали из дома, Сказочник еле поспевал за стеклянным котом. Новые ботинки, правда, оказались ему как раз впору, но израненные стеклом ступни продолжали нестерпимо болеть.



- Вот! - кот остановился и посмотрел вверх.



По небу плыли облака. Сказочник ничего не понимал.



- Отдашь ларец девчонке, - сказал кот.



"Золотоволосой девочке из моего сна?" - подумал Злой Сказочник, но через минуту осознал свою ошибку, потому что увидел ту, о ком говорил кот.



Это была девочка-подросток, вся в блестящих одеяниях, струящихся по её телу, даже волосы у неё блестели металлом. Она непонятно откуда внезапно появилась перед ними. Голос её тоже отдавал металлом.



- Вот, - сказал кот девочке, - как договаривались...



- Ты будешь моим пассажиром? - спросила Клавдия, равнодушно смерив Сказочника взглядом.



В глазах у неё сверкали электрические искры.



- Идём, - сказала она и протянула ему руку.



Злой Сказочник не мог поверить своим глазам, но через минуту он оказался на облаке. Это было не обычное облако, вдали он увидел какое-то величественное строение. Небесная девочка забрала у Сказочника ларец и, не оборачиваясь, пошла к своему дворцу. Сказочник же осторожно, шаг за шагом, приблизился к краю облака и глянул вниз. Стеклянный кот отсюда казался крошечным. Злой Сказочник помахал ему рукой. И тут на его глазах весь Стеклянный Остров задрожал и в одну секунду исчез в море, подняв фонтан брызг. От него остались лишь круги на воде, которые вскоре тоже пропали.





7. На облаке





Когда Сказочник вошёл в замок, расположенный на облаке, Клавдия посмотрела на него, как на букашку, и спокойно сказала:



- Ничего не трогай здесь. Или я убью тебя.



Она сидела за длинным столом. Наверное, в этом зале могло одновременно собраться на роскошный пир сотня человек, но сейчас здесь была одна небесная девочка. Сказочник сел на один из свободных стульев (он оказался из металла) и задумался. Похоже, двоюродный брат послал его неправильной дорогой. Но сворачивать было уже поздно. Возможно, в конце своего пути он найдёт ответы на все мучившие его вопросы.



Клавдия молчала, глядя куда-то вдаль. Порой она вообще мало походила на живого человека. И, хотя черты её лица были абсолютно правильны, сложно было назвать её красивой. Сказочник попробовал было развлечь её разговором, но она презрительно посмотрела на него и сказала:



- Вздор всё это.



Больше он не пытался заговорить с ней. Когда ему наскучило сидеть в зале, тишина становилась слишком гнетущей, он вышел прогуляться по облаку. Внизу слабо шумело море. Вверху пробегали другие облака, с виду совсем обычные, не такие, как их облако. Злой Сказочник лёг, растянувшись на мягкой пружинящей поверхности облака, положив под голову руку. Он почувствовал себя отрешённым от всех своих земных печалей и помыслов. Может быть, он навсегда останется здесь, будет лежать на облаке, смотреть в никуда, ни о чём не думать и никуда больше не стремиться?



Когда небо почернело и покрылось звездами, Сказочник всё также лежал на спине и смотрел вверх. Потом он незаметно уснул.





* * *



Проснулся Злой Сказочник от гудения ветра. Облако вместе со всеми своими обитателями мчалось по грозно потемневшему небу куда-то вперёд. Сказочник побежал к замку и в его широко распахнутых воротах столкнулся с хозяйкой. Клавдия выглядела ужасающе. Её длинные волосы стояли дыбом и словно жили своей собственной жизнью, глаза небесной девочки побелели и сверкали, а по всему её телу пробегали электрические разряды.



- Не приближайся! - предупредила она его. - Опасно для жизни!



Сверкнула молния. Сказочник, ослеплённый, отступил назад.



- Сегодня я славно повеселюсь! - услышал он торжествующий голос Клавдии, после чего прозвучал громовой раскат.



Безмятежная, как казалось поначалу, жизнь на облаке оборотилась в кошмар. Молнии следовали одна за другой, грохот разрывал барабанные перепонки.



- Прячься в замке, глупый человек! - крикнула Клавдия.



Злой Сказочник не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Следующая молния сверкнула прямо у его лица, а потом... казалось, его разорвало на тысячи кусочков. Сказочник потерял сознание.





* * *



Ему снова приснилась девочка с золотыми волосами. Она сидела в своём домике и вязала на спицах, но не пела.



- Спой, прелестное дитя, - попросил Сказочник.



Девочка улыбнулась, отрицательно покачала головой и ответила:



- Не сейчас...



Он пришёл в себя и первое, что он увидел - это лицо Клавдии. Сейчас жительница облака выглядела совсем иначе. Она была тиха, печальна и даже стала как будто меньше ростом. Сказочник лежал на берегу какого-то озера, а Клавдия сидела рядом на круглом камне и ждала, пока он очнётся.



- Ты не умер, - сухо сказала она, увидев, что он открыл глаза.



- Кажется, ещё нет...



Всё тело Сказочника ломило. Одежда вроде бы осталась цела, но вот когда он дотронулся до своего лица, то обнаружил, что брови и клок волос впереди начисто сгорели.



- Не стоит благодарности, - произнесла Клавдия, когда он привёл себя в порядок и начал умываться в озере. -- Тут неподалёку есть город. Прощай!



И без лишних слов она исчезла, наверное, вернулась на своё облако, в своё одиночество.





(окончание следует)


Прикрепленное изображение (вес файла 205.2 Кб)
Boris_Vallejo056.jpg
Дата сообщения: 02.04.2011 19:04 [#] [@]

Тимофей Ермолаев



Сказка о Злом Сказочнике



(окончание)





8. Город Радости





Клавдия не обманула - Злой Сказочник без труда вышел на дорогу, нашёл указатель со стрелкой и надписью "Глэдистон" и вскоре добрался до города. Возможно, когда-то он уже был здесь - все города для него были на одно лицо. Везде жили одинаковые люди с одинаковыми заботами и пороками.



Только сейчас Сказочник обнаружил, что девочка с облака оставила ему тяжёлый кошелёк с монетами. "Она не так уж черства", - подумал он, в голове у него родилась новая сказка.



Город Глэдистон был увешан флагами, где-то слышалась музыка. Люди, попадавшиеся Сказочнику на улице, были празднично одеты, их лица светились радостью. По всей видимости, здесь шёл какой-то праздник.



Сказочник решил на пару дней остановиться в гостинице и осмотреться, узнать, что к чему. Хозяин гостиницы спросил его имя, записал его в своей потрёпанной книге и попросил задаток. Когда на стол перед ним Сказочник положил золотую монету, он проверил, не фальшивая ли она, потом усмехнулся и произнёс:



- Неужели злые сказки начали приносить хороший доход?



Сказочник смутился.



- Могу помочь подзаработать, - хозяин гостиницы подмигнул. - Я знаю кое-кого, кому нужно рассказать злую сказку. Одна маленькая проказница...



"Неужели я нашёл её здесь, в этом городе? - изумился Сказочник. - Ведь говорят же, что от судьбы не уйдёшь".



- Её зовут Элиза, - продолжал хозяин. - Она дочь придворного алхимика. У неё есть младший брат, которого она очень любит пугать. Думаю, её отец хорошо заплатит, если ты покажешь ей, что значит по-настоящему страшная сказка.



Конечно, Злой Сказочник не собирался пугать золотоволосую девочку (если, конечно, это она), но сделал вид, что принимает предложение. Хозяин гостиницы пообещал договориться на следующий день о его визите во дворец.



- Она ведь красиво поёт? - на всякий случай уточнил Сказочник.



- У Элизы очень приятный голосок, это правда, - подтвердил хозяин. - Прямо ангельский. Она в нашем городе знаменитость.



Хозяин позвал свою жену и попросил её показать гостю комнату на втором этаже.



Весь день Злой Сказочник не находил себе места, ночью он тоже плохо спал. Утром, проснувшись, он вновь услышал весёлую музыку. Когда хозяин принёс ему завтрак, он спросил:



- У вас в городе и сегодня праздник?



Хозяин широко улыбнулся и ответил:



- Так у нас каждый день праздник. Не зря же наш Глэдистон называют "Городом Радости".



- Наверное, жить здесь не так плохо... - заметил Сказочник.



- Это самый лучший город! - убеждённо сказал хозяин. - Только живя здесь, понимаешь, что каждый день нашей жизни может быть праздником! Кстати, тебя ждут во дворце к полудню. Можно было бы и раньше, но в десять часов утра пройдёт казнь мятежного графа.



- Казнь? - переспросил Сказочник.



- Ему отрубят ноги, руки, а потом голову. Ой! - хозяин осёкся. - Ну вот, проговорился. Вообще-то способ казни никогда не разглашается. Это должна быть приятная неожиданность.



- Да уж... - пробормотал Сказочник.



- Весь город соберётся на представлении. Хочешь попасть в первый ряд?



Сказочник вежливо отказался - он не любил столпотворения. Хозяин добродушно пожал могучими плечами и оставил его в одиночестве. Злой Сказочник без аппетита позавтракал, потом попросил у хозяина писчей бумаги и перо и, запершись в комнате, начал что-то писать.



Через некоторое время он услышал, что музыка смолкла, её сменила барабанная дробь, а потом раздались торжествующие крики. А потом вновь заиграли музыканты. "Похоже, некий граф только что лишился жизни", - подумал Сказочник и решил спуститься на первый этаж. Вскоре в дом вернулись хозяева, они весело обсуждали представление на главной площади Глэдистона.



- А ты заметила, когда кровь хлестнула на зрителей, жена булочника завизжала, словно дитя? - хозяин захихикал.



- Это была хорошая казнь, - сказала хозяйка. - Хотя я люблю, когда происходит что-нибудь смешное. Помнишь, когда сжигали ведьму, она так потешно дёргалась?



- Нет! - убеждённо рубанул воздух рукой хозяин. - На хорошей казни кровь должна хлестать во все стороны, я тебе говорю! Кровь - это и есть наша жизнь.



Злой Сказочник не посмел прерывать обсуждение.



- Сегодня струя была куда сильнее, чем когда отсекли голову мельнику, - заметила хозяйка. - А ведь граф Боно по сравнению с мельником просто заморыш!



- А когда казнили эфиопа? - вспомнил хозяин. - Кровь прямо выплеснулась фонтаном, все первые ряды окропила!



- Ну, скажешь, эфиопа, - хозяйка сняла с головы праздничный платок и занялась по хозяйству. - Эфиопы - они ж вообще не люди, просто какие-то демоны в человечьем обличье.



Хозяин обратил внимание на Сказочника, похлопал его по плечу и сказал:



- Зря ты не пошёл. А на завтра тебе занять местечко?



- А завтра что будет? - изумился Сказочник.



- Гвардейцы, наконец, поймали разбойника Горислейва - завтра его повесят.



- Ты опять проговорился! - упрекнула мужа хозяйка.



- У вас каждый день казни? - не мог поверить своим ушам Сказочник.



- В Городе Радости каждый день - праздник! Хочешь вина?





9. Элиза





Около полудня Злой Сказочник явился во дворец. Понятное дело, что его впустили не через парадный вход. Гвардеец в вышитом золотом мундире провёл его тёмным коридором в одну из башен, где Сказочника встретил немолодой уже мужчина в чёрном костюме. Он пожал Сказочнику руку:



- Много слышал о вас, правда, полагал, что вы уже покинули этот бренный мир, - скороговоркой пробормотал он. - Меня зовут Герсимер, я отец Элизы...



Придворный алхимик выглядел неважно, глаза его лихорадочно блестели, а пальцы рук дрожали.



- Моя дочь... она много проказничает... пугает всех ужасными историями, - продолжал он. -- Я полагаю, что вы можете оказать мне услугу и посодействуете в воспитании дочери.



- Да, я могу, - кивнул Сказочник.



- А мне сейчас нужно убегать, - сказал Герсимер. - У меня множество дел. Весьма важных дел, да! Рождение магистериума промедления не терпит... А Элиза сейчас придёт...



И, продолжая бубнить что-то маловразумительное, алхимик удалился. Послышались лёгкие, быстрые шаги. Злой Сказочник задержал дыхание. Скрипнула тяжёлая дверь, и он, наконец, увидел Элизу. Она была совсем не похожа на золотоволосую девочку из сна. Сказочник еле сдержал вздох разочарования.



У Элизы были тёмные длинные прямые волосы, острый носик, её тёмные умные глаза смотрели настороженно. Одета девочка была в старое тёмно-коричневое платье. В руке она держала керосиновую лампу.



- Добрый день, Злой Сказочник! - вежливо поздоровалась она.



- Здравствуй, Элиза!



- Мой отец, как я понимаю, решил, что твои сказки пойдут на пользу моему воспитанию? - спросила девочка; странно было слышать, что ребёнок говорит по-взрослому.



- У меня разные сказки...



Элиза недоверчиво хмыкнула.



- Ну, пойдём. Думаю, моя комната нам подойдёт. А почему ты не присутствовал на казни? Я тебя в толпе высматривала.



- Мне кажется, Элиза, это было не слишком подходящее зрелище для маленькой девочки, - сказал Сказочник.



- Быть может, - не стала спорить Элиза. - Неужели на старости лет Злой Сказочник стал читать морали? Но зато я хорошо усвоила, как легко одни люди могут отнять жизнь у других людей. Порой из-за какой-то ерунды.



Комнатка Элизы была крошечной, тут стояли две детские кроватки, в маленькое окошко с трудом пробивались лучи солнца.



- У принцессы Маргариты комната побольше и посветлее, - сказала Элиза, бросившись на одну из кроватей. - Но я не жалуюсь. Давай, начинай рассказывать. Дашь мне потом автограф?



Сказочник почувствовал себя сбитым с толку. Почему-то слова застревали у него в горле. Элиза, вопросительно изогнув бровь, посмотрела на него.



- Жил-был сказочник, который не умел рассказывать хорошие, добрые сказки... - начал он, наконец, повествование, но тут же Элиза бесцеремонно перебила его:



- Погоди-ка! Это ты про себя рассказываешь? А закончится всё тем, что ты сидишь в моей комнате, а я лежу на кровати, а ты рассказываешь мне эту сказку? Прекрати, это не ново! Мне неинтересно. То есть, возможно, твои приключения занимательны, но...



- Мне почему-то не хочется пугать тебя, Элиза...



Элиза рассмеялась и сказала:



- Думаю, мой отец заплатил тебе, чтобы ты рассказал мне нечто кошмарное! Я потом буду пересказывать эту сказку моему глупому брату Петеру.



- Ты не любишь своего маленького братца?



-- Я его ужасно люблю! - и Элиза снова засмеялась.



Злой Сказочник задумался.



- Может быть, рассказать тебе сказку о Грустном Художнике и Красной Комнате?



- Страшную?



- Да.



Девочка не удержалась и подпрыгнула на кровати от восторга. Сказочник грустно выдохнул и начал:



- Жил-был молодой художник...



И стены комнаты Элизы волшебным образом вдруг приобрели красноватый оттенок...





10. Сказка о Грустном Художнике





Жил-был молодой художник. Он был красивый и жизнерадостный. Он любил рисовать красивые пейзажи и красивых людей, и картины у него получались тоже красивые. Однажды его позвали нарисовать портрет одной молодой девушки. Увидев её, он сразу же полюбил её, и портрет её был самым лучшим портретом в его жизни. Король страны даже хотел забрать этот портрет себе, чтобы повесить в своей галерее, но его позвали в крестовый поход, и он уехал.



А художник сделал девушке предложение, и они поженились. У художника была своя комната, светлая и с большими окнами, и молодожёны поселились в ней. Жили они весело и счастливо, но, к превеликому сожалению, недолго. Молодая жена заболела и скончалась. Художник был убит горем, с этого дня он навсегда опечалился, и все стали звать его Грустным Художником.



Спустя некоторое время после похорон возлюбленной он понял, что не в силах больше смотреть на её чудесный портрет и изрезал его ножом на мелкие кусочки, как и другие картины, которые оказались в комнате. А потом художник взял ведёрко с красной краской и покрасил комнату, стены, пол и потолок в красный цвет. Так прошёл первый день.



На второй день он взял ведёрко с чёрной краской и нарисовал на красных стенах какие-то тени. Чёрные линии складывались в причудливые узоры, но пока ещё нельзя было сказать, что из этого получится.



На третий день художник взял ведёрко с белой краской и стал рисовать на стенах белые линии. И, когда он закончил, оказалось, что стены Красной Комнаты украшены изображениями всяческих уродов и чудовищ, с длинными когтями и острыми клыками, но страшнее всего была женщина с телом змеи и извивающимися щупальцами, нарисованная напротив окна.



Художник сам не понял, как получилось то, что он нарисовал. В ужасе он сел на табурет напротив женщины-змеи и замер. Так он просидел несколько часов, до самого захода солнца. В сумерках, ему вдруг показалось, что нарисованные на стенах щупальца шевельнулись.



- Этого не может быть! - сказал художник.



И тут нарисованная женщина с телом змеи открыла глаза, и все монстры на стенах пришли в движение. Со всех сторон к нему потянулись когти и щупальца. Женщина-змея убила Грустного Художника, а чудовища разорвали его тело на мелкие кусочки и сожрали их. Красный пол был залит тёплой липкой кровью.



Когда же наступила ночь, все ужасные картинки вернулись обратно на стены. Прошёл день. На следующем закате нарисованная женщина снова зашевелилась. Но, так как в комнате уже никого не было, жадные щупальца потянулись из комнаты наружу, на улицу. Они схватили там полицейского, которые совершал ежевечерний обход, затянули его внутрь, и снова в комнате началось кровавое пиршество.



И так происходило каждый вечер, когда начинали сгущаться сумерки. Один за другим стали исчезать люди. Пелена страха накрыла город. Никто не знал, что делать с нарисованными щупальцами. Наверное, скоро бы в городе не осталось ни одного жителя, если бы про Красную Комнату вдруг не узнала одна маленькая девочка.



Эта девочка была не по годам разумная. Она пошла к знакомому маляру, попросила у него на время ведро с белилами и кисть и отправилась в Красную Комнату. Конечно, она выбрала время пораньше, в яркий, солнечный день, и нарисованные щупальца оказались бессильны, они ничем не могли помешать ей. Девочка засучила рукава и начала белить стены, благодаря её стараниям, чудовища постепенно бледнели, исчезали.



Последним усилием девочка закрасила страшную женщину-змею. Причём она зарисовывала её трижды, покрыла её тремя слоями извёстки. Когда она закончила, наступил вечер. Девочка, уставшая, улеглась спать в этой же комнате и спала до утра. Чудовища её не потревожили.



Вот так маленькая девочка спасла город от Красной Комнаты.





11. Элиза (продолжение)





- ...вот так маленькая девочка спасла город от Красной Комнаты, - с задором закончила Элиза.



- Погоди, это моя или твоя сказка? - изумился Злой Сказочник.



Он вдруг осознал, что сказку давно уже рассказывает не он, а девочка. Такого ещё никогда не случалось.



- Конец, - сказала Элиза, улыбаясь.



Пока Сказочник приходил в себя, она достала носовой платочек и начала вытирать руки - откуда-то на её пальцах появились пятна белой краски.



- Но сказка должна заканчиваться не так! - сказал Сказочник.



- Но теперь она заканчивается так, - невозмутимо ответила Элиза. - Или ты хочешь, чтобы я закончила ту сказку, которую ты начал рассказывать первой?



Увидев, что взрослый в недоумении, она вдруг вскочила и обняла его.



- Не печалься, - сказала она. - Ты ведь тоже так умеешь.



- Я не печалюсь, просто растерян...



- Всё ясно и понятно. Ты - знаменитый Злой Сказочник. А я - маленькая девочка, которая тоже любит рассказывать сказки. Хочешь чаю?



И, не дожидаясь ответа, она выскользнула куда-то за дверь. Когда она вернулась с заварочным чайником и чашками, Сказочник спросил:



- Может быть, ты дашь мне какой-нибудь совет?



Элиза налила ему в чашку горячий ароматный чай и лукаво улыбнулась.



- Нет. Я ведь не прорицательница. А скажи мне, сколько сказок ты знаешь?



- Много... - Сказочник слабо усмехнулся. - Могу рассказывать без перерыва несколько лет подряд.



- Ого! - девочка восхищённо округлила глаза. - И все из них злые и страшные?



Сказочник подумал и ответил:



- Нет.



Потом он допил чай, встал и протянул девочке стопку исписанных листов бумаги.



- Это тебе. Подарок.



- Это сказки? - Элиза прижала рукопись к груди. - Я уже умею читать.



- Да, сказки. Причём, как мне кажется, они не очень злые... здесь есть про русалочку, про замок на облаке и несколько других...



- Спасибо! - Элиза спрятала подарок под подушкой, а потом, подумав, заметила:



- Ты не должен мне отдавать сказки просто так. Вдруг я напечатаю их под своим именем и заработаю много денег?



- Что-что? - Злой Сказочник ничего не понял.



- Я ведь могу нарушить твоё авторское право, - попробовала пояснить Элиза, но увидела, что взрослый всё равно ничего не понимает.



- Мне пора, - сказал Сказочник.



- Я буду скучать, - сказала Элиза. - Ты не такой уж и злой. И выглядишь устало. Мой отец тебе уже заплатил?



- Не помню, - сказал Сказочник. - До свидания, Элиза!



Девочка ещё раз обняла Злого Сказочника, почему-то ей было очень грустно.



И они расстались.





12. Домик, увитый плющом





Злой Сказочник, покинув дворец, вскоре покинул и Город Радости. Он вышел из западных городских ворот и пошёл куда глаза глядят. Дорога, петляя, провела его через дремучий лес, небольшое селение рыбаков, потом Сказочник поднялся в горы и миновал перевал. Он нигде не останавливался. Встречные люди часто узнавали его, но делали вид, что не знают.



Путешествие длилось неделю, а может быть, и месяц. Сказочник не обращал внимания на течение времени. Оно потеряло для него значение. Злой Сказочник шёл на запад, пока не увидел стены ещё одного города. Это был город, из которого он начал своё путешествие. Он миновал окраину, ступил на столь знакомые улицы и, недолго думая, отправился домой. Странно, но сегодня никто из детей не метал ему в спину камней.



Подойдя к своему дому, странник остановился. Он не мог поверить в то, что видел. Как он мог забыть, что это его дом увит диким виноградом и плющом, что в его доме в окнах нет стёкол, а вместо них - чёрные шторы?



На внезапно ослабевших ногах Сказочник приблизился к двери, толкнул её и вошёл внутрь. В комнате он увидел девочку с золотыми волосами. Она сидела в его любимом кресле и, как в давнем сновидении, вязала на спицах. Увидев его, она отложила рукоделие и улыбнулась ему.



- Я тебя давно жду, Сказочник, - сказала она.



Он подошёл ближе.



- Теперь я могу снова услышать твою песню, доброе создание? - спросил он осипшим голосом.



- Конечно, Сакамар, - ласково ответила девочка. - Теперь самое время.



И она запела. Звуки чарующего голоса наполнили комнату. И снова, как тогда, во сне, Сказочник услышал, что она поёт о нём. Это была самая прекрасная песня, которая только могла звучать в его жизни. Но теперь это было наяву. Осчастливленный, он опустился на пол, у ног золотоволосой девочки, а она всё пела и пела. Он только сейчас понял, насколько сильно устал, за все эти долгие годы. Глаза Сказочника смежились, и он крепко уснул.



Девочка, чтобы не разбудить его, пела всё тише и тише.



Потом она взяла в руки то, что вязала, и обрезала нитку.





Музыкальная иллюстрация: Ария - Там, высоко



Дата сообщения: 02.04.2011 19:06 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



3 апреля - Водопол (День Водяного).



Алексей Николаевич Толстой



Водяной





Лежит на возу мужик, трубочку посасывает – продает черного козла. А народу на ярмарке – труба нетолченая.



Подходит к мужику седой старец, кафтан на нем новый, а полы мокрешеньки. – Ишь угораздило тебя на сухом месте измочиться, – сказал мужик. Поглядел старец из-под косматых бровей и спрашивает: – А ты пустяки не говори; продажный козел-то? – Не для себя же я козла привел; продажный.



Сторговались за три рубля, старик увел козла, а мужик принялся в кисет деньги совать и видит – вместо трешницы лягушиная шкурка.



– Держите его, провославные! – закричал мужик. – Водяной по ярмарке ходит!



Собрался народ: стали шуметь, рукавицами махать; мужика в волостную избу повели; продержали весь день и выпустили; и пошел он в сумерки домой, а дорога – лесом. Вдруг видит мужик: идет его козел, крутые рога опустил, топает ножками, а на нем верхом чучело сидит зеленое, рачьи усы растопыркой, глаза плошками.



Проехало чучело, ухватило лапой мужика, посадило с собой рядом; помчались к озеру да с кручи вместе – прыг в воду, очутились на зеленом дне.



– Ну, – говорит ему чучело, – народ мутить, меня ловить будешь али нет? – Нет, уж теперь мне, батюшка водяной, не до смеху. – А чем ты себя можешь оправдать, чтобы я тебя сейчас не съел? – Мы народ рабочий, – отвечает мужик, – поработаю на тебя. – А что делать умеешь? – Неученые мы, батюшка водяной, только баклуши и бьем. – Хорошо, – говорит водяной, – бей баклуши… – и ушел.



Стал мужик из осиновых чурбанов баклуши бить, сам плачет, рыдает. Много набил, целую кучу. Пришел водяной и удивился: – Ты что это вытворяешь? – Баклуши бью, как вы приказали. – А на что мне баклуши? Почесал мужик спину: – Ложки из них делать. – А на что мне ложки? – Горячее хлебать.



– Ах ты дурень, ведь я одну сырую рыбу ем. Ни к чему ты, мужик, не годишься. Держись. Щелкнул водяной мужика по маковке и обернул его в ерша.



Потом усы раздвинул, рот раскрыл и стал ерша заглатывать. А мужик, хоть и в ерша перевернулся, и тут угодить не мог; уперся водяному поперек горла щетиной. Закашлял водяной, задавился, вытащил ерша и выкинул его из воды на берег. Отдышался мужик, встал на ноги, в своем виде, почесался и сказал: – Ну да, оно ведь это тоже нелегко, с крестьянством-то.


Прикрепленное изображение (вес файла 190.2 Кб)
49079084_S.jpg
Дата сообщения: 03.04.2011 20:49 [#] [@]

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ



8 апреля - Международный день цыган



Старый цыган и спорники



Цыганская сказка





Жил старый цыган со своей женой, и был у них сын. Короче сказать, в одно прекрасное время поставил цыган палатку и говорит жене:



– Поеду-ка я в город на ярмарку, лошадей менять!



Взял цыган кнут и отправился. Полем едет, лесом едет. Выехал он на опушку леса и вдруг видит: выбегают к нему навстречу шесть мальчиков и шесть девочек – росточка маленького, на каждом голубые штанишки и красные рубашечки, расшитыми кушаками подпоясанные.



– Стой, – кричат дети, – ты куда? Отвечает им цыган:



– Менять еду!



– Ну давай езжай! Удача будет!



Удивился цыган такому разговору, но виду не подал, а сам тронул лошадей и подался в город.



А в городе в тот день была такая ярмарка, какой цыган еще в жизни не видал. Неслыханная выпала цыгану в тот день удача, и домой возвращался он с большими деньгами. Подъезжает он к тому месту, где с маленькими детишками повстречался, а они уже поджидают его:



– Ну, скажи, хорошо ли поменял?



– Хорошо, хорошо! Спасибо! Что вам дать, скажите? Ничего для вас не пожалею!



– Ничего нам, дядя, не надо! Жди нас сегодня к себе в гости. Только смотри, сделай так, чтобы нас никто не увидел!



Едва наступила ночь, а дети уже в шатре старого цыгана. Просят они его:



– Ты приготовь, где бы нам от людского глаза спрятаться.



– Вы заходите, – говорит цыган, – я уже все для вас приготовил.



А в шатре цыгана, в его кибитке, стоял большой сундук. Там и устроил цыган спорникам место для ночлега, перину расстелил, подушки приготовил – все, как полагается. А они говорят ему:



– Ты нам, дядя, зеркало дай, расческу, помаду, румяна и краску...



Все сделал цыган, как его просили спорники. С той поры привалило ему невиданное счастье: за что ни возьмется цыган – все у него спорится, в любом деле ожидает его удача. Но каждое утро, когда вся семья цыгана вставала после сна, предупреждали его спорники:



– Хороший ты человек, дядя, понравился ты нам. Только смотри, чтобы никто не знал, что мы у тебя живем, ни одна живая душа...



Много ли, мало ли времени прошло, только однажды утром, когда еще весь табор спал, подошла к шатру старого цыгана одна цыганка. Понадобилась ей горящая головешка, чтобы костер разжечь. А спорники по ночам только и делают, что пляшут да веселятся. Так и возятся в своем сундуке до третьих петухов. Услыхала цыганка возню в шатре старого цыгана и давай ругаться:



– Что такое? Еще чуть свет, еще спят все, а они танцуют, другим спать не дают. Будьте вы прокляты!



Едва произнесла цыганка свои проклятия, как спорники тотчас и сгинули. Перед восходом солнца встал старый цыган, подошел к кибитке, прислушался – не слыхать привычного шума.



– Вы здесь? – спрашивает.



Нет ответа. Открыл сундук, посмотрел, а там нет никого.



– Что такое? – удивился цыган. – Ушли и никого не предупредили...



Так прошел день, а после полуночи вышел старый цыган на дорогу и стал спорников звать. Только напрасно кричал он на весь лес – так к нему никто и не вышел.



Прошло несколько дней. Как-то раз поехал старый цыган по своим делам в город. И снова на том же самом месте к нему навстречу спорники выбежали.



– Дядя! – кричат. – Мы бы пожили у тебя, да только есть у вас в таборе женщина одна нехорошая. Прокляла она нас, обругала недобрым словом. Не можем мы теперь жить у тебя, дядя.



Отвечает им цыган:



– Хорошо мне было с вами, деточки, да раз так получилось, то идите с богом.



И спорники ушли, сказав на прощанье, что все равно будут помогать старому цыгану в его делах.



– Будешь в город ездить, всегда нас здесь найдешь. А жить у тебя нам, знать, не судьба.



С тех пор так и повелось: как поедет цыган в город, на своем заветном месте обязательно спорников встретит.



Проходит неделя, проходит вторая, проходит третья. Как-то раз говорят спорники старому цыгану:



– Смотри, дядя, та самая цыганка, что нас прокляла, хочет и тебе недоброе дело сделать. Купишь ты сегодня лошадку, а она по воле той цыганки увезет твоего сына неведомо куда.



– Что же мне делать? – испугался старый цыган. – Научите.



– Ничего ты сам сделать не сможешь, потому что колдунья та цыганка. Только мы сможем тебе помочь. Не переживай, не плачь по сыну, мы его в беде не оставим. Скажи ему, что, когда воротим мы его обратно, пусть он все свои силы соберет, всю свою ловкость проявит, но лошадку ту объездит. Стоит ему три раза на ней вокруг табора проехать, как станет та лошадка послушней дитя малого...



Так и получилось, как сказали спорники. Привел старый цыган домой на ярмарке купленную лошадку. Решил сын цыгана на той лошадке прокатиться, вскочил в седло, а тут подскочила к нему та цыганка, что спорников прокляла, ударила лошадку прутом, та взбесилась и рванула в лес. Только ее и видели.



Так день за днем прошло шесть недель. Старый цыган места себе найти не может. Хоть и верил он спорникам, но все равно на душе у него неспокойно. К исходу шестой недели услыхал старый цыган на рассвете конское ржание, топот копыт и выбежал из шатра. Глядит: из леса бежит уже не та лошадка, что он для сына купил, а красавец конь, на том коне его сын сидит и с трудом поводья держит, а позади спорники бегут, коня того погоняют. Вспомнил старый цыган наказ спорников и крикнул:



– Сын мой, вижу я, что мало у тебя сил осталось. Соберись с силами, покажи ловкость цыганскую, проскачи три раза вокруг табора!



Собрал сын старого цыгана последние силы, натянул повод покрепче и направил коня в объезд табора. Только первый круг сделал – сбавил конь свой бег. Второй круг проехал – конь шагом пошел. Третий круг закончил – встал конь у шатра старого цыгана. Не слез с коня сын старого цыгана, а упал ему на руки, едва живой. Только на третий день пришел он в себя.



С той поры вернулась к старому цыгану удача. А злая цыганка пропала из табора, и больше ее никто не видел.


Прикрепленное изображение (вес файла 152.4 Кб)
1566192.jpg
Дата сообщения: 08.04.2011 20:22 [#] [@]

Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778

Количество просмотров у этой темы: 316327.

← Предыдущая тема: Сектор Орион - Мир Алнилам - Грусть Дракона (персональный)

Случайные работы 3D

Koenigsegg Ccx Stig Edition In-game 3d Model Next Gen
Враг (доработка)
Kvart
скажите,доктор,а ваш папа, не подрабатывал в гестапо?
Без названия :)
Пресмыкающиеся

Случайные работы 2D

Pirates Needs Your Money
Peacemaker
Shadowvscorrupted
загадочное дерево
Yak-9
Mech
Наверх